& Nr. 146 (1024)
от 31 июля
1998 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Июль, 1998 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Жертва просто хочет домой

Рижский окружной суд передано дело о вымогательстве. Только куда посылать повестку с приглашением на процесс Владимиру С., потерпевшему, — не очень понятно. В последний раз он ночевал дома полтора года назад. Владимир непрерывно меняет адреса, поскольку убежден, что приговорен своими обидчиками к смерти.

 Александр ВАВИЛОВ

В этой истории было все, как в классических бандитских сюжетах: угрозы, избиение, пытки, попытка вывезти в лес. Мог ли предполагать о таком диком финале Владимир С., когда два с половиной года назад был приглашен на работу в фирму Монарх! Фирма планировала вплотную заняться Домом культуры Рижского авиационного университета — привести в порядок ветшающее здание и получить с этого прибыль.

Был затеян крупный ремонт: фойе переделали под дискотеку, бывший буфет — под бар. Владимир, специалист по бизнес-администрированию, являлся кем-то вроде исполнительного директора.

Тревожный звоночек прозвенел в октябре 1996 г., перед самым открытием дискотеки. В один прекрасный день невесть куда исчез Эдуард Таукулис, руководивший всеми строительными работами. Послушав разговоры, Владимир понял, что его обвиняют в пропаже 2 тысяч латов, принадлежащих фирме. Что? почему? как? — в деталях осталось неизвестно. Зато на отсутствующего Таукулиса еще долгое время с большим удобством вешали всех собак, перекладывая на его плечи чужие грехи.

А в январе 1997 г. эта история повторилась вновь — теперь уже с самим Владимиром.

"Я должен был, как обычно, подготовить баланс к 12 числу. Это — воскресенье. Однако в четверг утром владелец Монарха Юрий Шатохин вызвал меня на ковер и стал задавать вопросы: Как у нас это? А как это? Затем неожиданно: а где твои ключи от офиса? Вот, — показываю на письменный прибор. А от сейфа? В дверце. Он подошел, закрыл сейф и говорит: пиши заявление на увольнение, дату не ставь. Я написал.

Он забрал заявление. Сел напротив. И вдруг: "Вова, а где мои 3 тысячи латов? Тут не хватает!" Я воспринял это от неожиданности как "шутку". А он вызывает своих телохранителей: Елизарова Сергея и Исаца Геннадия. И дает распоряжение: "Освобождай для него багажник".

В багажник Владимира все же засовывать не стали. Сделали хитрее: дождались, когда в зале дискотеки загремела музыка, и отконвоировали Владимира до машины. Зная, что у охранников при себе пистолеты, тот не дергался.

Последующие сутки запомнились Владимиру непреходящим кошмаром. Его били в помещении недостроенной бани. Пинали. Требовали сказать, где деньги. Под утро, утомившись, вызвали кавказца Рамазана, "специалиста по ножичку". Он начал медленно, с нескрываемым удовольствием отрезать Владимиру ухо. И тогда тот сдался. Практически под диктовку Шатохина он сочинил рассказ, что эти деньги на его глазах забрал из сейфа бывший сотрудник Монарха, уволившийся еще осенью.

"Когда они из меня это все вытянули, то сразу разулыбались, по плечу стали хлопать: мол, что ты из себя Зою Космодемьянскую строил, мог бы сразу сказать". Владимир понял, что им нужны были не только деньги, но и этот самый рассказ. "Ты должен будешь все это повторить, если тебя еще раз спросят, — подчеркнул Шатохин. — Смотри, ничего не перепутай. А ущерб мы тебе компенсируем". Владимира перевезли на новое место, в какую-то квартиру, где пристегнули наручниками к батарее. Там прошли еще полдня.

Затем, все так же под конвоем, Владимира привезли в офис. Похоже, должна была, наконец, наступить кульминация этого спектакля. Ждали главных действующих лиц. И точно: вскоре двери распахнулись — в офис пожаловал Дудкин с телохранителями.

Владимир послушно повторил свой рассказ перед Дудкиным.

"Все они вышли, меня остался охранять только Елизаров. Он говорит: "Ну вот и отлично, давно бы так. А то целые сутки трепал нервы. Теперь все нормально. В выходные в баньке отдохнем и в понедельник опять на работу". Но тут ему звонок на мобильник: открывай двери. Вся компания заходит вновь, да еще ведет с собой Олега — того, уволившегося осенью сотрудника. Дудкин опять: рассказывай. Я повторяю всю историю. Олег молчит. Зная этих людей и меня, он понял, видимо, ситуацию. А Дудкин не поверил. И закричал матом, что я все вру и нужно меня вывозить в лес. Телохранители опять начали меня избивать — газовым ключом. Шатохин вскочил, засуетился: не здесь, не здесь. Я подставил руку под удар, под второй, потекла кровь. Дудкин: все, давайте его в машину".

Владимиру намотали на руку полотенце, заставили засунуть ее в карман и повели на выход, к машине. Замешкались на секунду, соображая, как его лучше посадить. И тут Владимир, озирающийся по сторонам, увидел, что к остановке неподалеку приближается троллейбус. Он, как мог, потянул время, дождался, когда из троллейбуса выйдут пассажиры и с воплем — помогите, меня убивают! — ринулся в сторону людей.

"Я проскочил сразу к водителю, а там женщина. Я говорю: быстрее, пожалуйста, поезжайте, за мной бандиты гонятся. Когда мы подъезжали к парку, который возле управы Латгальского предместья, на остановке уже стояли заблокированные машинами два троллейбуса и шатохинская команда их проверяла. Мне повезло, они их проверили и поехали дальше. Водитель предложила мне остановиться около Латгальской полиции — я отказался. И попросил ее притормозить уже только напротив транспортной прокуратуры. Потому что я знал, что там около здания все время ходит полицейский с пистолетом, гоняет, чтобы машины не ставили".

После того, как Владимир изложил все сотруднику Бюро по борьбе с организованной преступностью, его стали прятать. Сначала это была какая-то конспиративная квартира, потом — больница, затем помогли земессарги. Наконец Шатохина, Исаца и Рамазана арестовали (Елизарова почему-то не тронули). Полицейские позволили Владимиру уже перейти жить к знакомым, только посоветовали нигде не светиться.

А через некоторое время прокурор, расследующий это дело, уехал в командировку, и дело пошло вспять. Арестованные повыходили на свободу. За решеткой остался только самый крайний — Рамазан, да и тот тут же начал отказываться от предыдущих показаний. Что касается Дудкина, так он и вообще в деле проходит как свидетель.

...Владимир так и не понял, в каких играх ему пришлось играть свою странную роль. Он начал было составлять собственную версию, но ухватил только хвостик (выяснил, например, что Шатохин был в свое время коммерческим директором фирмы Amstrig). После чего быстро смирился с тем, что всей правды никогда не узнает. Впрочем, он — простой латвийский потерпевший — и не претендует на владение ситуацией. Он хочет просто вернуться домой.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv