& Nr. 48 (1430)
от 8 марта
2000 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Март, 2000 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Статуя Командора

бийство ветерана латвийского парусного спорта командора Эгона Стиегелиса по-прежнему остается нераскрытым. Однако информации для размышления у сыщиков предостаточно. Эгон Стиегелис был застрелен за две недели до собрания акционеров фирмы Charterhansa. На нем командору предстояло отчитаться, куда делись взятые в кредит крупные суммы и куда исчезли важнейшие бухгалтерские документы.

 Ирена ПОЛТОРАК

Домик раздора на Баласта дамбис, 1.

Дом с привидением

Лакомый кусочек — здание по адресу Баласта дамбис, 1, известное рижанам как яхт-клуб, — вот уже полгода принадлежит новым владельцам. Смена собственников — тема прозаическая, мало заслуживающая внимания публики. Однако за последнюю пару недель дом этот получил основания обрасти легендами и преданиями. В короткий отрезок времени уместились обвинения в краже миллионов, скандальная огласка с публичной перебранкой, сплетни. И все увенчала трагедия — смерть командора, главы латвийского парусного спорта Эгона Стиегелиса.

25 февраля он дал последнее в своей жизни интервью газете "Ригас Балсс". Отрывки из него были использованы в публикации "РБ" расследует 2,5-миллионную аферу". Публикация повествовала о том, "как рижский яхт-клуб утратил крышу над головой", и недвусмысленно расставляла нужные акценты. В ней фигурировало множество отрицательных героев и только один положительный — Эгон Стиегелис.

Хороший Стиегелис придумал восстановить Рижский яхт-клуб, для этого он учредил фирму Charterhansa. Однако денег на реконструкцию дома по Баласта дамбис не хватило, и тогда на сцене появился плохой Бодров. Он давал деньги, но взамен требовал 51% акций, и Стиегелису пришлось согласиться.

Денег, чтобы выкупить здание, все равно не хватало. Общее собрание владельцев Charterhansa надумало брать кредит в 250 тысяч Ls. Хороший Стиегелис "возражал против этого, потому что с самого начала было ясно: деньги отдать непросто". Но злое общее собрание постановило иначе.

Кредит вовремя отдать не удалось. Деньги куда-то растворились. И Charterhansa отправилась перекредитовываться в VEF bankа. Но деньги опять куда-то исчезли. Charterhansa попыталась найти третий банк. Однако латвийские банки обмениваются информацией о таких фирмах — и больше кредита никто не дал.

Пришлось искать частное лицо. Нашелся некий Музиникс, который дал 920 тысяч USD. С ним был заключен юридический договор, гарантом был выставлен пресловутый дом с землей и акции Charterhansa.

И тут плохой Бодров и другие владельцы Charterhansa пошли на махинацию. Они учредили фирму Jahtu osta, а здание на Баласта дамбис, 1, включили в уставный капитал вновь созданного предприятия, "главным распорядителем которого теперь стал не Стиегелис, а Бодров", подчеркивает "Ригас Балсс". И не видит ничего зазорного в том, что хороший Стиегелис тоже почему-то оказался в числе учредителей Jahtu osta. Никакой ответственности за нечестные действия он не несет, потому что "был всего лишь одним из 9 совладельцев фирмы и единолично никакие решения принимать не мог".

Афера не помогла. Когда долг фирмы вырос до 2 миллионов Ls, решением суда в июне 1999 г. здание ушло к кредиторам — частным лицам, перенявшим и дом по Баласта дамбис, и землю под ним, и контрольный пакет фирмы Charterhansa. Полгода Стиегелис молчал. А две недели назад дал то самое интервью "Ригас Балсс", в котором сообщил, что потерял вышеперечисленное добро, потому что произошла "фиктивная сделка, под прикрытием которой "отмывались" незаконно полученные средства".

11 марта ему предстояло отчитываться перед новыми владельцами, у которых накопилось множество крайне неприятных для Стиегелиса (и еще двух его компаньонов — В.Бодрова и К.Виллеруша) вопросов. 29 февраля командора убили.

Эгон Стиегелис.

Слишком много "почему"

Что же за вопросы имели к Стиегелису новые владельцы дома, земли и контрольного пакета Charterhansa? На это ответил консультант нового директора Юрий Рязанский.

"12 февраля кредиторами Charterhansa были разосланы письма с повесткой о созыве акционерного собрания. Повестка дня — отчет г-на Стиегелиса. Дело в том, что после смены учредителя пропали важные документы. Это бухгалтерские отчеты и протокольная часть.

На предстоящем собрании мы хотели услышать — почему не сданы балансы? Почему государство опять от нас требует платить налоги, если мы их уже заплатили? Почему вновь и вновь выплывают новые кредиторы Charterhansa? Почему приходят люди, которые утверждают, что предоставили нашей фирме товар, однако денег за это не получили? Почему эти сделки не проходили через бухгалтерию? Не уверен, что нас удовлетворили бы ответы. Все шло к тому, что Стиегелис должен был предстать перед судом. И не только Стиегелис. Ведь все эти займы-перезаймы, все попытки перекинуть активы и имущество одной фирмы на другую осуществлялись тремя лицами: Бодровым, Стиегелисом и Виллерушем.

Моя версия: узнав о том, что мы собираем собрание, Стиегелис побежал к журналистам. То есть он начал нас шантажировать. Нам не привыкать, честно говоря. Нас и бандитами уже пугали, и некими высокими покровителями. Мы сейчас намерены подать на "Ригас Балсс" в суд.

Но волнует иное. Стиегелис теперь получается очень удобной фигурой: те, кто так странно хозяйничал вместе с ним и разбазаривал кредиты, имеют возможность все свалить на покойного. Похоже, что ни документов, ни представления о том, что в действительности творили Стиегелис, Виллеруш и Бодров, какие суммы и каким образом они крутили, мы уже никогда не получим".

Аферы под парусом

Действительно, история бизнес-деятельности Эгона Стиегелиса имеет не двойное и даже не тройное дно. Потому как в дело была замешана политика: ненавязчиво, но крайне эффективно.

Элитарность парусного спорта использовалась на полную катушку. В 1993 г. Стиегелис учредил бесприбыльную общественную организацию Рижский яхт-клуб. Ее вице-президентом стал Валдис Биркавс. В число членов яхт-клуба вошли представительнейшие лица Латвии и ее гости: дипломаты, госмужи, крупные бизнесмены. Резиденцией яхт-клуба стало здание на Баласта дамбис, 1: яхт-клуб арендовал его для своих регулярных заседаний и развлекательных мероприятий.

Между тем Валдис Биркавс еще с 1991 г. являлся членом Совета SIA Charterhansa (и оставался таковым вплоть до января 1997 г.). Что это дало частной фирме? Аренду госсобственности — дома No 1 по Баласта дамбис — на выгодных условиях. Кстати, арендаторы (Стиегелис и компания) активно сдавали углы в доме в качестве субаренды — под казино, ночной клуб, на чем неплохо зарабатывали. Почему у них была такая проблема с возвратом кредитов — непонятно.

Прокуратура попробовала было выяснить роль Биркавса в качестве члена совета Charterhansa. Но другие члены совета заявили, что Биркавса не было ни на одном заседании. И прокуратура пришла к выводу, что Биркавс закон о коррупции не нарушил.

Делайте вашу игру, господа

Стиегелис и Биркавс бок о бок участвовали еще в одном предприятии — Grupa Spaniels. Стиегелис был директором этой общественной организации, про которую сам Биркавс говорил: "Ее учредители — это я и команда яхты Spaniels".

В 1992 г. Charterhansa учредила Baltic Marine Company Ltd. А в марте 1994 г. Baltic Marine получила 25 тысяч Ls в кредит у Latvijas Kreditbanka. Поручилась за него Grupa Spaniel. Залогом кредита стали яхта "Инесе", находящаяся в собственности Charterhansa, и яхта "Рита". Последняя была заложена дважды — как собственность Charterhansa и как имущество Grupa Spaniels.

14 июня 1995 г. за уклонение от уплаты налогов было возбуждено уголовное дело в отношении Эгона Стиегелиса — директора трех фирм: Grupa Spaniels, Charterhansa и Baltic Marine. Речь шла о долге государству в 24 518,131 Ls. Летом того же года в счет этого долга Службой госдоходов были реализованы обе яхты — "Рита" и "Инесе". Что касается дела, то его прекратили за отсутствием доказательств.

Итак, первая попытка закладывания одного и того же имущества под разным соусом показала суровому командору, что подобные забавы — ненаказуемы.

В 1997 г. Эгон Стиегелис со товарищи повторили этот опыт с Jahtu osta. В том же году на свет появилась еще одна Charterhansa: только не SIA, а KS (komanditu sabiedriba). Комбинации, однако, не привели к желаемому результату — собственность из рук уплыла. Появилась острая необходимость в "крайнем" в этой полной подводных течений истории. 29 февраля 2000 г. показало — на кого пал выбор.

"Все это — игра. Мы можем лишь судить о том, кто играет в эту игру и кто в действительности владелец денег..." — из последнего интервью Эгона Стиегелиса газете "Ригас Балсс".

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv