& Nr. 158 (361)
от 11 декабря
1995 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Декабрь, 1995 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Осень патриарха

ывший художественный руководитель Латвийского камерного оркестра Товий ЛИВШИЦ вновь встал за дирижерский пульт. Это событие, ибо два с половиной года назад он неожиданно ушел на пенсию (добровольно). Несмотря на то, что руководил коллективом почти 30 лет. Хотя его контракт с Филармонией не закончился. А оркестр, считавшийся одним из лучших в бывшем СССР (вместе с оркестром Саулюса Сондецкиса из Литвы), постоянно ездил на зарубежные гастроли.

 Андрей ШАВРЕЙ

— Товий Борисович, почему вы тогда ушли? Вы устали или обиделись на кого-то?

— Ни в коем случае. Решение о прекращении активной работы я принял задолго до его осуществления. Два с половиной года назад я с оркестром ездил в Англию, Германию и Болгарию. После этого удачного турне я решил уйти. Чтобы остались приятные, серьезные эмоции — и у меня, и у зрителей.

— Вы хотели красиво уйти?

— Не совсем. Знаете, никаких внешних обстоятельств для прекращения моей работы не было. Просто в какой-то момент я понял, что сделал все возможное, на что был способен.

Я много гастролировал за рубежом. В советское время выезд за границу был связан со сложными переговорами с чиновниками Госконцерта. Приходилось периодически простаивать в каких-то жутких коридорах, чтобы добиться разрешения на гастроли. Это было трудно. Но все-таки при известной энергии, определенном усилии и некотором везении иногда удавалось осуществлять свои самые смелые мечты. А сейчас все это осталось в прошлом. Госконцерт умер. Все сложности отпали сами собой.

— Будучи пенсионером, вы стали ходить на концерты как зритель. С каким чувством вы смотрели на своих коллег-дирижеров?

— Не было ни зависти, ни ревности.

— Но вы же не могли оставаться равнодушным?

— ( Пауза). Я старался быть (и был) достаточно объективным, чтобы оценить положительные сдвиги, происходившие с оркестром в зависимости от дирижера, стоящего перед ним. Большинство концертов производило на меня самое лучшее впечатление.

— Неужто вы хладнокровно созерцали со стороны?

— Созерцал. И получал при этом удовольствие. И констатировал факты. А еще — почерпнул много поучительного и интересного для себя.

— В человеческом плане какой опыт вы приобрели за эти два с половиной года?

— Я понял, что жизненный опыт приходит слишком поздно. И никому этот печальный опыт не нужен. Его просто девать некуда!

Оказывается, в один прекрасный день ты можешь оказаться пенсионером. При этом неожиданно появляется целый ряд забот, о которых раньше даже не задумывался. Вот все время как-то казалось, что успех, творчество — это надолго, а пенсия — где-то далеко за горами. Всю жизнь стремишься к какой-то цели, и вдруг — мучительная пустота.

Я только сейчас вспомнил, как в молодости кто-то ради красного словца воскликнул: "Эх, уйти бы на пенсию! Тогда начнется другая, хорошая жизнь". Но так это же на Западе человек, выйдя на пенсию, начинает путешествовать, отдыхать... У меня получилась обратная ситуация: я путешествовал и одновременно работал.

В общем, никакой ДРУГОЙ хорошей жизни на пенсии не начинается. Во всяком случае, в наших условиях.

— Вы вновь встали за дирижерский пульт. Испытываете радость победителя?

— Господь с вами. Если говорить о чувствах, то могу сказать предельно откровенно: я вновь получаю огромное удовольствие от самого процесса работы. Меня вновь окружают прекрасные музыканты. Я опять испытываю нехватку времени: за относительно небольшой срок надо подготовить много произведений.

— Ваши творческие планы?

— Завтра в семь утра я сажусь в автобус: уезжаю с оркестром на гастроли в Германию.

— Тогда последний вопрос. Великий Герберт фон Караян умер на сцене, за пультом...

— Надеюсь, меня это не ожидает ( смеется). Не хочу такого конца.

— Почему? Ведь это такая красивая смерть!

— Да, есть такое мнение, что это красиво. Не буду отрицать, что это символично и очень даже впечатляет. Но для меня смерть как таковая не является идеалом. Я бы желал иного: долголетия в памяти слушателей! Когда ты умер, но тебя еще помнят. Вот тогда — другое дело...

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv