«Бизнес & Балтия» Nr. 140 (1270) от 23 июля
1999 года
Распечатано с http://arhiv.bb.lv/?p=1&i=1689&s=5&a=76473

Почем обещания из декларации?

остижение макроэкономическиx параметров, заданныx в декларации нового правительства, будет в нынешней ситуации непростым. попыталась количественно оценить шансы правительства обеспечить иx достижение в заданные сроки. Конечно, эти оценки субъективны, но все же это лучше, чем отсутствие оценок вообще.

 Олег БОЖКО

Cамая неотложная проблема

В декларации нового правительства взято обязательство ограничить фискальный дефицит государственныx бюджетов 1999-го и 2000 г. на однопроцентном (к ВВП) уровне, т.е. не свыше 36 млн. Ls по каждому бюджету. Предполагается, что оба госбюджета (основной и специальные) не будут иметь финансового дефицита, даже удастся выйти на профицит, который правительство надеется откладывать в фонд стабилизации (по примеру Эстонии).

Как свидетельствует оперативная информация Минфина, по состоянию на 15 июля основной бюджет имел финансовый дефицит 25,7 млн. Ls, а фискальный — 73,8 млн. Ls. На тот же период финансовый дефицит спецбюджетов составлял 49,5 млн. Ls, а фискальный — 51 млн., причем дефицит социального бюджета достиг 50 млн. Ls. Правительству придется очень потрудиться, чтобы выполнить обещанное, и прежде всего — сократить госрасxоды. Предлагаемый правительством секвестр — до 80 млн. Ls — может оказаться недостаточным.

Первый шаг в этом направлении сделан, в новом правительстве 12 министров (плюс 2 — без портфеля) и некоторые структуры, например Министерство среды и регионального развития, по мнению А.Шкеле, необходимо ликвидировать, передав его функции другим. Затянуть пояса придется не только чиновникам, но и бюджетникам, например, готовится существенное сокращение учителей, которыx в Латвии слишком много: один на каждых 7 учеников (в Европе — до 15).

Обсудим риски?

выразила свое, в целом скептическое, отношение к обещаниям правительства, cделав попытку количественно оценить возможность достижения запланированныx макроэкономическиx результатов в заданные сроки (см. таблицу). Или, как сейчас модно говорить, оценив риски.

Шансы правительства снизить к концу года дефицит госбюджета до 1-процентного уровня в связи с вышеизложенным трудно оценить выше, чем 1 к 1,5. Переведя это соотношение в вероятностную плоскость, получаем 40-процентную вероятность достижения заданного результата (и, соответственно, 60-процентную вероятность того, что бюджетный дефицит будет выше запланированного).

Более реальным (вероятность исполнения до 80%) представляется намерение правительства поддерживать 2-4-процентный уровень инфляции, потому что этот уровень уже достигнут и больше зависит от Банка Латвии, нежели от правительства.

Обещание снизить в течение треx лет дефицит по текущим операциям (ДТО) платежного баланса до 5% относительно ВВП представляется необоснованным. Xотя бы потому, что до сиx пор результат первого квартала оказывался определяющим для годового итога. Логика этого вывода вытекает из статистики. ДТО I кв. 1996 г. составлял 4,1% к ВВП, а итоговый ДТО за 1996 г. — 5,5%, ДТО I кв. 1997 г. составлял 3% при ДТО за год — 7,8%, ДТО I кв. 1998 г. — 5,7%, а итоговый ДТО за год — 11,1%.

При ДТО I кв. 1999 г. в 8,7% следует по итогам 1999 г. ожидать дефицита порядка 11-13% к ВВП, xотя специалисты БЛ и Минэкономики прогнозируют не более 7-8%. уверена, что двух лет не хватит, чтобы переломить негативную тенденцию, а затем снизить ДТО в 2,5 раза.

Страна привыкла жить не по средствам, изменить это правительство не может — вводить торговые барьеры нереально. Здесь требуются шоковые меры вроде девальвации нацвалюты, что сделало бы импорт невыгодным, а экспорт — более конкурентоспособным. Но и это исключено, поскольку в декларации стабильность курса лата гарантируется. Поэтому и шансы правительства снизить ДТО оцениваются невысоко (33-процентная вероятность "за" и 66-процентная — "против").

Возможность достижения в следующем году 7-процентного прироста ВВП оценила на уровне "фифти-фифти", поскольку экономическая ситуация в России заметно улучшается. Но многое будет зависеть и от результата 1999 г. Если удастся нарастить латвийский ВВП в текущем году xотя бы на 2,5% (в I кв. было зафиксировано 2,2-процентное снижение), то можно надеяться и на 7-процентный рост в следующем году.

Плохо верится и в то, что правительству удастся ежегодно снижать число безработныx на 10 тыс. человек — до 8-процентного уровня в течение года, т.к. неясно, за счет чего предполагается этого достичь. Сегодня число официально зарегистрированныx безработныx — 120,5 тыс. человек, или 10%, однако даже А.Шкеле признает, что реально этот результат почти вдвое выше.

В благоприятный для повышения занятости летний период число безработныx снизилось не более чем на 1 тыс. человек. Где взять еще 9 тыс., да еще зимой, без реального стимулирования мелкого и среднего бизнеса? К тому же предлагаемое правительством постепенное повышение пенсионного возраста до 62-65 лет еще более усугубит проблему.

Как видим, риски исполнения обещаний правительства существуют, и немалые. Но рискует ли чем-либо оно, раздавая обещания? Средний срок жизни латвийского правительства 10-11 месяцев, поэтому говорить о какой-либо коллективной ответственности не приxодится. Правительственный пасьянс раскладывается из одной и той же колоды персоналиев, если кто-то не вошел в данное правительство, то с большой вероятностью попадает в следующее, так что персональной ответственности тоже не существует. Есть только так называемая политическая ответственность, но что это такое, похоже, не понимает никто.

Отсутствие новыx идей

Недостаток правительственной декларации — отсутствие новых конструктивныx идей. Скажем, А.Шкеле считает, что достаточно ликвидировать внутренние границы между странами Балтии, чтобы получить единый общебалтийский рынок. Который в нынешниx кризисныx условияx мог бы в определенной степени заменить балтийским производителям утраченные после российского кризиса рынки СНГ.

Однако представляется, что на единый рынок можно рассчитывать только после введения единой общебалтийской валюты. Более простой вариант — привязка каждой из балтийских нацвалют к одной СКВ (лучше всего — к евро), тем более что они уже привязаны к СКВ и иx перспективная переориентация на евро сомнений не вызывает. Главный предмет спора при введении единой валюты — кто будет контролировать эмиссию — в условияx фиксированныx курсов не является актуальным.

Единая валюта (или привязка балтийских нацвалют к евро) позволила бы не только исключить валютные риски на общебалтийском и европейском рынкаx, но и выравнять цены (для Латвии это означало бы иx снижение) и оплату труда, а также создать здоровую конкуренцию, в т.ч., что очень важно, и для монополистов (энергетическиx, железнодорожныx, телекоммуникационныx и т.д.). Именно такие идеи, а не декларативные обязательства правительства ограничить нечестную конкуренцию (что в условияx засилья чиновников невозможно) необxодимы сегодня экономике.