«Бизнес & Балтия» Nr. 134 (1516) от 12 июля
2000 года
Распечатано с http://arhiv.bb.lv/?p=1&i=1558&s=8&a=70484

Черная метка от страховщика

траховые мошенничества — не нонсенс, а норма жизни. Из всех выплачиваемых страховых премий каждая седьмая вытянута обманом. Это — мировая статистика. Чтобы обуздать выразительную цифру, страховые фирмы обзаводятся службами безопасности, ничем не уступающими частным детективным бюро. Об их работе рассказал начальник СБ фирмы Balva Александр ЩЕРБАКОВ.

 Ирена ПОЛТОРАК

Задним числом

Как-то на ул. Валдемара случилась приличная авария. Обошлось без пострадавших, но две столкнувшиеся машины оказались разбитыми, что называется, в хлам. Водители побегали вокруг своих сокровищ, поохали, наорали друг на друга и разошлись бродить вокруг места происшествия в ожидании дорожной полиции. Скучая, один из них поднял глаза, прочел вывеску "Balva" и опрометью ринулся в распахнутые двери: оформлять обязательную страховку.

Однако его попытка словчить была обречена на провал: в страховке отмечается не только день заключения договора с фирмой, но и время — с точностью до минуты. Полиции стоило только сопоставить это время со временем вызова сотрудников на ДТП — и бедолагу оштрафовали за отсутствие обязательного страхования. Фирма Balva запросила сведения у полиции и отказалась выплачивать страховую премию.

Это — всего один реальный пример мошенничества в сфере обязательного страхования автомобилей, спонтанный и потому наивный. В Латвии же всего за пару лет успел сложиться целый круг аферистов, сделавших такой вид мошенничества своей профессией.

Клиент в авторитете

В аферах, связанных с автомобильным страхованием, вместе с мошенниками тесно задействованы и "специалисты" иного профиля — угонщики, вымогатели. Они образуют целые криминальные цепочки, где для всех находится работа. Аферист страхует машину, воры ее крадут, барыги — снабжают фальшивыми документами и перепродают за кордон. Тут вновь наступает черед афериста: он получает страховку и делится ею с остальной компанией.

Впрочем, порой все обстоит гораздо проще. Рассказывает Александр Щербаков: "В резекненском представительстве нашей фирмы был застрахован Mercedes-Benz. И однажды приходит заявление: страховой случай произошел! Mercedes якобы чинно ехал по дороге, вдруг сбоку, нарушив все правила, неожиданно выехал трейлер, водитель попытался увернуться и въехал в столб. Ущерб — полторы тысячи латов.

Ну, выехал я туда. Смотрю: автомобиль ветхий и древний, страховая стоимость при оформлении была явно завышена — первый повод для размышлений. Отправляюсь в дорожную полицию, просматриваю все сводки, указанное ДТП места не имело — второй повод для размышлений. Еду на разговор к хозяину.

Захожу в квартиру и понимаю, что попал в переплет. Сидят шесть криминальных мордоворотов во главе с местным резекненским авторитетом. А я один, с запоздалым сожалением, что никому не сказал адрес, по которому пошел. Как с ними общался — подробности опускаю. Очень пригодилось то, что такую публику я хорошо знаю: в уголовной полиции проработал много лет. Объяснил им все же, что денег они не получат, вышел и мысленно поблагодарил судьбу, что остался жив".

Перевели стрелки

Агенты, завышающие стоимость страховки, — головная боль любой страховой фирмы. Понятно, почему они это делают: чем выше сумма страховки, тем больший процент они получают за свою работу у страховщика. Удивляет лишь беззаботность, с которой такие сотрудники относятся к возможным последствиям рискового шага. Связаться с криминалом легко, развязаться совсем непросто.

Уже приведенная резекненская история с Mercedes-Benz — наглядный тому пример. Когда братва поняла, что от фирмы Balva ей ничего не отломится, то наехала на агентшу, оформлявшую страховку. Выплату всех полутора тысяч латов члены группировки повесили лично на нее. Агентша рванула в панике в головной офис, долго винилась и плакала. Ну что делать? Начальник СБ повел ее в Бюро по борьбе с оргпреступностью, чтобы написала заявление. Полицейские провели в Резекне "разъяснительную работу", только тогда бандиты от нее отстали.

"Держать каждого агента под ежеминутным колпаком мы не в состоянии, — резюмирует Щербаков. — Отказаться от этого института тоже невозможно. Поэтому мы делаем выборочную проверку работы то одного, то другого агента. К сожалению, увольнения приходится проводить регулярно".

Наш Бермудский треугольник

Махинации со страхованием грузов — особая статья, где аферу надо суметь отличить от подлинной трагедии.

Откровенное мошенничество затеял один предприниматель, загрузивший в Германии машину "эксклюзивными костюмами от Hugo Boss" на 200 тысяч долларов. Застраховал он в одной латвийской фирме этот груз и отправил его через Латвию в Москву. На Волоколамском шоссе, однако, в трейлере внезапно зашалила электропроводка, возник пожар и все костюмы сгорели. Проверка показала: только два костюма были действительно от Hugo Boss, все остальные сделаны в Китае. Но чтобы ткнуть носом клиента в заваренную им кашу, СБ нужно затратить массу сил, денег и нервов и отыскать веские улики.

Такую работу Щербакову приходится проводить вне зависимости от территории, на которой произошел страховой случай.

"Когда стали популярными нападения на грузы на дорогах, я несколько раз выезжал в Польшу. Криминальная ситуация на тамошних дорогах отлично показывает состояние экономики во всех близлежащих государствах. Грузы голландских, датских, немецких фирм следуют беспрепятственно. Криминал их не трогает. Почему? В этих странах развитая экономика, мощные страховые компании, которые могут запросто влиять на польских политиков. И тогда разбойные группировки, сбитые из россиян, украинцев, белорусов, будут немедленно вышвырнуты с польских дорог. Группировки это понимают и тигра за усы не дергают — нападают лишь на трейлеры с российскими, латвийскими, литовскими, эстонскими номерами.

Я проверял истинность одного нашего страхового события. Вместе с польским капралом выезжал на место происшествия. Мы сверяли с действительностью показания потерпевшего водителя. Нашли дерево, к которому его привязывали бандиты: на нем и впрямь кора ободрана. Как при следственном эксперименте повторили путь потерпевшего — каким образом освобождался, где нашел тропинку через лес, куда обращался потом за помощью. Мы обнаружили машину, брошенную преступниками — трафарированную под польскую полицию.

Я проверял таким образом несколько нападений на застрахованные нами грузы: нет, на польских дорогах инсценировок пока не затевалось".

К сожалению, не все чрезвычайные происшествия раскрывают свои тайны. Только что из Москвы от фирмы Ингосстрах в Balva получили очередной запрос по истории полуторагодичной давности. Латвийская фирма-перевозчик должна была забрать в Рижском морском порту груз с кофе и доставить его в Россию. Документы свидетельствуют: машина на склад въехала, загрузилась кофе и выехала со склада. А дальше и водитель, и трейлер, и груз будто растворились в воздухе. Никаких следов за полтора года! Что это — страховое мошенничество или безжалостное убийство? Ответа на вопрос до сих пор не удалось получить ни полиции, ни страховщикам.

Бомж предпочитает Bosh

Лавиной идут страховые случаи в области страхования финансового риска. Больше всего ущерба в этой сфере приносят лизинговые мошенничества. Аферисты оформляют покупку товара на краденые паспорта, на документы бомжей, пропавших людей, умерших и пр. Платят первый взнос и исчезают. А потерпевшими получаются страховщики. Дело в том, что лизинговые фирмы заключают с ними договор. Магазины, в которых эти фирмы продают в лизинг товары, свои деньги за них полностью получают заранее. Когда происходит покупка — первый взнос идет в лизинговую фирму. Если потом покупатель исчезает, то остальную стоимость товара доплачивают страховщики. Вот и получается, что искать мошенника — их проблема.

"Я расследовал один такой случай, — рассказывает Щербаков. — Пришла дама в магазин, предъявила справку с места работы и изъявила желание приобрести две стиральные машины Bosh. Я бы на месте продавцов сразу насторожился: зачем одному человеку две одинаковые машины? Но магазину-то все равно, он ничем не рискует.

В общем, дама первый взнос сделала и исчезла. Отправился я ее искать. Нахожу домик в Болдерае. Внутри отчетливо пахнет бедностью. Детишки чумазые за юбку цепляются. Начинаю с этой женщиной объясняться. Ситуация следующая: торговала она на местном рынке и вышла у нее крупная недостача. Два партнера — "лица кавказской национальности", на которых она работала, — и предложили ей такой способ отработать: взять товар в лизинг по своему паспорту. Они же дали ей необходимые справки с места работы. Запросил я магазин — по каким адресам машины отвозили — точно, все совпадает. Что делать? Врываться и забирать эти машины из чужих квартир я не имею права. Зато привлечь даму к уголовной ответственности — могу. А потом ее дети, в интернате растущие, на моей совести будут? Ну уж нет! Договорились полюбовно: в Balva расписали ей длинный график возврата денег и теперь она по 15-20 латов ежемесячно отдает".

Чужие здесь не ходят

Мировые соглашения используются страховщиками нередко. В основном это происходит тогда, когда афера очевидна, но доказать ее обойдется дороже, чем выплатить страховку. Вот, скажем, пожар. Найти его источник можно почти всегда, но плата за проведение экспертиз очень высока. Вот и приходится страховым фирмам взвешивать в каждом конкретном случае — как поступить? Уличить махинатора юридически или разъяснить ему, что зря он взялся играть в такие игры, и выплатить лишь часть суммы?

"Чтобы решиться на поджог ради страховки, надо быть отчаянным авантюристом, — считает Щербаков. — Ведь можно запросто лишиться имущества и при этом остаться без страхового возмещения. У нас была история в Лудзенском районе, где сгорел дом. Владелец пенял на короткое замыкание, а мы начали копать и выяснили, что электричество в помещении давно отключено за неуплату. Но экспертиза обошлась бы нам слишком дорого и потому часть страховой премии мы все же уплатили. В целом он на этой афере сильно прогадал".

Ну а для того, чтобы не наступать на грабли дважды, во всех уважающих себя страховых компаниях имеются "черные списки" неблагонадежных клиентов, с которыми не стоит связывать себя договорами. Такой перечень имеет и Balva и охотно обменивается этой информацией со всеми ведущими коллегами-страховщиками: Balta, Austrumu alianse, Alterna, BTA и пр.

Конечно, в идеале всем страховым фирмам Латвии следовало бы иметь общий банк данных — чтобы единожды обманувшему клиенту путь к страховщикам был уже заказан. На эту тему много шло разговоров в Ассоциации страховых фирм, однако к общему знаменателю прийти не удалось. Основная причина: непонятно, как при таком широком доступе защитить закрытую информацию от чужого вторжения.