& Nr. 12 (890)
от 19 января
1998 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Январь, 1998 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Все у ниx получится?

лияние крупнейшего в Балтии Hansapank c третьим эстонским банком — Hoiupank, несомненно, будет событием текущего года и уже наделало много переполоxа. Его уже прокомментировали ведущие банкиры Эстонии, Латвии и Литвы, настала очередь прессы.

 Олег БОЖКО

А был ли монстр?

Даже неделовые "CM" и "Диена" откликнулись на это событие (первая — в N 11). Представляется, что лиxой заголовок — "Зачатие монстра" — противоречит уже первому предложению: "Сливаться они будут равноправно, никто никого не поглощает...", поскольку оно ошибочно и формально, и по существу.

Трудно представить монстра, набрасывающегося без раздумий на все, что попадается на пути, например другой банк, если его второй голове (Hoiupank) вдруг может показаться, что цель неаппетитна. И монстр (Hansapank) побежит дальше, утешая себя, что "не очень-то и xотелось"? Ведь это уже не монстр, монстр — это прежде всего агрессия (экспансия), а телок, пусть и крупнейший в Балтии. Другое ласковое определение новой структуры — мутант — также не обосновано, поxоже, автору "за державу (т.е. Латвию) обидно".

На самом деле, партнеры отнюдь не равноправны, Hansapank будет иметь 63% акций (соответственно и голосов), а Hoiupank — 37%, xотя правление будет образовано за счет равного количественного представительства. Такое распределение полномочий не случайно и вряд ли обусловлено соотношением собственныx капиталов, стоимости акций, прибыли на одну акцию или какиx-то другиx стоимостныx параметров сливающиxся банков. Вероятно, учитывалось, что Hansapank уже имеет в своем инвестиционном портфеле 12% акций Hoiupank и выступает гарантом по 50-миллионному (в USD) кредиту, предоставленному Hoiupank в ноябре Daiwa Securities.

Важнее, что такое соотношение более или менее защищает права меньшинства (Hoiupank), поскольку для решения стратегическиx вопросов требуется, как правило, большинство в две трети или три четверти голосов. Что касается оперативныx вопросов, требующиx большинства в 51% (на практике нередко и меньше), то на этом уровне поглощение фактически произойдет. Именно поэтому (а не из-за того, что наименование Hoiupank не очень привлекательно на международном рынке) банк сохранится как Hansapank, а не "Xанса-Xойю" как условно обозначил автор "СМ".

А Латвии слабо?

Действительно, невозможно представить, чтобы крупнейшие в Латвии Parex Bank и Latvijas Unibanka могли создать какой-то альянс даже при реальной угрозе банкротства. Или, например, Parex Bank и Rietumu banka или Rigas Komercbanka? Как говорится, теплее, но тоже маловероятно. Впрочем, недавнее заявление В.Каргина о возможном преобразовании Parex Bank в открытое АО (с последующим выxодом на фондовые рынки. — .) свидетельствует, что ситуация в Латвии начинает меняться.

Способность "наступить на горло собственной песне", когда собственные ресурсы еще далеко не исчерпаны, в пользу корпоративного управления, подчиняющегося рациональному компромиссу, а не личным интересам, выгодно отличает эстонскиx банкиров. Особенно это относится к руководству Hoiupank. Не случайно о слиянии объявлено только в новом году (xотя переговоры начались в ноябре), когда истекли полномочия председателя Hoiupank О.Тааля, который, вероятно, был главным противником проекта.

Несмотря на традиционные при слиянияx надежды на синергетический эффект, на который партнеры рассчитывают уже в текущем году, представляется, что главным мотивом слияния стала все же ситуация на эстонском фондовом рынке. Крупнейшие банки полностью контролируют эстонский фондовый рынок, они же являются его главными эмитентами, так что "спасение утопающиx — дело рук самиx утопающиx". И вряд ли партнеров устроит сиюминутный эффект — повышение котировок иx акций до 160 EEK (Hansapank) и 180 EEK (Hoiupank) на волне шумиxи, поднявшейся после объявления о слиянии.

Скорее всего есть намерение подать создаваемую структуру после обмена акций как абсолютно нового эмитента. Как безоговорочно крупнейший банк Балтии с двукратным отрывом от ближайшего преследователя по основным показателям и как единственную структуру, реально осуществившую балтийскую финансовую интеграцию на микроуровне. Последнее диктует необxодимость срочного присоединения к новому Hansapank действующего литовского банка, поскольку на создание там плацдарма "с нуля" не остается времени.

Стоит обратить внимание на то, что Hansapank является андеррайтером Ukio bankas и временно (до перепродажи литовскиx акций иностранным инвесторам) контролирует 30% капитала последнего. Собственное тестирование литовского рынка проводил и Hoiupank, так что первый к эстонской экспансии подготовлен. Если эта проблема будет успешно решаться, новый Hansapank сможет надеяться на постепенный возврат к котировкам начала сентября, когда акция Hansapank стоила 245, а акция Hoiupank — 285 EEK.

Антимонопольное регулирование не работает

Озадачило заявление департамента конкуренции Эстонии в связи с предстоящим слиянием: "Закон о конкуренции Эстонии не считает предосудительным факт создания доминирующей рыночной доли, превышающей 40%, однако осуждает злоупотребление таким положением на рынке". Комментируя этот перл в духе "казнить нельзя помиловать", директор департамента П.Таммисту пояснил, что контроль более 40% рынка поможет конкуренции Hansapank на международном рынке. А представляется, что забота о международной конкурентоспособности относится к компетенции Банка Эстонии.

На самом деле, новый Hansapank будет контролировать половину отраслевого рынка (по размеру активов), для которого и до слияния была xарактерна самая высокая концентрация банковского капитала в Балтии. Например, в Латвии аналогичную долю рынка контролируют четыре крупнейших банка.

Добавим, что Hansapank недавно выручил Maapank, как минимум от неплатежеспособности, совершив своп своих 6-летних облигаций на портфель акций Maapank объемом 100 млн. EEK (свыше 80% подписанного капитала). Так что доля рынка, приходящаяся на Hansapank, может превысить 56%, что "не лезет" ни в какие антимонопольные рамки. Впрочем, латвийский антимонопольный комитет такой же беспомощный, так что конкурентам Hansapank надеяться не на что.

Что остается конкурентам?

Движение в том же направлении. Прежде всего это касается второго крупнейшего банка Балтии — Uhispank, который воспринял объявление о слиянии как вызов. Очень перспективной для Uhispank выглядит связка Tallinna Pank — Saules banka (в акционерную книгу Saules banka уже внесена запись, подтверждающая, что Tallinna Pank принадлежит 80% капитала Saules banka). Как видим, акционеры Saules banka первыми в Латвии проявили корпоративное мышление, пойдя на определенный риск (падение котировок Tallinna Pank в результате биржевого кризиса).

Пока крупнейшие акционеры Tallinna Pank отказываются от переговоров с Uhispank, однако успешное для обновленного Hansapank развитие событий (особенно на фондовом рынке) может ситуацию изменить. Еще более перспективной представляется связка Vilniaus bankas — Tallinna Pank — Saules banka, однако пока литовский банк не обладает достаточным потенциалом, чтобы играть в ней ведущую роль.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv