& Nr. 242 (1120)
от 15 декабря
1998 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Декабрь, 1998 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Крестовый поход объявлен

резидент Гунтис УЛМАНИС подписал Закон "Об образовании" (основной закон), дав тем самым зеленый свет переводу школ с русским языком образования на латышский язык. По сути дела — началась массовая принудительная латышизация нелатышского населения.

 Яков ПЛИНЕР, доктор педагогики, депутат Сейма Валерий БУХВАЛОВ, доктор педагогики, учитель

Латышский язык — силой

Первый пункт 9-й статьи закона четко определяет, что образование в Латвийской Республике в государственных школах самоуправлений осуществляется на латышском языке. Во втором пункте 9-й статьи говорится о возможностях получения образования на других языках. Таких возможностей, как и следовало ожидать, не много: частные школы и школы, работающие по программам образования национальных меньшинств.

Департамент стратегии образования, которым руководит Байба Петерсоне, предложил три модели образования для школ с русским языком обучения, которые они обязаны будут выбрать с 1 сентября 1999 года.

Первая модель — соотношение преподаваемых предметов на русском и латышском языках следующее: в 1 классе — 50%, во 2-3 классах — 70-80%, в 4 классе — 100% на латышском языке. Эта модель предназначена для учащихся из смешанных семей.

Вторая модель — с первого класса постепенно увеличивается количество предметов, преподаваемых на латышском языке. Эта модель предназначена для детей, в семьях которых не говорят по-латышски.

Третья модель — с 1-го по 6-й класс обучение идет на двух языках, с седьмого класса 60-80% предметов преподаются на латышском языке.

Такова ситуация на сегодняшний день. Государство в лице правящих партий Сейма, президента и Министерства образования и науки не прислушалось к международным рекомендациям в области образования и проблема освоения государственного языка национальными меньшинствами решена самым худшим способом — насильственным обучением школьников на неродном им языке.

Наше мнение однозначно — это чисто политическое решение проблемы, не имеющее под собой никакого научного обоснования, которое приведет к многим бедам в будущем как в системе образования в целом, так и в судьбах многих учащихся.

Неполноценность как результат "инакомыслия"

Тревога родителей и педагогов обоснованна — до сих пор нет научных экспериментальных исследований последствий такого шага. Министерство образования и науки скорее всего ничем не поможет, как это уже бывало не раз. Написали требования, разослали по школам, а как школы эти требования будут выполнять и могут ли они их выполнить — об этом пусть болит голова у директоров и учителей. Чиновники в очередной раз предпочли быть контролерами, но не помощниками.

Уместно напомнить, что обучение и образование — это разные вещи и, соответственно, результат у этих процессов разный. Обучать можно на любом языке. При обучении главная задача — добиться того, чтобы ученик запомнил определенный объем информации. Предоставив обучаемому терминологический словарь, можно обеспечить понимание сути вызубренного. Результат подобного обучения так же примитивен, как и сам процесс — ученик помнит определенный набор текстов на государственном языке, может их пересказать по памяти, записать и ответить на простые репродуктивные вопросы.

Видимо, такой подход и результат в отношении детей из нелатышских семей вполне устраивает авторов закона и Министерство образования и науки. Но такой результат не может устроить педагогов, большинство родителей и общественные организации национальных меньшинств. Потому что полноценное образование предполагает не только обучение, но главным образом развитие и воспитание учащихся, и прежде всего на уроках.

У большинства учащихся русских школ недостаточно развито логическое мышление в терминах на латышском языке, что приведет к неизбежному отставанию большинства детей в интеллектуальном развитии, и как следствие — к неполноценности. Поскольку при таком "инакомыслии" не будет развития мышления и на родном языке.

Русский вопрос — что делать?

Во-первых, обеспеченные родители могут перевести своих детей в частные школы.

Во-вторых, директорам школ с русским языком обучения нужно безотлагательно договориться между собой и определить, какие школы станут национальными русскими, украинскими, белорусскими, еврейскими и школами других национальных меньшинств. Напомним, что до первого сентября будущего учебного года необходимо разработать, отстоять и утвердить соответствующие программы образования в министерстве. Правда, в законе сказано, что министерство определяет те предметы, которые должны изучаться в национальных школах на латышском языке. Поэтому полностью избежать негативных последствий языкового давления не удастся.

В-третьих, часть детей из смешанных семей смогут, хотя и с определенными трудностями, обучаться по первой или третьей модели билингвистического обучения, предложенного министерством.

И наконец, родителям детей, не владеющих латышским языком на уровне, необходимом для полноценного образования (а таких большинство) следует рекомендовать вторую модель билингвистического обучения.

Надо знать, что в рамках второй модели возможны два методических подхода. Первый предполагает, что от учащихся будет требоваться только запоминание текстов и правил на латышском языке. Это примитивный ход, исключающий развитие и воспитание. Поэтому сам подход должен быть исключен. Рациональным будет второй подход, когда постепенно и параллельно следует развивать память, мышление и культуру поведения учащихся на двух языках.

Особенно подчеркнем, что билингвистическое обучение должно осуществляться столько времени, сколько требуется каждому ученику для освоения материала, и не иначе. В противном случае никакого образования не будет, будет примитивное заучивание научных текстов и правил на латышском языке.

В этой работе следует сотрудничать с родителями. Нужно приглашать родителей на уроки, чтобы они реально видели результаты образования и совместно с педагогами могли требовать у администрации школ и школьных управ такого преподавания на латышском языке, при котором учащиеся в состоянии выполнять учебную деятельность в режиме образования, а не обучения. Особое значение должно придаваться дополнительным занятиям, на которых придется "догонять" то, что не сделано на уроках.

Работу эту нужно начинать немедленно. Вряд ли до начала нового учебного года новый закон об образовании будет изменен, хотя поправки к нему уже готовы, и фракция "За права человека в единой Латвии" постарается сделать все возможное, чтобы они были приняты. Но думая о лучшем, нужно быть готовыми к худшему.

И не стоит отчаиваться. Лучше помнить о том, что наша задача не только образование детей, но еще и защита их прав на это самое образование. И если конкретный ребенок, группа детей или класс не могут выполнять учебные задания на латышском языке, значит, эти задания нужно выполнять на русском. В любом случае педагогам следует помнить, что для детей, воспитанных в русской языковой среде, первичным должно быть освоение учебного материала на родном языке, а уже потом на латышском. Мы обязаны сохранить в каждом нашем ученике русскую культуру, обязательным компонентом которой является знание родного языка.

P.S. Полностью разделяя тревогу ученых Я.Плинера и В.Бухвалова, приглашает читателей высказаться на тему насильственной интеграции нелатышского населения, последствия которой, на наш взгляд, однозначно негативны для латвийского сообщества в целом.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv