& Nr. 250 (1380)
от 28 декабря
1999 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Декабрь, 1999 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Янис Наглис: "В стране почти уже нечего приватизировать"

ессменного гендиректора Латвийского агентства приватизации (ЛАП) без преувеличения можно назвать отцом приватизационного процесса в Латвии, человеком, которому ведомы подводные течения многих событий, cопровождавших переход государственного добра в частные руки. Недавно он публично сообщил о своем уходе из ЛАП, а в интервью признался, что "в стране уже практически нечего приватизировать". Можно с полным основанием считать, что с уходом Я.НАГЛИСА в Латвии завершается эпоха первоначального накопления капитала.

 Наталья МАКСИМОВА, Александр ВИДЯКИН

С кем вы, мастера приватизации?
Янис Наглис делает ЛАП ручкой

Янис НАГЛИС (справа) покидает пост с чувством выполненного долга.

Отставка во время "оттепели"

— Ваше заявление об отставке вызвало бурную реакцию в высших эшелонах власти. Например, премьер назвал ваше решение "шантажом и провокацией"...

— Да, действительно, мой шаг прокомментировали весьма зло. С моей стороны, возможно, было несколько некорректно, что сначала я поставил в известность о своем уходе общество. Хотя в неофициальных разговорах как с премьером, так и с министром экономики я упоминал о своей близкой отставке. Уж слишком у меня острый язык.

— И все-таки каковы истинные причины вашего ухода? На вас в очередной раз было оказано давление?

— Если говорить о причинах, то все очень просто. В последнее время я не чувствовал удовлетворения от своей работы. Не видел конкретных решений по очень важным вопросам. Хотя ежедневно мы вели переписку с различными организациями, часами консультировались с политиками, объяснялись с оппонентами. Но сколько это можно терпеть? И чего ожидать, если все наши усилия разбиваются о словоблудие? Все это можно было объяснить только тем, что у руководителя ЛАП не хватает знаний, чтобы решить очень важные вопросы. Поэтому мой уход логичен. Я хочу реализовать свои идеи и доказать, что могу чего-то добиться.

— Почему именно сейчас вы решили покинуть ЛАП?

— Есть такие промежутки времени в жизни Латвии, я их называю "оттепелью", когда на тебя не наезжают. Нет политического давления. Чувствуешь себя комфортно и уверенно. И это самый удачный момент, когда можно сообщить о своей отставке. Тогда тебя не обвинят, что решение принято под чьим-то давлением или от страха перед ответственностью.

Я уверен в том, что выбрал самое удачное время, чтобы расстаться с ЛАП. Хотя должен согласиться с премьером, что публичное заявление об отставке я сделал безответственно. Ведь как только стало известно о моем уходе, начались проблемы не только в Латвии, но и в Европе. К примеру, давно я не видел такого обиженного и рассерженного человека, как генеральный секретарь Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). И его можно понять. ЛАП выиграл международный тендер на проведение в Латвии собрания акционеров ЕБРР, и я лично ответствен за координацию этого проекта на уровне Кабинета министров и Сейма. Поэтому я обязательно отправлюсь в Лондон, чтобы объяснить руководству ЕБРР свое решение.

ЛАП — в архив?

— Что будет после вашего ухода с агентством приватизации?

— Я хочу всех успокоить: ну, не повешу же я завтра замок на дверь своего кабинета. Не так легко сдаются дела. Вероятно, мне придется занимать кресло гендиректора ЛАП до мая 2000 года. Я обязательно попытаюсь решить все проблемы, связанные с моим уходом. Для этого собираюсь провести переговоры с премьер-министром, с министром экономики и определить дальнейшую судьбу ЛАП.

Лично моя идея — ликвидация агентства. Я уверен, что оно почти полностью выполнило свою миссию. Агентство не может вечно нести ответственность за приватизацию. Если решение о ликвидации будет принято, то для удовлетворения всех претензий к ЛАП выделится три месяца. По окончании этого срока либо мы выясним отношения в суде, либо сдаем дело в архив. Все — точка. Не бывать тому, что Наглис будет иметь вечный абонемент на посещения комиссий Сейма по расследованию различных дел. Заметьте, как только в парламенте меняется политический расклад, то депутаты вновь создают комиссию и начинают расследовать действия предыдущей комиссии. Все комиссии по сути политические и их не интересует сущность дела. Мне это надоело. Для себя я решение принял на 100%. Более того, мне уже сегодня предлагают интересную работу.

— Где же конкретно вы планируете работать?

— Я лучше скажу, где я никогда работать не буду: в правительственных структурах, в компании, которую контролирует государство, в частных фирмах, где идет или уже прошла приватизация.

Богатство Наглиса

— Вы покидаете пост гендиректора ЛАП человеком состоятельным или богатым знаниями и опытом?

— За годы своей работы я убедился, что все мы, жители Латвии, очень богатые люди. Такого количества народных песен на душу населения нет ни в одной стране мира. Но если серьезно, то за время своей работы в ЛАП я получил колоссальное богатство — это опыт. Сегодня мне достаточно одного взгляда на коммерческий проект, чтобы сказать, будет он удачным или провальным. Все мы, работники агентства, на рынке труда не будем ощущать конкуренции. Трудно оценить материально тот профессионализм, который мы приобрели за время работы в ЛАП. Мы не продались, и это нужно по заслугам оценить. Мы могли свободно высказывать свои мысли и за это надо тоже быть благодарными.

Никогда я не ставил материальное положение на первое место. У меня и в мыслях не было соревноваться с кем-то по количеству заработанных денег. Но надо признать, что все мои элементарные запросы обеспечены. Я могу посетить горнолыжный курорт, дать хорошее образования детям, прокормить семью, поддержать мать. Все мои доходы отражены в налоговой декларации и никогда у меня не было по этому поводу проблем со Службой госдоходов. Между прочим, в этом году я сильно израсходовал свои накопления, так как начал строить деревянный дом. Но думаю, что и после ухода из ЛАП сумею заработать и обеспечить свою семью.

— Вы никогда не жалели о том, что стали главою ЛАП?

— Хочу честно признаться в том, что я в какой-то мере был счастливчиком. Судьба дала мне шанс в открытую получать хорошую зарплату. Но если бы мне было мало и я брал с кого-то деньги, то уверен в том, что потерял бы в два раза больше. Я подсчитал, сколько денег мне приписывают журналисты. Получилось около 51 млн. USD. Правда, позже, по неизвестным мне причинам, журналисты вычли из моего виртуального состояния 6 млн. USD.

— Что вы пожелали бы всем жителям Латвии и читателям конкретно в Новом году?

— Мне кажется, что лучшее пожелание — это слова из Библии: "Дай Бог народу благоразумие и тогда на Земле воцарится мир". Верю и надеюсь, что в новом тысячелетии у нас все получится.

Акции пойдут по миру

— Совет ЛАП наконец-то поставил точку в затянувшемся деле с продажей части государственных акций Latvijas gaze (LG). Как вам удалось убедить в необходимости этого решения оппонентов?

— Ох как нелегко. Но этот год завершается с салютом. Совету и правлению ЛАП все-таки удалось решить два важных вопроса, связанных с LG и Latvijas kugnieciba. Решено продать на открытых торгах на Рижской фондовой бирже 28% акций LG, 10% акций останется в руках государства. По примерным оценкам мы можем получить за акции LG 18-20 млн. USD, но если ситуация будет более благоприятной для нас, то сумма может значительно вырасти.

На днях у меня состоялась встреча с руководством РФБ. Мы определились, как будет проведен тендер для аудиторских компаний и коммерческих банков. Аудиторская фирма должна дать углубленный анализ состояния LG, а один из банков займется размещением акций на международном фондовом рынке. Планируется, что подготовительные работы завершатся до 15 января. После чего мы начнем серию международных презентаций. Собираемся посетить компании, заинтересованные в покупке ценных бумаг LG, — Rurhgaz, Газпром, Gaz de France. Затем познакомим с нашим предложением финансистов из Лондона, Парижа, стран Скандинавии. Особый интерес к LG выразили инвесторы из Италии и Австрии. Нас отговорили от посещения США, так как объем предложения, по их меркам, очень несерьезен.

— Верите ли вы в то, что торги будут удачными?

— Во многом успех торгов зависит и от работы команды, которая будет осуществлять презентацию акций LG, ведь их задача — представить монополиста в более выгодном свете. Надеюсь, что в этом нам поможет министр экономики Владимир Макаров. Пример эстонского министра экономики говорит сам за себя, ведь в основном благодаря его действиям эстонский Telecom был продан за столь высокую цену.

Французы извинились

— Есть ли у претендентов неуверенность, что торги могут пройти нечестно?

— Не так давно Латвию посетил представитель Gaz de France. Я встретился с ним и попытался объяснить наши методы работы. Состоялся конструктивный разговор, в конце которого он принес мне извинения за то, что некоторые личности распространяли басни о нечестной приватизации LG. Последние сомнения у французской делегации пропали после посещения Рижской фондовой биржи, ведь у нас такие же методы ценообразования, как и на Парижской фондовой бирже, что исключает возможность мошенничества. Извинения со стороны представителя Gaz de France были не столь важны для ЛАП, как для меня лично. После двух лет конфронтации они извинились. Но история с французским предприятием заставляет сегодня многие банки и компании задуматься о возможном конфликте интересов. К примеру, уже сегодня банки, которые обслуживают газовые компании, отказываются участвовать в тендере на размещение акций LG на международном рынке.

— Можете ли вы назвать тех, кто уже выбыл из игры?

— Хотя это и не официальная информация, но очень показательный пример — Merita Nordbanken, который отказался от партнерства с РФБ в организации международных торгов LG, так как совсем недавно среди акционеров монополиста появилась финская компания Neste. Сейчас ей принадлежит около 2% акций LG.

Спецслужбы проверяли LG

— Как вы нашли общий язык с представителями "ТБ"/ДННЛ?

— Я могу понять по-человечески представителей "ТБ"/ДННЛ, ведь в их политической программе говорится о нежелательности приватизации стратегических предприятий зарубежными инвесторами. Но ЛАП не делит инвесторов на местных и зарубежных. Для нас главное, чтобы у них были "чистые" деньги. Безусловно, "ТБ"/ДННЛ нелегко было отступить от своих убеждений, но решающий шаг сделал министр экономики. Как видно, государственные интересы возобладали над партийными.

Если же говорить о законности приватизации LG, то у нас на руках имеется заключение Генпрокуратуры, в котором говорится, что они не нашли в действиях ЛАП никаких нарушений закона. Более того, как мне известно, над этим вопросом работали латвийские спецслужбы, но и они не нашли криминала в процессе приватизации LG. А если у некоторых личностей есть желание доказывать обратное, то извините, патологические болезни очень тяжело излечимы.

С пароходством как в сказке

— Почему так длительно и, извините, бездарно протекает приватизация компании Latvijas kugnieciba (LK)?

— Принятие решений по приватизации крупных предприятий — дело очень трудное. Тут берется в расчет много факторов, но основную роль играет политический. Когда принимались решения при правительстве В.Криштопанса и частично при правительстве А.Шкеле, не были учтены полностью предложения экспертов, которые досконально изучили вопросы приватизации LK. Вспомним, например, аукцион при правительстве В.Криштопанса, когда цена одной акции была установлена в 2 Ls. Это абсолютно нелогичное и глупое решение, наделавшее много вреда. От своих коллег приватизаторов в странах с переходной экономикой я вообще никогда не слышал, чтобы устраивали аукцион по цене. А у нас при Криштопансе такой аукцион состоялся.

Если говорить о решении правительства А.Шкеле, то оно было компромиссным — с учетом мнений трех партий. И хотя тоже было отступление от предложений ЛАП, но это еще можно принять. C нашим пароходством, как в одной латышской сказке. Ее герой на стеклянную гору только с третьего раза забрался и покорил-таки сердце принцессы. Думаю, с третьей попытки мы тоже доберемся до каких-то результатов.

— Как бы вы сформулировали причины провала декабрьского аукциона по продаже 44% акций LK?

— Во-первых, дело в том, что мы не продаем контрольный пакет. Во-вторых, цена. Продается меньший пакет, значит, меньше цена. Если бы продавали пакет в 51%, то можно было провести схему с ценой акции в 0,51 Ls. И в-третьих, сыграли свою роль очень сильные права специальной акции, закрепленной за государством, которая позволяет весьма активно вмешиваться в деятельность LK.

Судьба золотой акции

— Согласитесь: и правительство, и совет ЛАП, в очередной раз утверждая условия приватизации LK, прекрасно понимали, что ни один серьезный инвестор на такие условия не купится. Кто станет вкладывать огромные деньги, не получая (из-за наличия золотой акции) полного контроля над компанией?

— Правительство все-таки в принципе дало возможность подойти к приватизации пароходства. Но вот совет ЛАП... Он у нас чисто политический. Сейчас во втором подходе удалось на совете достичь компромиссного решения. И более или менее провести предложение агентства — это позволило установить цену акции в 0,44 Ls. А также то, что заявки от претендентов нужно получить до 27 марта 2000 года. И третье — мы можем сделать редакционные изменения в условиях приватизации так, чтобы они не противоречили основным принципам приватизации. Все решения о наших последних изменениях сразу же были высланы тем 54 претендентам, которые проявили хоть какой-то интерес к покупке LK.

— Кто-то из претендентов уже отреагировал?

— Конечно. Мы сразу же получили сообщение от представителей LUKoil Arctic Tankers из Нью-Йорка. Они хотят прибыть в Латвию, чтобы более подробно поговорить об этих изменениях. А 4 января совет ЛАП будет утверждать изменения в условиях приватизации. Так, например, мы намерены изменить редакцию договора купли-продажи LK (некоторые положения).

Больше цена не упадет!

— В случае провала третьего аукциона условия приватизации LK могут быть изменены так, что из них исчезнет пункт о золотой акции? Или опять пойдет вниз цена?

— Думаю, цена больше не упадет. И надеюсь, что с третьего раза мы пароходство продадим. Если не случится каких-то экстраординарных событий типа мирового кризиса.

— Или падения правительства?

— Во-первых, я не верю, что правительство может упасть. Потому что не вижу сегодня комбинации, при которой у нас можно сформировать другое логичное правительство. По всем другим комбинациям очень трудно сосчитать до 51. А если нет четкого 51%, система не работает. Это показала практика Кабинета В.Криштопанса, который был искусственной постройкой.

— Г-н Наглис, хотелось бы услышать комментарий по поводу громких обвинений в ваш адрес, что вы якобы играете на понижение цены пароходства, что у вас есть конкретный инвестор, готовый купить LK по сходной цене.

— Что можно на это ответить? Во-первых, я был бы рад, чтобы такой потенциальный кандидат был и компанию можно было бы продать. Но продажа все равно произойдет на открытом аукционе, где нет никаких запретов. Любой в нем сможет участвовать, включая физическое лицо. Во-вторых, я никогда не скрывал и всегда поддерживал вариант продажи LK, базирующийся на прагматичной оценке, сделанной международным аудитором PriceWaterhouseCoopers. Я с первого дня говорил, что цена акции должна быть 0,44 Ls, что продавать нужно пакет в 51% и не вводить золотую акцию.

— Это ваше личное мнение?

— Мое и в какой-то мере мнение части правления ЛАП. К тому же это мнение и банков, которые помогали нам составить схему приватизации. Есть определенные механизмы продажи, проверенные в мире, они засели в головах инвесторов. И от этого нам никуда не уйти. Подчеркиваю, что я никоим образом не хочу навредить приватизации LK. И я лично, и команда ЛАП делали все возможное и невозможное, чтобы привлечь инвесторов на утвержденных доселе условиях. Но, увы, это не сработало.

Все — в частные руки

— Разумно ли приватизировать Latvenergo, успешно работающее предприятие с долгосрочной инвестиционной программой?

— Я не вижу в Латвии ни одного предприятия, которое бы не следовало приватизировать. И просто не вижу ни одного серьезного аргумента против приватизации. Вооружения Латвия не производит, все остальное можно смело передавать в частные руки. Мода, которую завела "железная леди" Маргарет Тэтчер, — очень устойчивая и постоянная.

— Сколько лет понадобится, чтобы Latvenergo стало частным?

— 3-5 лет, в зависимости от функций, которые мы передадим в частные руки. Сейчас мне представляется, что не будут приватизированы высоковольтные передачи и, по крайней мере в 2000 году, — гидроэлектростанции. Думаю, если поставят вопрос о приватизации гидроэлектростанций, то вообще никакая приватизация компании в следующем году не начнется. Очень велико сопротивление в этом вопросе со стороны общества. А все остальное, термоэлектроцентрали, например, в 2000 году будут приватизированы частично. То же самое — распределительные сети. Они должны приватизироваться, и большой толчок в этом плане идет со стороны ориентированных на бизнес руководителей сетей.

— Какая часть от государственной доли Lattelekom отойдет к Sonera в качестве компенсации за сокращение срока монополии?

— Монополия стоит очень больших денег. Сколько конкретно, говорить пока было бы преждевременно. Ведь у нас продолжаются переговоры с Tilts Communications. Сокращение монополии на 10 лет — это дорогое удовольствие, по крайней мере это стоит многие десятки миллионов долларов. Но наше государство готово идти на это, чтобы потом снизить оплату для пользователей услуг. Заплатим один раз и будем жить мирно, откроем рынок для других операторов.

— Как вы прокомментируете информацию о том, что в качестве компенсации за сокращение срока монополии может быть отдано агентство Vita?

— Такой вопрос на переговорах с Tilts Communications вообще никогда не поднимался. С другой стороны, может, я поверхностно это понимаю, но я просто не верю в долгую жизнь спецсвязи. Технологии прослушивания развиваются очень быстро и стоят очень дорого. Содержать и развивать их нелогично. Возможно, есть какой-то переходный период, когда выгодно спецсвязь держать под крылом государства. Но будь моя воля, я бы ее тоже отдал на приватизацию. Не верю, что в Латвии столько секретов и тайн, чтобы за них платить бешеные деньги.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv