& Nr. 80 (958)
от 27 апреля
1998 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Апрель, 1998 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Цену Бутинге спроси у политиков. Страсти вокруг литовского терминала разгораются

егодня, когда латвийско-российские отношения, во многом замешанные на нефти, ухудшились, уже не только практики литовского нефтяного сектора начинают понимать, что будь у Литвы нефтетерминал в Бутинге, она вполне могла бы рассчитывать на перераспределение потока "черного золота". Однако решение вопросов, связанных со строительством и финансированием терминала, по-прежнему происходит в политической плоскости: Восток или Запад? Ход переговоров с американской компанией Williams International однозначно свидетельствует о том, в какую сторону обращен взор. Сегодня мы приводим точку зрения, которая явно расходится с позицией литовского правительства. Она весьма интересна и потому, что автор — бывший член Сейма и министр экономики Литвы, человек хорошо информированный.

 Юлиус ВЕСЯЛКА, доктор экономических наук, Вильнюс

Бутингский терминал изначально замышлялся как импортный: как альтернатива из опасения, что Россия может прекратить продажу нефти и нефтепродуктов Литве. Однако элементарные расчеты показали, что импорт с Запада слишком дорог для литовской экономики. Поэтому было решено строить терминал двойного назначения — как для импорта, так и для экспорта.

Впрочем, вскоре стало ясно, что Россия в своих действиях руководствуется прагматической логикой. А по ней выходит, что куда выгоднее продавать нефть Литве, чем экспортировать ее дальше. В свою очередь у Литвы возникла проблема не у кого купить нефть, а где взять деньги для покупки. И в этом случае Россия не заняла жесткую позицию, согласившись за переработку часть нефти оставлять в Литве.

То, что терминал экономически оправдает себя, если через него пойдет российская нефть, здравомыслящие люди поняли уже в 1993 г. И самой лучшей гарантией этому было бы участие российского капитала в строительстве и управлении терминалом. Это выгодно и Литве. Зачем делить прибыль на троих или четверых, если ее можно поделить на двоих? Третий участник никакой пользы ни Литве, ни терминалу дать не может. Если, предположим, Россия даже захочет продать свои акции, никто не захочет их покупать, поскольку ясно, что в таком случае терминал стал бы убыточным.

С Россией, вне зависимости от пропорций капиталов, можно было бы договориться (узаконив, к примеру, "золотую акцию"), чтобы деятельность терминала была выгодна Литве. Третий же партнер может лишь инвестировать деньги с единственной целью — получить большую прибыль. Если же Россия отвернется, то и третьему партнеру не выгодно участвовать в Бутинге. Когда, будучи министром экономики, я в 1994 году встречался с президентом Всемирного банка, мы коротко обсудили этот вопрос, и он высказал точно такие же соображения.

Западные инвесторы могут вкладывать деньги в Бутинге по нескольким причинам. Во-первых, чтобы отмыть грязные деньги. Во-вторых, это могут быть фирмы, созданные российским капиталом, маскирующиеся под иностранными вывесками. И, наконец, третья причина с дальним прицелом: впоследствии совершить сделку с российским капиталом и по приемлемой цене перепродать россиянам купленные акции Бутинге. Но это слишком дорого обошлось бы российскому капиталу, которому выгоднее подождать, пока терминал обанкротится.

Возникает вопрос, почему же литовские власти не хотят, чтобы терминал был как можно быстрее и дешевле построен и запущен с наибольшей экономической выгодой? Дешевле, да и быстрее терминал можно было бы построить, если бы был создан литовский нефтеконцерн, в который вошли бы Мажейкский НПЗ, Lietuvos kuras, Биржайский нефтепровод и Бутингский терминал. Увы, принятый в 1996 году закон так и не был использован, и в конце концов в начале апреля был официально похоронен.

Нынешняя власть наметила другой путь — распродажи по частям. Это в несколько раз снизит продажную стоимость, а у государства есть опасность потерять контроль над нефтехозяйством и над самим процессом распродажи нефтекомплекса. При этом строительство в Бутинге может затянуться на год-два или более. Следует учесть также, что задержка с пуском Бутинге очень выгодна ее конкурентам.

Тот факт, что в 1998 г. нефтетерминал в Бутинге не принесет ранее планировавшихся 230-300 млн. литов дохода, означает, что национальный бюджет не получит около 50 млн. литов. Кроме того, уже сейчас надо возвращать кредиты на сумму 47,2 млн. литов и выплатить 42 млн. литов по процентам. Однако убытки этого года — "семечки" по сравнению с теми, которые возникнут, если Бутингский терминал будет-таки построен, но останется без работы.

Если строительство терминала и впредь будет так политизировано, как сегодня, его ждет печальная судьба. Либо он станет символом национального высокомерия и провинциальной политики стоимостью в миллиард литов, либо — классическим примером блошиного бизнеса, при котором (с учетом всех процентов за кредиты), инвестировав 1,5 млрд. литов, объект будет продан за 300 млн. литов.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv