& Nr. 234 (1112)
от 3 декабря
1998 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Декабрь, 1998 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Положительная пауза. Так оценивает отношения с Россией Имант Даудиш

неспокойное время и в неспокойной стране выпала доля работать Иманту ДАУДИШУ. Тем не менее посол Латвии в Москве настроен оптимистично: кажется, самое неприятное уже позади.

 Оксана МИГУНОВА, Рига — Москва

Положительная пауза.
Так оценивает отношения с Россией Имант Даудиш

Все сначала

— Что происходит сейчас в латвийско-российских отношениях?

— Эти дни я бы назвал положительной паузой. Официальная Россия отметила позитивный результат референдума, желание Латвии гармонизировать отношения на гуманитарном поле и итоги выборов в Сейм. Народ избрал те партии, которые настроены прагматично, желают подготовить Латвию ко вступлению в Европейский союз и построить добрососедские отношения с Россией.

Сейчас, наконец, утверждено новое правительство Латвии, и, судя по первым высказываниям, Россия будет очень серьезным приоритетом во внешней политике Латвии. Теперь ждем ответной реакции Москвы. И тогда уже может быть возобновлен политический диалог. Потому что он, в отличие от дипломатических отношений, был прерван. Если я всегда мог встретиться с должностными лицами из российского МИДа, Российской думы или Совета Федерации, то добиться встречи на высшем уровне для политиков мне удавалось с трудом.

До 3 марта активно работала межправительственная комиссия. Встречи велись на уровне сопредседателей комиссии и с той, и с другой стороны: Горбунова и Серова. Затем все эти встречи прекратились. Теперь должны быть переутверждены сопредседатели комиссии. Я надеюсь, что с нашей стороны это снова будет Анатолий Горбунов. Ведь он, во всяком случае, уже знает эту работу. В рамках межправительственной комиссии действовало 11 рабочих групп и они подготовили 40(!) проектов договоров, а четыре из них уже готовы к подписанию.

Один — о социальных гарантиях — предусматривает выплату пенсий тем, кто одну часть жизни провел в России, а другую — в Латвии. В этом документе очень заинтересована латвийская сторона. Еще мы с нетерпением ожидаем подписания договора о границе. Необходимо также продолжить уже начатую программу по экономическому сотрудничеству между регионами Латвии и России. И наконец, имеется острая необходимость укрепить связи с приграничными регионами России, той же Псковской областью, а для этого надо упростить некоторые пограничные и другие формальности.

Рынки не уступают

Что касается экономической стабильности, то о ней еще рано говорить. Рубль по-прежнему "скачет", не снят вопрос и о выплатах долгов России западным инвесторам. Под угрозой банкротства находится ряд российских банков. И несомненно это очень серьезно затрагивает интересы латвийских финансовых структур. Мало того, страдает не только финансовая сфера, но и производство в Латвии. Конкурентоспособность латвийских товаров в России резко упала. Цены на местные продукты сейчас очень низкие. Экспорт наших товаров в Россию тоже здорово сократился. И не только продуктов питания и сельхозтоваров, но и других: мебели, электроники и т.д.

— Почему конкретно сейчас закрывается российский рынок для латвийских производителей? Не верится, что в России совсем перестали есть или пить.

— Товары не экспортируются в Россию не потому, что здесь снизилась покупательная способность, хотя и поэтому тоже. Просто сейчас нет никакой гарантии, что за товары поступит оплата. Рынок в какой-то степени для нас блокирован. И пока рубль нестабилен, очень много товаров просто лежит на оптовых складах. Не поступает в торговую сеть. И самое главное, что пока нет никакой ясности по поводу рубля на будущее.

На начало текущего года доля России в латвийском экспорте составила 15,9%. За восемь месяцев, то есть к сентябрю, объем экспорта сократился на 8,7%. Это очень серьезно. И если ситуация не изменится, то эта цифра будет еще расти.

Но все равно я за то, чтобы российский рынок не оставлять. Несмотря на его непредсказуемость, он все-таки самый основной для нас. Правда, латвийскому предпринимателю стоит ориентироваться также и на другие рынки, прежде всего — на Западную Европу.

Хитрости экспортеров

— Мы сейчас обсуждаем влияние на экономические связи Латвии и России именно финансового кризиса. Но ведь в этом году имел место и негласный, но все равно ощутимый бойкот латвийских товаров?

— После известного инцидента у Рижской думы 3 марта не де-юре, но де-факто были введены экономические санкции против латвийских товаров. И наши производители, в первую очередь пищевики, пострадали уже тогда. Это был настоящий бойкот. Особенно в Москве, где прошла целая кампания по этому поводу. Мы можем назвать это первым этапом, первой волной. Вторая волна началась в августе с финансовым кризисом.

— Между этими волнами, этапами был какой-то "просвет"? Или последствия бойкота помножились на последствия экономического кризиса, а латвийские экспортеры даже не почувствовали передышки в борьбе за этот нелегкий российский рынок?

— Это только в марте была какая-то суета, волнения. Но хороший предприниматель не станет долго жаловаться. Бизнесмены искали какие-то другие пути и без лишней огласки продолжали сбывать свою продукцию в разных регионах России, в том числе и в Москве. Было придумано множество маленьких хитростей.

— Например, когда товар продавали под какой-то другой, нелатвийской, маркой?

— В том числе. Я не стану выдавать секретов. Скажу только, что бизнес продолжался.

— А те негласные санкции по поводу латвийского товара, они еще имеют силу?

— Они существуют, но думаю, что в некоторых местах для латвийского товара двери опять открыты. Потому что все-таки и качество хорошее, и цены невысокие. Думаю, скоро все наладится.

Слова худого не скажут

— На бытовом уровне какое сейчас отношение к Латвии?

— В те дни, после 3 марта, когда телевидение очень часто показывало довольно неприглядные репортажи о Латвии, у части россиян создалось негативное отношение к нашей стране. "Вот, избивают русских пенсионеров!" Но потом пошла дополнительная информация. Я сам несколько раз выступал по телевидению, на пресс-конференциях. Ясно было, что реакция российской стороны на этот инцидент оказалась неадекватной. Потому что: во-первых, там были пенсионеры всех национальностей, а во-вторых, толкание продолжалось всего несколько минут и никому из участников митинга не пришлось даже обращаться за медицинской помощью.

— Но ведь в первую очередь воспринимается негативная информация, а все ли объяснения были услышаны?

— Естественно. Но все-таки думаю, что россияне поняли, что реакция масс-медиа была неадекватной. И что в Латвии нет, слава богу, никаких этнических конфликтов. Поэтому на бытовом уровне вполне нормальное отношение. Я, например, как простой человек, захожу в магазины, в кафе. И люди, когда узнают, что я из Латвии, ничего плохого мне не высказывают. Бывают, конечно, отдельные случаи. Но это все эмоции. Говорить же в целом о том, что изменилось отношение к Латвии и латышам, мне кажется, нельзя.

Шпроты у порога

— Каково вам было работать этой весной в Москве?

— Очень просто. Пришлось отменить свои занятия теннисом и прогулки по окрестностям Москвы. Потому что каждую субботу проводились митинги перед воротами посольства. Причем хорошо организованные. Приходили представители целых отраслей: из торговли, транспортники, строители, деятели культуры, даже циркачи с питонами. Я всех внимательно выслушивал. Потом приглашал представителей к себе на разговор. Ближе к лету, когда стало тепло, митинги стали короче: дачи-огороды заслонили все. А потом, в июле, вообще прекратились. Думаю, официальная Россия заметила, что латвийские политики желают прислушиваться к мнению международных организаций по поводу законодательства в области прав человека.

— Агрессивность какая-то чувствовалась?

— Нет. Не было такой агрессии, чтобы, например, наши работники боялись выйти или зайти в посольство. У нас как раз в это время занятия в воскресной школе, родители приводили детей на территорию посольства, и ничего с ними не случалось. Никаких инцидентов! Просто было неприятно, когда латвийские товары — шпроты, соки — выбросили к дверям. Мы даже не смогли все это подобрать: местные жители успели раньше нас. Здесь все-таки не всем хорошо живется. И я считаю, что выбрасывать продукты — грех. Все равно что швыряться хлебом. Вот это меня оскорбило.

А какие-то слова? Их просто надо выслушивать. Это моя работа. Первые две-три недели еще было ничего. А когда это продолжалось два-три месяца, психологически стало, конечно, очень тяжело. Появилась определенная депрессия. Сознание, что ты уже не в состоянии выполнить как следует свой долг дипломата: укреплять отношения между странами, помогать предпринимателям. Ощущение некоторой бессмысленности своей миссии. Но затем это прошло. Я реалист. И поэтому надеюсь на возобновление хорошего диалога.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv