& Nr. 79 (957)
от 24 апреля
1998 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Апрель, 1998 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Тайна беглых "мафиози"

"Тюменская мафия", хозяйничавшая в Резекне пару лет назад, канула в небытие. Тела двух ее предводителей были выловлены в Даугаве позапрошлым летом. Однако загадочные смерти — в России, на Украине, в Латвии — мрачным шлейфом продолжают тянуться за этой историей, никак не давая поставить в ней точку.

 Ирена ПОЛТОРАК

Июльским днем из вод Даугавы на берег были вытащены трупы двух мужчин. Резано-рублено-колотые раны, а также веревка, протянутая от шеи одного к ногам другого, отягощенная диском от "Запорожца", — все это наглядно демонстрировало, что самоубийством здесь не пахнет.

Через какое-то время оперативники узнали, что в морг приходили молодая женщина и подросток лет 16. Им выкатили оба трупа на тележках. Бросив взгляд на лица, женщина начала плакать и кричать и на вопрос персонала, как звали покойных, сквозь слезы выдавила одно имя. Оперативники — народ недоверчивый. Они проверили данные, которые оказались вымышленными.

Однако вскоре пришла новая информация для размышлений: некая богатая особа из Сибири через своих родственников в Резекне пытается заказать самолет, чтобы частным рейсом доставить в Тюмень тела выловленных в Даугаве парней. Оперативники метнулись в Резекне. И там в одном из домов обнаружили подростка, опознававшего в морге покойных. Из рассказа мальчика и выяснились истинные имена убитых — это его дядя Сергей Домрачев и друг дяди Геннадий Перец.

Рэкет с летальным исходом

Домрачев и Перец жили в Тюмени. Однажды они вместе со знакомым сотрудником милиции надумали совершить крупное вымогательство. Под видом гаишников троица остановила на дороге роскошный джип местного крупного авторитета Чагина. "Пройдемте, — сказали ему строго. — У вас документы не в порядке!" Онемевшего от такой наглости Чагина пересадили в другой автомобиль и увезли на глухую дачу. Там рэкетиры устроили жертве показательные пытки, после чего потребовали деньги — 100 000 долларов.

Чагин с изумлением вытерпел эти надругательства над своим сановным бандитским телом, скрипнул зубами, настрочил записку сестре с наказом дать требуемую сумму, но, отдавая бумагу, не сдержался и пообещал в дальнейшем достать обидчиков из-под земли. Компания, уже собравшаяся было рвануть за деньгами, призадумалась и погрустнела — и впрямь, а что дальше? Чагин для Тюмени, что Харитонов для Риги. В общем, они не нашли лучшего выхода, как авторитета грохнуть, машину его сжечь. За деньгами к сестре покойного явиться тоже не решились. Такая вот бесцельная "мокруха" получилась.

Это преступление тюменской милицией было раскрыто. Гаишника, участвовавшего в убийстве, схватили и впоследствии посадили на 13 лет. Задержали и Перца. Да только однажды после допроса молоденький следователь, видимо, начитавшийся лирики, деликатно вышел из кабинета, чтобы дать подследственному попрощаться с женой. И Перец скользнул рыбкой в форточку.

А Домрачева милиция вообще не нашла. Потому как он подался в Москву.

Могилы в лесу

В столице Домрачев вплотную занялся наркобизнесом. Однако и тут не сдержался и попытался надуть партнеров. Или, как в том мире это называется, — закосорезил. В наркобизнесе же трется народ серьезный. Домрачева отловили вместе с приятелем, участвовавшим в "кидке", и повезли в лес. Поставили у березки, наставили стволы, велели две могилы выкопать. Первым расстреляли домрачевского друга. Сам Домрачев — надо отдать должное — на колени не упал, прощения не вымаливал и, пока труп засыпали землей, глаза в ужасе не отводил. Что ж, сказали ему, слушаем твое последнее слово. (Ох, такой бы характер — да на правое дело!). "Я в Афгане был, — ответствовал приговоренный, — в ВДВ, и смерти не боюсь. Семью только прошу не трогать. А так — делайте, что решили".

"Ладно, — сжалился кто-то из наркобаронов, — этого не убивайте, пусть отрабатывает долг". А может, никто и не сжалился, а было это все спектаклем — чтобы должник из кожи вон лез, памятуя о могилке в лесу.

Отпущенный кредиторами на заработки Домрачев рванул в Латвию — отсидеться. Туда же направил свои стопы и мечущийся Перец. Так в тихом Резекне появилась "тюменская мафия". С чем латвийский городок был вынужден безропотно согласиться.

Юные друзья "мафии"

Особых усилий для завоевания провинции залетным гостям делать не пришлось. Никого толком они даже ни разу не побили — резекненская молодежь и так сразу признала их власть. Жизнь быстро вошла в спокойную колею и стала такой сытой, что у спортивного Домрачева даже начал отрастать живот. Он сам жаловался на это всем вокруг и тыкал пальцем в утягивающий пояс, который начал носить.

На самом деле в поясе хранились 80 тысяч долларов — доходы от бизнеса, налаженного Домрачевым на контрабанде спирта в Литву.

От скуки Домрачев сбил вокруг себя бригаду юнцов. Команда выполняла любые его указания. Домрачев привык, что эти беспрекословные шестерки всегда рядом, на подхвате. А юнцы млели от своей славы, выросшей на репутации шефа, и царили на дискотеках: пальцы — веером, зубы — шифером, слюни — пузырями. Домрачев держал холуев в черном теле. И однако ж абсолютно прохлопал, как воронята оперились.

Меж тем мальцы сходили с согласия Домрачева на одну кражу, на другую... потом (уже без его ведома) — на пятую и на десятую, побаловались грабежами и докатились до изнасилования девочек из приличных семей. Домрачев, поставленный перед фактом последним, когда измученных жертв доставили к мэтру — авось тоже захочет поучаствовать, закатил потом шестеркам крутой разнос. Но было уже поздно — девочки обратились в полицию, скандал разразился ужасный. А Домрачеву и Перцу интерес правоохранительных органов был никак не на руку.

Вместе с провинившимися юнцами тюменцы перебрались в Ригу.

Гарпун для шефа

Поселились в Кенгарагсе. Домрачев и Перец сняли для себя одну квартиру, их шестерки — другую, неподалеку. Вскоре к тюменцам приехали родственники: к Перцу — жена, к Домрачеву — племянник.

Система отношений с резекненскими юнцами осталась прежней: Домрачев знал каждый шаг своих денщиков, те же имели только адрес шефа и требование регулярно отчитываться. Привыкший к беспрекословному повиновению, Домрачев и не подозревал, что его свита давно превратилась в свору, почуяла взрослый вкус вольницы, задумала переворот. И спокойно однажды перешагнул порог их квартиры, в полной уверенности, что держит всю шайку в своей тренированной руке с татуировкой "ВДВ"...

Из этой квартиры он уже больше не вышел. Его исколотое ножами и даже гарпуном тело остывало около забрызганной кровью стены, а юнцы уже вызывали по телефону Перца, утверждая, что этого требует Домрачев. Второго тюменца постигла та же участь.

После этого бывшие холуи хладнокровно вынесли оба тела, чтобы утопить их в Даугаве, спокойно замыли стены в квартире и уничтожили все видимые следы двойного убийства.

В общем, все просчитали мальцы. Да только с физикой малость промахнулись. Не хватило "запорожцева" диска на то, чтобы намертво приковать два мертвых тела ко дну, — и они всплыли. Полиция начала разматывать весь клубок...

Круги по воде

Казалось бы, сегодня эту историю можно считать оконченной. За два года розысков домрачевские выкормыши успели натворить столько преступлений, сколько не снилось и иному матерому рецидивисту. За одним только Виталием П. по прозвищу Красавчик числится 60 эпизодов (это без убийства шефа!). Ныне двое юных убийц пойманы, третий в розыске.

Однако ж, видимо, не все так просто — заваренную некогда Домрачевым и Перцем кашу уже после их кончины расхлебывают другие. Так произошло с родной сестрой Домрачева, имеющей в Тюмени свою нефтеторговую фирму. Эта пышущая здоровьем и богатством дама (та, что пыталась заказать самолет из Риги в Тюмень, чтобы доставить тела погибших на родину) приезжала во время расследования в Ригу, имела разговор с нашими оперативниками. И они договорились, что, вернувшись домой, дама сразу отправится в местный межрегиональный отдел милиции по борьбе с оргпреступностью: было что порассказать. Однако в Тюмени домрачевской сестре стало вдруг плохо с сердцем, и она скоропостижно скончалась. Случайность?

В Ригу для разговора с полицейскими приезжал и тесть Перца, директор одного крупного украинского домостроительного комбината. Вернувшись домой, он стал жертвой организованного взрыва, при котором погиб. Тоже случайность? Или параллельная цепочка, которую никто пока не разгадал?

Между тем и в Латвии остается "темным" ряд убийств, которые имеют немало зацепок с кончиной Домрачева и Перца. Удастся ли их раскрыть? Вне зависимости от ответа ясно, что всю подноготную многослойной жизни беглых тюменцев уже никогда не узнать.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv