«Бизнес & Балтия» Nr. 53 (1435) от 15 марта
2000 года
Распечатано с http://arhiv.bb.lv/?p=1&i=1643&s=1&a=74264

Эшелоны идут в никуда.Латвийские миллионы растворились в бескрайних степях Херсонщины.

озавчера Генпрокуратура Латвии обратилась к украинским коллегам с просьбой о помощи в уголовном деле, связанном с "пропажей" 71 цистерны дизтоплива. Речь идет о нескольких десятках миллионов долларов. В разное время в этом деле появлялись подписи латвийских премьеров Ивара ГОДМАНИСА, Андриса ШКЕЛЕ, Гунтара КРАСТСА, Вилиса КРИШТОПАНСА. А недавно стало известно, что к истории причастен погибший вместе с Артемом Боровиком предприниматель Зия Бажаев.

 Роман ГОЛУБЕВ

Эшелоны идут в никуда.
Латвийские миллионы растворились в бескрайних степях Херсонщины.

Вот так прорыв!

История эта, в орбиту которой так или иначе оказались втянуты высокопоставленные лица двух государств, длится уже не один год. Но если на Украине некоторые подробности этого дела все-таки просачивались в печать, то в Латвии широкой огласке их не предавали.

18 марта 1992 года Совет министров Латвии обратился к правительству Украины с просьбой рассмотреть возможность переработки латвийской давальческой нефти. Закупать ее балтийцы собирались в Ямало-Ненецком округе Тюменской области, Татарстане и Башкирии в количестве 5 млн. тонн в год.

Под этот проект через месяц в Риге было зарегистрировано украино-латвийское СП Агротехсервис. А уже на следующий день премьер-министр Украины В.Фокин информировал своего латвийского коллегу Ивара Годманиса об отсутствии каких-либо препятствий для начала сотрудничества.

Нефтяная река устремилась в направлении Черного моря — на Херсонский, Кременчугский и Лисичанский НПЗ. Однако недолго музыка играла. Первый нокдаун Агротехсервис получил от Херсонского НПЗ. В июле туда поступило 60 тысяч тонн латвийской нефти. В порядке предоплаты за отгрузку нефтепродуктов СП перечислило в Херсон в общей сложности 194 млн. рублей. В направлении Риги ушли первые 615 цистерн с топливом. Но 14 сентября завод без каких-либо объяснений прекратил отгрузку нефтепродуктов, недопоставив более 20 тысяч тонн.

Впрочем, это были только цветочки. 16 октября 1992 года тогдашний премьер-министр Украины Леонид Кучма своим личным распоряжением без предупреждения ввел полный запрет на отгрузку нефтепродуктов за пределы своей страны. И латвийское давальческое сырье, как и сырье других стран, зависло на Украине.

Официальную Ригу такой поворот событий никак не устраивал. Как видно из документов, в борьбу за черное золото включился даже премьер-министр Ивар Годманис. Он призвал Киев выполнить ранее заключенные договоры и возвратить хотя бы то, что уже было оплачено. Одно за другим следуют официальные обращения в адрес вице-премьера Украины Ю.Иоффе, председателя Госкомнефтегаза Украины М.Ковалко и Л.Кучмы. Но в ответ — тишина.

За все эти восемь лет украинские власти так и не ответили ни на одно официальное послание латвийцев. А подписывали их главы правительства — А.Шкеле, В.Криштопанс, Г.Крастс.

Затянувшееся ожидание

В январе 1993 года Ю.Иоффе предложил вариант выхода из заколдованного круга: латвийской стороне разрешили реализовать свои оставшиеся на Украине нефтепродукты местным потребителям. Все бы ничего, да херсонцы с широко раскрытыми от удивления глазами заявили, что ни о каких остатках латвийской нефти и слыхом не слыхивали. Дескать, все, что у них есть на заводе, принадлежит либо им самим, либо канадской фирме Артергрупп.

Как уверяют представители Агротехсервиса, все их обращения в различные украинские инстанции ни к чему не привели. Разговаривать с представителями СП отказывались до тех пор, пока не будет завершен судебный спор между Украгротехсервис и этой самой канадской фирмой, умудрившейся "обуть" украинцев более чем на 33 млрд. рублей. Поздее, кстати, украинские правоохранительные органы выяснили, что Артергрупп вовсе и не канадская, а российская фирма, и на ее владельца Андрея Чугуевского Интерпол объявил розыск.

Неопределенность продолжалась в течение трех лет. До тех пор, пока в распоряжение Агротехсервиса не попали документы, подтверждающие, что в 1992 году Артергрупп не поставила в Херсон ни одной тонны нефти.

СП обращается в суд. Его аргументы настолько сильны, что, несмотря на просроченный срок давности подачи искового заявления, суд выносит постановление отсчитывать его с момента открытия новых обстоятельств по делу. И назначает сверку документации. Оказывается, что первичная документация на заводе отсутствует — она незаконно уничтожена 2 декабря 1994 г. Из представленных же бумаг выясняется, что на отправку в Латвию задекларировано 686 цистерн (вместо полученных в Риге 615). Плюс к этому за СП "числится долг" в размере 114 млн. рублей...

Как рассказывают представители СП, первое заседание Высшего арбитражного суда Украины (ВАСУ) по этому делу в 1997 году началось с того, что представитель Службы безопасности Украины зачитал своего рода меморандум. Из него следовало, что такой компании Агротехсервис не существует в природе, и она "не иначе как бандитская". Кроме того, на суде были оглашены 3 письма от депутатов украинского парламента. В них народные избранники требовали не допустить разграбления Украины иностранными фирмами и проявить патриотизм при защите национальных интересов. Тем не менее судья, отказав в иске, все же направил в МВД запрос с просьбой разобраться в финансовых документах завода. Заключение спеицалистов оказалось не в пользу украинцев.

На круги своя

10 апреля 1998 года ВАСУ в первый раз требует от ХНПЗ допоставить латвийцам 17 852 тонны нефтепродуктов, хотя документы судебной экспертизы говорят о 20 338,2 тонны. Это решение неоднократно подтверждается высшими судебными инстанциями Украины. Но его каждый раз опротестовывает украинская прокуратура. И вот 3 ноября 1999 года Арбитражный суд Херсонской области обязывает правопреемника завода — АО Херсоннефтепереработка — до 10 декабря 1999 года погасить кредиторскую задолженность перед латвийской стороной или начать процедуру банкротства предприятия. Казалось, отступать украинцам больше некуда. Но в дело вновь вступили политические тяжеловесы.

В конце ноября в Ригу приходит сообщение, что по договоренности между президентом Украины Леонидом Кучмой и президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым контрольный пакет акций АО Херсоннефтепереработка передается казахской стороне. Оперативным управляющим херсонским предприятием назначается глава российской компании Альянс Зия Бажаев. Из официальных источников становится известно, что казахи в течение 2000-2004 годов готовы поставить на Херсонский НПЗ 16,6 млн. тонн нефти.

Кстати, как сообщил представитель киевского бюро одного из российских телеканалов, именно на переговоры в Казахстан о поставках энергоносителей на Украину должен был отправиться З.Бажаев после своего прилета в Киев.

Многообещающему контракту может помешать угроза банкротства херсонского завода. Агротехсервису предлагается начать переговоры о способах погашения кредиторской задолженности. Первые консультации в Москве ни к чему не приводят. Новые хозяева завода предлагают СП гораздо меньше, чем ему причитается.

А 10 декабря 1999 года прибывшие на заседание Херсонского суда латвийцы узнают, что оно отменено. За два дня до этого Херсоннефтепереработка возбуждает дело против местного банка о том, что тот незаконно принял платежные документы от Агротехсервиса. Решение о банкротстве откладывается. Рассмотрение дела назначают на 27 января. Однако уже 21 января на основании очередного протеста Генпрокуратуры Украины президиум ВАСУ отказывает латвийцам в иске.

Впрочем, это еще не точка. В конце февраля Генпрокуратура Латвии возбудила уголовное дело по факту присвоения имущества в особо крупных размерах. А позавчера генпрокурор Я. Скрастиньш отправил два письма: председателю ВАСУ Д.Притыке — с просьбой о пересмотре решения президиума суда; и генпрокурору Украины М.Потебенько — об оказании правовой помощи.