& Nr. 99 (1481)
от 23 мая
2000 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Май, 2000 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Олав Фьелл доволен Латвией

будущем Латвии, о ситуации на топливных рынках мира и о многом другом беседует с президентом компании Statoil Олавом ФЬЕЛЛОМ.

 Сергей ХИРШФЕЛД

— Какова рентабельность топливных рынков Балтии и СНГ?

— Наша компания находится на балтийском рынке 8 лет, и с самого начала мы вкладывались в перспективу. Мы весьма удовлетворены вложением своего капитала в этот регион. Однако мы, как и все крупные западные бизнесмены, прежде всего хотели бы видеть в Латвии стабильное, прогнозируемое законодательство. Хочется знать, что конкретно здесь будет через 2-3 года. Мы же законопослушные граждане, в сроки платим все налоги, тем самым как бы покупая себе право на прогнозируемое будущее.

— Правда ли, что на этом рынке смогут выжить лишь компании, обладающие собственными сырьевыми ресурсами?

— Не думаю. Дело в том, что ваша страна, да и ее соседи, будут четко ориентированы на международный рынок. Этим я хочу сказать, что, не имея своего сырья (а это факт), вы будете вынуждены закупать его за границей. Именно поэтому я считаю, что Латвия всегда будет интересна инвесторам из крупных мировых компаний.

— С чем связан недавний отказ Statoil от создания совместного предприятия с финской компанией Fortum в Балтии, Польше и России?

— Мы вели переговоры с Fortum по многим направлениям. Иногда ты разговариваешь с потенциальным бизнес-партнером и с первой секунды понимаешь, что да, этот проект принесет прибыль в будущем. В данном случае такого не произошло: и мы, и финская сторона не были удовлетворены условиями, выдвинутыми друг к другу. Не было общих точек соприкосновения.

— Тем не менее возможен ли в ближайшее время альянс Statoil с какими-нибудь другими компаниями на этих рынках?

— Со стопроцентной уверенностью могу сказать лишь, что мы постоянно оцениваем ситуацию на рынке. Если мы найдем подходящего делового партнера, чьи интересы будут совпадать с нашими, то почему нет?! На данный момент мы ни с кем не ведем переговоры, более того, альянс — не самоцель для нас. Основная задача — постоянное развитие нашего бизнеса и улучшение качества обслуживания клиентов. Переговоры о сотрудничестве — дело вторичное, Statoil является самодостаточной компанией.

— Какие тенденции изменения мировых цен на горючее аналитики Statoil прогнозируют до конца этого года?

— Думаю, большинство потребителей согласятся, что нынешние цены намного выше, нежели были еще недавно. Поэтому с уверенностью можно сказать, что следует ожидать падения стоимости горючего. Насколько понизятся цены — спрогнозировать практически невозможно. Зависит это от множества факторов, и прежде всего от стоимости сырой нефти, которая более чем в три раза выше, чем в начале 1999 года. Еще один немаловажный нюанс — это соглашения между странами OPEC, которые своим совместным решением влияют на мировые цены на нефть.

— Какова ситуация с разработкой каспийских месторождений, проводимая международным концерном Шах-Дениз, в котором Statoil вместе с BP/Amoco владеет 25,5% акций? Насколько сильно политическая конъюнктура влияет на нефтяной бизнес в этом регионе?

— Конечно, мы довольны выходом нашей компании на международный уровень. Сегодня одна треть наших ресурсов — результат работы филиалов Statoil по всему миру. Хочется еще больше увеличить это соотношение. Нам также хочется увеличить объем нашей деятельности в новых для нас областях бизнеса. Одним из новых и неизведанных регионов для Statoil являются каспийские месторождения и Азербайджан в целом. Наша компания собирается приковать к этому региону особое внимание. Что касается политики, то именно в том регионе ее влияние чересчур велико, однако не хотелось бы углубляться в подробности. Во многих странах, где есть нефть, общая политическая среда очень нестабильна. Нефтяная политика зависит от сегодняшнего режима и руководства страны — Азербайджан не исключение. У нас хорошие деловые отношения с тамошним истеблишментом, поэтому мы надеемся на понимание.

Однако это глобальные проекты, основная работа ведется ближе к дому — в Норвегии, Швеции, Дании, странах Балтии, Польше. Стратегия Statoil заключается в агрессивной политике по завоеванию рынка. В Латвии мы занимаем 22% от общего рынка горючего, что поразительно. Дома, в Скандинавии, мы, являясь крупнейшими поставщиками, имеем не больше 23-24%! Так что, повторюсь еще раз, энтузиазма в отношении Балтии у нас хватает.

— В таком случае какой, по мнению специалистов Statoil, может быть себестоимость нефти, добытой в восточной части Балтийского моря?

— Сложно сказать. Мы пытались оценить возможную цену возможной нефти, но решили, что не стоит брать на себя ответственность за сегодняшнего "кота в мешке".

— Является ли Statoil альтернативным Алжиру и России поставщиком газа в Западную Европу?

— Действительно, мы являемся крупными производителями газа, и, конечно, Statoil постоянно ищет новые рынки сбыта. Не думаю, что мы очень серьезные конкуренты для Газпрома — главного поставщика газа в Западную Европу. Через несколько лет мы надеемся стать вторыми после Газпрома.

— На каких принципах вы работаете на этом рынке с вашими коллегами-конкурентами?

— Ни на каких. Мы просто работаем.

— Спасибо за беседу.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv