& Nr. 240 (1370)
от 14 декабря
1999 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Декабрь, 1999 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Непедагогическая поэма

Универсально-коммерческой школе нервно и неспокойно. Возмутителем спокойствия стал учитель, неожиданно пошедший в атаку на директора и пообещавший ее уничтожить. Школа поначалу заняла оборону, затем подтянула резервы и готовится перейти в наступление.

 Виктор ПОДЛУБНЫЙ

Мы встретились с директором УКШ Ларисой Григорьевной Крегжде по ее просьбе. И разговор наш начался издалека — с того, как сосуществуют в условиях дефицитной экономики наши бедная школа и небогатое государство.

Перестройка и "черный нал"

Лариса Григорьевна стала директором 9 лет назад. И сразу начала капитальную реорганизацию.

Советская школа была сильна преподаванием фундаментальных дисциплин, но при этом каждого ребенка учили всему и в одинаковом объеме, склонности не учитывались. Возникла здравая идея поменять структуру школы, образовав в ней четыре направления образования, определить природные склонности учеников и рекомендовать им учиться на выбранном направлении (факультете).

Через год кропотливой работы авторитет школы стал расти, а вместе с ним и количество учеников: с 850 до нынешних 1 350.

Вся эта большая работа требовала денег. И отнюдь не пяти тысяч латов в год, которые выделяло государство из бюджета, а значительно больших.

Вот тогда родительский комитет и внес предложение собирать деньги в общешкольный фонд развития, поскольку "самое выгодное вложение денег в нашем обществе — в образование детей". На сегодня сборы составляют около 3-3,5 лата в месяц с ученика.

Что касается этого пресловутого "черного нала" в школах, то он сегодня породил много головной боли, слухов, подозрений, жалоб — от темы не отвернешься. Деньги в школах собираются почти повсеместно, через кассовый аппарат они не проводятся, оставаясь де-юре в распоряжении избранного общественного органа — родительского комитета, фактически же ими распоряжается директор школы. Они могут пойти на ремонты, на столы и стулья, на компьютеры... А могут и в другом направлении — все зависит от меры порядочности администрации и от степени управляемости родительским комитетом.

В УКШ этими деньгами ведает выборный Совет школы. При нем есть ревизионная комиссия. И директор просит денег у него, у Совета. Например, на подписку на газеты, потому что школа, кроме "Диены" за бюджетные деньги, не имеет права ничего более выписывать. Или на учебники: малышу нужно 7, старшекласснику 15 учебников на год, а государство дает только на один, а именно — 2 лата 70 сантимов...

Все, что приобретено для УКШ за родительские деньги, находится в школе. Еще ничего не списывалось, краж не было. Все приобретения директор готова подтвердить документами, так что эту составляющую трат можно легко проверить.

А вот другую часть проверить трудно, точнее невозможно, она-то и представляет собою "конфликтообразующую" составляющую.

Удар под перекладину

В 1997 году в УКШ приняли на работу руководителем футбольной секции Владимира Михайловича Коняева. Через полгода он стал учителем физкультуры. То, что с его приходом стало твориться в школе, передадим со слов Ларисы Григорьевны и с большими купюрами.

Коняев стал брать деньги с учеников, мало того — вопреки правилам стал сам сдавать спортзал в аренду, на уроках использовал ненормативную лексику, восстановил против себя весь коллектив... Его, естественно, уволили, прямо в середине учебного года, после чего школа вздохнула с облегчением.

Но Коняев стал угрожать тем, что нашлет на школу разные комиссии, и пока директора не снимут — он не успокоится, и вообще — ей не жить. После чего стал писать во все инстанции: мол, директор — воровка, прокручивает "родительские" деньги через свой личный счет в банке, вывозит из школы ценное оборудование, школьный микроавтобус — в ее собственном пользовании, школьная столовая взята в аренду ее собственным мужем, а коллектив на все это закрывает глаза.

Школа подала заявление в полицию. Там с Коняевым побеседовали и потребовали расписаться в том, что он предупрежден: угрожать нехорошо. Расписавшись, Коняев сказал: "Угроблю!" А после того, как газета "Вести сегодня" опубликовала разоблачительный материал про УКШ, предоставленный Коняевым, школа подключила юристов и готовится к суду (против порочащих действий источника информаци и ее носителя).

Весь этот скандал, повторю, пересказан словами директора. Во время нашей беседы Лариса Григорьевна документально, а где не хватало документов — весьма убедительными аргументами опровергала все измышления г-на Коняева. В числе прочих аргументов были предъявлены и многочисленные письма в подтверждение ее правоты, написанные трудовым коллективом.

Среди них-то и привлекло внимание письмо, написанное аккуратным учительским почерком, от которого повеяло чем-то настораживающим. Письмо начиналось словами: "Мы, ученики 7-го класса..." Пришлось разыскивать Владимира Коняева.

Мат и маты

Владимир Михайлович Коняев на вопрос, знает ли он о том, что УКШ готовится подать на него в суд, ответил с ходу: "Мы ждем его!"

— "Мы" следует понимать как то, что вы не один?

— Не один, но они еще там работают, и я не хочу их подводить.

— Да, но судя по вороху писем, школа на стороне директора и против вас.

— У меня характер прямой, и во время работы в УКШ я стал проявлять слишком большую инициативу. Настаивал на проведении соревнований, просил убирать зал на переменах, а не один раз в день, купить хорошие маты, мячи, которых вечно не хватало. В год на весь спортинвентарь для детей тратилось 600 латов, а на зарплату учителям — 11 000.

Я не был согласен и с постановкой воспитательной работы, со школьным лозунгом: дети — хозяева школы. Потому только, что их родители платят деньги? Некоторые дети ведь начинают понимать это буквально, дети портятся, грубят, подписи под письмами собирают против неугодных учителей, после чего тех увольняют.

Классные руководители деньги с детей собирали под надзором директора. Которая имела перед собой всю картину, и если ребенок не сдавал деньги, то классному руководителю давалась команда, чтобы он "правильно отработал в этом направлении" и собрал все причитающееся. Если приходили родители и напоминали о бесплатном образовании, их ребенка оставляли в покое. Но он становился лишним ртом, на него пальцем показывали.

— Но и на вас были жалобы, что вы себе брали деньги с учеников?

— Я уже отвечал на этот вопрос в полиции, куда переслали то письмо. Меня с ним ознакомили, там были подписи моих учеников. Я у них потом спрашивал, зачем они это сделали. Они ответили: "А что оставалось делать, директор подошла и попросила написать, а вы же у нас уже не работаете..."

— По-вашему, это задним числом делалось?

— А почему о том, что я беру деньги, ни разу не сказали, когда я работал? Не вызывали на педсовет, не потребовали объяснений? По-другому доказать не могу... Я детей письма в свою поддержку писать не прошу, это низко. И никогда не матерился — это ложь и грязь. Вы можете себе представить матерящегося на уроке учителя? Это же всегда всплывет.

— И спортзал в аренду не сдавали?

— Извините, как я мог это сделать при директоре, которая контролирует все? Да, однажды я привел туда детей из соседней школы-интерната, на поле которой мы летом играем в футбол, — у нас нет своего стадиона, не нужен он директору. После чего мне было сказано: "Чтоб в школе тебя не было".

— И угроз в адрес Ларисы Григорьевны с вашей стороны не было — убить, закопать?

— Она может теперь говорить что угодно. Когда мы с коллегами написали о ее поведении, разбирательство затянулось. Директор неглупый человек, и она выиграла время. За это время появились письма учителей, письма учеников, меня стали вызывать в полицию. А коллеги (они в основном женщины) просили меня не отступаться. А тут на свою голову директор обнародовала финансовый отчет о расходах, где все и показала. Но где подпись вот под этой бумагой? И еще: какая там сумма трат на книги? 1 433 лата за год. Разделите на 1 350 учеников... А вот затраты на транспорт — 2 108 латов за год. Это примерно 5 000 литров бензина... Здесь же и статья "актовый зал, паркет", 1 562 лата, можно подумать — уложен новый паркет, но это не так. Статья "детские праздники", 2 893 лата. Но на все кавээны и дискотеки дети покупают входные билеты, на спортивные соревнования — вход платный, я сам билеты продавал, а деньги в баночке сдавал старшему методисту. Вот вам и ученики — хозяева школы! Я не больной шизофреник. Я прямой и правду хочу найти. Две недели назад я и мои коллеги были в Рижской думе, нас на думском комитете слушали 13 депутатов.

— С вами были те, кто уволены?

— И те, кто еще работает.

— И директор о них знает?

— Нет, но очень хочет узнать. Через родителей учеников получила с телефонной станции распечатки телефонных звонков Коняева, кому он звонил. Я уже подал об этом заявление в полицию. Председатель городской школьной управы Г.Хелманис подтвердил, что нарушения в школе есть, у меня есть его официальный письменный ответ. А 7 декабря я был на приеме у мэра города Берзиньша. Мэр взял все документы, обещал передать в ревизионную комиссию думы.

P.S. пыталась созвониться с г-ном Хелманисом. Его секретарь, узнав о цели звонка, переадресовала нас к пресс-секретарю городской школьной управы Лиге Римшевице. Г-жа Римшевица подтвердила, что в УКШ в ближайшее время начнет работать думская ревизионная комиссия. будет внимательно следить за развитием событий, в которых много негатива, но есть и свой позитив. Он в том, что обе стороны стремятся разрешить далеко зашедший конфликт не на эмоциональном уровне, а там, где следует, — в суде.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv