«Бизнес & Балтия» Nr. 143 (1525) от 25 июля
2000 года
Распечатано с http://arhiv.bb.lv/?p=1&i=1547&s=5&a=69990

Апокалипсис завтра. Мировой кризис должен начаться в ноябре текущего года.

елый ряд индикаторов мировой экономики указывает на то, что планета стоит на пороге глобального экономического кризиса. Ноябрь 2000 года — это еще оптимистичная дата. Кризис может разразиться уже в двадцатых числах августа.

 Олег ГРИГОРЬЕВ, Михаил ХАЗИН (Журнал "Эксперт")

Апокалипсис завтра.
Мировой кризис должен начаться в ноябре текущего года.

Новое и старое

Практически все новые технологические революции, серьезно изменившие мировую экономику, действовали по одной и той же типовой схеме. Суть ее состоит в том, что те отрасли, в которых появлялись принципиально новые продукты, за достаточно короткое время путем тесного взаимодействия со старыми секторами переносили в них свои инновации. В результате образовывался новый целостный технологический уклад, обеспечивающий рост производительности и доходов практически во всей экономике (до следующего прорыва).

Однако самая последняя революция, связанная с развитием информационных технологий, развивалась не так. Заметного воздействия нового информационного сектора на традиционный, в смысле существенного увеличения в нем производительности труда и нормы прибыли, до сих пор не произошло.

Главная причина указанного феномена — гигантское различие времени внедрения инноваций в новом и традиционном секторах экономики. Любая попытка перестроить промышленное производство в соответствии с новейшими разработками "информационных технологов" морально устаревает уже на стадии проектирования, поскольку за это время сменяется несколько поколений компьютеров, программных продуктов, существенно видоизменяется информационное поле и т.д.

В результате не происходит "материального", технологического "привязывания" информационных и традиционных секторов экономики друг к другу, каждый развивается в своем направлении и разрыв между ними продолжает расти.

Минус товар

Помимо отсутствия необходимого для формирования целостного технологического уклада проникновения новой экономики в старую, первой не удалось в достаточной степени потеснить вторую и в сфере потребления.

Это вызвало два интересных эффекта.

Первый — основным покупателем услуг новой экономики стала она сама. Начал расти колоссальный виртуальный "мыльный пузырь".

Вторым эффектом стало то, что основным товаром новой экономики стала продажа новых механизмов продажи продукции старой экономики. Однако текущая стоимость товаров определяется балансом спроса и предложения, ее невозможно существенно изменить за счет посреднических услуг, будь они хоть самыми передовыми.

Подобная ситуация подтачивает саму новую экономику, поскольку слишком похожа на финансовую пирамиду, устойчивость которой во многом зависит от сугубо психологических причин.

Цикл давно уже завершился

Существует еще один фактор, который необходимо учесть при анализе сегодняшней ситуации. Экономическое развитие по природе своей циклично — подъем всегда сменяется спадом. Теоретически фаза спада американской экономики должна была начаться еще в 50-е годы, но после того, как доллар стал мировой валютой, кризис удавалось оттянуть путем расширения долларовой зоны. Крушение мировой социалистической системы и захват США и их союзниками тех рынков, которые раньше контролировал СССР, растянули фазу роста экономики США еще на несколько лет. Однако этот резерв исчерпал себя довольно быстро, и в начале 90-х были все основания ожидать кризиса. Однако своевременный расцвет новой экономики, которая оттянула на себя избыток финансовых ресурсов, позволил повторить феномен 20-х годов — быстрый рост практически без инфляции и отложить стадию перегрева еще примерно на десять лет. Однако и это время уже кончилось.

К концу 1999 года Федеральная резервная система уже не смогла сдерживать инфляцию. Критическая точка была достигнута в марте-апреле 2000 года. В этот момент уровень инфляции в США, пересчитанный на год, достиг уровня нормальной рентабельности промышленного производства. Началось вытеснение американских товаров с национального рынка, быстрый рост импорта.

Принципиальное ухудшение состояния промышленности свидетельствовало об одном — никаких объективных факторов, допускающих рост индекса Dow-Jones, нет. Индекс, который стабильно рос на протяжении многих лет, с начала 2000 года действительно замер в диапазоне от 10 до 11 тысяч.

Сроки кризиса

Итак, начиная с апреля 2000 года вероятность кризиса существенно выросла. Попробуем сделать более точный прогноз. Ключевым моментом являются президентские выборы в США, которые состоятся в начале ноября: именно они определяют два возможных сценария.

Первый реализуется в том случае, если американская финансовая олигархия контролирует обе основные партии. В этом случае до выборов ничего не произойдет, а сразу после них объективная информация о реальном состоянии дел, которая неминуемо появится в СМИ в начале ноября, когда начнется публикация балансов по итогам двух кварталов финансового года, должна вызвать активный сброс акций промышленных предприятий.

Второй сценарий реализуется в том случае, если руководство Республиканской партии в США относительно независимо. Тогда оно может пойти на ускорение кризиса, во-первых, для гарантированной победы на выборах, во-вторых, чтобы первые и самые непопулярные меры после того, когда кризис разразится, принимала еще администрация Клинтона. На этот вариант указывает последнее заявление руководителя ФРС США Алана Гринспена о наступлении кризиса в ближайшие несколько недель (а точнее — в двадцатых числах августа).

Последствия кризиса

Резкое обрушение фондового рынка приведет к потере активов общей стоимостью порядка 10 трлн. долларов (апрельский кризис NASDAQ "стоил" порядка 2 трлн.). Это резко усилит инфляционные процессы, что приведет к возврату в США долларов, накопленных за их пределами. Произойдет массовое банкротство финансовых институтов, значительную часть активов которых составляют ценные бумаги инвестиционных фондов, страховых компаний, венчурных и пенсионных фондов. Те свободные средства, которые инвесторы смогут вывести из наиболее пострадавших секторов экономики (речь идет о триллионах долларов), будут вкладываться в любые доступные долгосрочные активы. Это вызовет резкий рост стоимости золота, других драгоценных металлов и изделий из них, недвижимости и других "вечных" ценностей.

Банкротства одних и серьезные трудности других финансовых институтов существенно подорвут американскую и мировую экономику. По самым предварительным оценкам авторов, можно ожидать, что среднее потребление в мире упадет в 1,5-3 раза, что потребует существенной структурной перестройки мировой промышленности и международного разделения труда и приведет к многолетней стагнации мировой экономики.

Очень серьезные изменения внесет кризис в расстановку сил на мировой экономической арене. Ослабление американской экономики (усиленное мощными социальными волнениями) приведет к тому, что пострадают регионы, существенную часть своих доходов получающие от продаж в США. В первую очередь это Япония, Китай и Юго-Восточная Азия. Серьезная стагнация ожидает и Европу, которая при этом — за счет экспансии евро — обеспечит себе мощный инвестиционный потенциал. Частично он будет направлен в Латинскую Америку, однако хорошие перспективы для инвестиций имеет и Россия.

Олег Григорьев — директор Научно-исследовательского центра "Экобезопасность", государственный советник РФ 1-го класса, независимый эксперт в сфере экономики.

Михаил Хазин — действительный государственный советник РФ 3-го класса.