& Nr. 19 (1401)
от 27 января
2000 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Январь, 2000 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



На кого работал Лавент? Со сталинской статьей — в ХХI век?

татья Уголовного закона Латвии о вредительстве, которую пытаются инкриминировать банкиру Александру ЛАВЕНТУ, возвращает страну к временам сталинских репрессий. Сегодня, в XXI веке, необходимо покончить с этой дикостью, иначе Европа к 2005 году нас не поймет. Полагаю, что сейчас проблему может решить только президент Латвии.

 Виталий ШПИКИН, предприниматель, кандидат юридических наук

На кого работал Лавент?
Со сталинской статьей — в ХХI век?

По африканскому пути

А.Лавента обвиняют во вредительстве, в преступлении против государства. Правомерно спросить, каковы же мотивы этого преступления? Может быть, он вредил с целью изменения государственного строя? Может, его, А.Лавента, не устраивало независимое Латвийское государство, и он вредил с целью возврата к бывшей Латвийской ССР?

Однако в симпатиях к cоциализму А.Лавент замечен не был. Более того, был судим при социализме по части государственных преступлений, т.е. социализм ему явно не нравился. Коммунистов он как будто тоже не жаловал, в КПСС не состоял, да и впоследствии, как известно, не был ни спонсором, ни членом этой партии.

Нет сомнений, что капиталистический путь развития страны А.Лавента устраивал, о социализме он не мечтал. Может, тогда он вредил, имея в виду какое-то третье государственное устройство в Латвии, к примеру, по образцам стран Африки или Латинской Америки? Однако это не было доказано следствием.

Итак, с какой целью вредил А.Лавент, непонятно. Вместе с тем известно, что А.Лавент немало денег вкладывал в латвийскую культуру, проведение международных мероприятий в стране. Это, безусловно, способствовало повышению авторитета латвийского государства и никак не согласуется с обвинениями во вредительстве.

К тому же А.Лавент постоянно проживал в Латвии, приобрел значительную собственность для себя и жены, развил систему филиалов Banka Baltija до самой значительной в Латвии. Если А.Лавент собирался вредить государству, то он неизбежно навредил бы и себе.

С большой долей вероятности можно сказать, что при организации Banka Baltija А.Лавент думал не о вредительстве. Деньги были единственной целью А.Лавента при организации банка и единственным стимулом в развитии.

Сценарий один, а судьбы разные

Интересно, что до краха Banka Baltija в аналогичной ситуации оказался Depozitu bankа, однако руководство Depozitu bankа арестовано не было. Кстати говоря, последующие кризисы показали, что все можно пережить, но без паники и неквалифицированного вмешательства государства. Арест банкиров и лишение лицензии в таких случаях не выход. В недавней истории правительство и Банк Латвии дали шанс оживить Rigas Komercbanka, и опыт удался.

Вот и встает вопрос: является ли А.Лавент вредителем или он плохой банкир, которого не захотело поддержать государство для пользы самого же государства? По всему видно, что А.Лавент сделал неверную ставку на слабость и падение лата, что в итоге привело к падению А.Лавента, а не лата. Кроме того, падение банка было обусловлено общим ажиотажем на рынке депозитных вкладов и неквалифицированными действиями Банка Латвии и прокуратуры ЛР.

По такого рода делам объективным доказательством вины может быть только документальная ревизия и последующие допросы экспертов в суде.

По методу Вышинского

У следствия есть серьезные проблемы с точки зрения теории доказательств. Судя по всему, тоталитарная практика начального социализма изучена не была. Эта практика требовала прежде всего любой ценой добиться признания обвиняемого и его подельников, а также привлечения свидетелей, которые бы говорили именно о вредительстве. Только в этом случае можно говорить об умысле, без чего нельзя судить по настоящей статье.

В нашем конкретном случае все гораздо хуже. А.Лавент ничего не признает, да ему и нечего признавать. Нет и свидетелей, которые говорили бы о целенаправленной деятельности А.Лавента во вред латвийской государственности.

Тоталитарная практика опиралась на псевдонаучные обоснования. Называлось это — объективным вменением, т.е. какую статью вижу, такую и вменяю, был бы человек. А философски эту позицию обосновал небезызвестный А.Вышинский, определив, что истина относительна. Вот и сидит А.Лавент относительно законно.

О практике 1930-х годов напоминает и еще один факт. С подачи генпрокурора Латвии Я.Скрастиньша в газете Diena были опубликованы оперативные данные спецслужб. C их помощью еще до судебного приговора прокуратура попыталась представить А.Лавента преступником, сформировать негативное мнение, в том числе и у предполагаемого суда. Такая практика является недопустимой, если, конечно же, не вспоминать о годах сталинских репрессий, когда газеты до суда обличали вредителей.

В этой ситуации, конечно же, необходим строгий парламентский контроль за работой прокуратуры, что бы об этом ни говорили противники этого контроля. Уж больно печальна нынешняя практика.

Статья для политических задач

Статью о вредительстве латвийские законодатели либо по недомыслию, либо по надобности автоматически перенесли из Уголовного кодекса Латвийской ССР, т.к. по сути редакции этих статей совпадают.

Однако в 1950-1960-е годы практически все осужденные за вредительство были реабилитированы, и тем самым признана несостоятельность этой статьи как меры уголовного преследования. Применение этой статьи было признано средством воздействия на политических противников. И все же в Уголовном кодексе Латвийской ССР эта статья присутствовала, хотя судебной практики в Латвийской ССР уже не было.

Вместе с тем вредительство как таковое, по моему мнению, не является понятием уголовного права, слишком оно расплывчатое для конкретных дефиниций уголовного права, не подлежащих расширительному толкованию. В уголовном праве есть конкретные понятия, например "террористический акт", "бандитизм", "шпионаж" и так далее. Понятие же "вредительство" — чуждое Уголовному закону, привнесенное извне для решения политических задач.

Компания "вредителей" может пополниться

Думаю, что статье с названием "Вредительство" вообще нет места в Уголовном законе ЛР. Иначе нетрудно предположить, что коль скоро применили столь одиозную статью в области финансов, значит, она может быть применена и к другим субъектам, которые могли осуществлять вредительскую деятельность в других отраслях. История учит: вредители организуются в группы.

Например, в свое время была ликвидирована латвийская промышленность, в частности был закрыт флагман латвийской экономики со 100-летней историей — завод ВЭФ. При этом на улицу выгнали 22 тысячи рабочих и служащих, лишили бюджет значительных денежных поступлений. Так же сложилась судьба ряда других латвийских предприятий, культурных, научных и спортивных учреждений. Эти действия с учетом сегодняшней практики вполне можно квалифицировать как вредительство. Соответственно, статью о вредительстве можно подогнать и к здравоохранению, и к сельскому хозяйству, по которому "вредители" прошли со страшной силой.

Из всего этого напрашивается вывод: ни экс-банкир А.Лавент, ни те, кто по сути дела привел в упадок многие отрасли хозяйства Латвии, не могут считаться вредителями. Так уж получилось в переходный период от одной системы к другой. Для одних это ложно понимаемые интересы и преимущества, для других — серьезные ошибки или откровенная глупость, в огромной мере — реализация политических амбиций.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv