«Бизнес & Балтия» Nr. 211 (1844) от 29 октября
2001 года
Распечатано с http://arhiv.bb.lv/?p=1&i=1045&s=9&a=47306

Афганский транспортный коридор. Кому выгодно и кому невыгодно усмирение талибов.

1991 г. операция "Буря в пустыне" не была войной против Ирака или Саддама Хусейна, это была война за контроль над ближневосточной нефтью. Сегодня операция "Несокрушимая свобода" — это не война против Афганистана или Усамы бен-Ладена, а война за новый "шелковый путь". XXI век — век логистики, и битва за наикратчайший транспортный коридор началась.

 Виктор ПОДЛУБНЫЙ

Афганский транспортный коридор.
Кому выгодно и кому невыгодно усмирение талибов.

США — Россия, большая игра

Афганистан не знаменит никакими энергетическими ресурсами, не богат он и полезными ископаемыми. Но эта страна лежит на кратчайшем пути транспортировки нефти и газа из Западной Сибири и Средней Азии к берегам Индийского океана. Контроль над экспортом этой нефти и этого газа остается главным в споре между США и Россией.

В начале 90-х годов район Каспийского моря представляли как новый Ближний Восток. На деле потенциал оказался более скромным (или умышленно, с далеко идущими целями, представлен таковым). Тем не менее доказанные запасы этой зоны сопоставимы с запасами нефти и газа в Северном море. Их месторождения сосредоточены главным образом на территории трех республик — Азербайджана, Казахстана и Туркменистана. Этот регион сразу же оказался в центре новой "большой игры" между США и Россией. За десять лет мусульманские республики на периферии России так и не смогли решить вопросов с прокладкой новых трасс нефте— и газопроводов. Главной причиной всех этих трудностей является "закрытый" характер Каспия: нужно пересечь целый ряд стран, имеющих между собой нередко конфликтные отношения, для того, чтобы выйти к портам Черного или Средиземного моря. При этом республики Средней Азии хотят избавиться от необходимости транспортировки нефти через российскую сеть. Происходит это при неявной поддержке США, которые при этом не хотят, чтобы нефтепровод шел и через Иран.

Из появившихся в последние годы многочисленных конкурирующих между собой проектов экспорта среднеазиатского газа и нефти на мировые рынки был реализован только один: проходящий по территории России нефтепровод протяженностью 1 500 км, который связывает месторождение Тенгиз в Казахстане (одно из самых крупных месторождений в мире, запасы которого оцениваются почти в миллиард тонн) с российским портом на Черном море — Новороссийском. Его введение в эксплуатацию в марте 2001 г. позволило Казахстану (на зависть прочим) повысить свои экспортные возможности сразу вдвое (нефтепровод может транспортировать 67 млн. тонн сырой нефти в год).

Это была победа России в битве с США за контроль. Ее труба снизила шансы на прокладку другой трубы — нефтепровода Баку — Джейхан (протяженностью 1 730 км). По этому нефтепроводу должна перекачиваться нефть, добываемая в Азербайджане, к побережью Средиземного моря через территорию Грузии (теперь ставшей "неспокойным" регионом). И этот проект, поскольку он исключает из игры Россию, поддерживала американская администрация. Правда, против него выступили ведущие нефтяные компании, которые сочли проект дорогостоящим и трудноосуществимым (нефть надо от уровня моря поднять на высоту в 4 000 метров, а потом снова спустить на уровень моря).

Щель в горах

В этом смысле идеальным путем экспорта нефти и газа Средней Азии (и Азербайджана) остаются плоскогорья Ирана. Путь к морю (к Персидскому заливу) является самым коротким, да и сеть нефтепроводов там уже готова. Но эта очевидная перспектива намертво блокирована американскими санкциями, введенными против этой страны в 1996 г. К тому же Иран в этом регионе играет на поле России...

Но рядом находятся плоскогорья Афганистана, с как будто специально предусмотренной "щелью" между горными хребтами Гиндукуш, Копетдаг и Кухруд. Она проходит с севера на юг, вдоль границы с Ираном. Причем "щель" обеспечивает выход трубе не в "горячий" Персидский залив, а непосредственно к тихому пакистанскому берегу Индийского океана. Пакистан — давний друг США. Осталось "сделать" другом Афганистан, убрав талибов с бен-Ладеном и посадив в Кабуле кого надо.

Тогда будут наконец разблокированы гигантские нефтяные запасы Казахстана. Правда, во время встречи в июне 1998 г. между председателем КНР Цзян Цзэминем и его казахским коллегой Нурсултаном Назарбаевым впервые заговорили о строительстве прямого нефтепровода в Китай (протяженностью 3 000 км). Но этот весьма дорогостоящий проект так и не обрел конкретных форм.

Туркменистан также получит для своих огромных запасов газа и нефти иной путь сбыта. Причем в обход России, которая пока покупает у него газ по самой низкой цене, а затем перепродает его вдвое дороже или Турции, или Европе (через Украину).

Узбекистан (новый друг США), недра которого тоже богаты и газом, и нефтью, вообще представляет собой "двойной анклав". Поэтому и узбеков очень обрадует умиротворение Афганистана американцами — их хрустальная мечта протянуть прямую нитку нефтепровода до пакистанского порта Карачи.

Короче говоря, победа США над талибами и установление мира в этой стране позволило бы Средней Азии установить связи с внешним миром не только через Россию. Этого очень хотят и США. Но этого совсем не хотят талибы. И еще, сами понимаете, кто...