& Nr. 130 (1008)
от 9 июля
1998 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Июль, 1998 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Игра в сфинкса с разгадыванием загадок

ынешние гастроли "Ленкома" явили нам уже не только театр Марка Захарова, как это было два года назад, а новое качество лицедейства, новый современный театр, какой у нас в Риге еще не существует.

 Гарри ГАЙЛИТ

АБДУЛОВ и ЗБРУЕВ в спектакле "Школа для эмигрантов".

Не говоря уже о первых двух спектаклях "Ленкома", ошеломивших рижан, даже третий — "Школа для эмигрантов", многими ожидавшийся с большой долей скепсиса, если не потряс зрителя, то поразил самым натуральным образом.

Занимательный спектакль поставил Марк Захаров с профессиональным психологом в качестве режиссера Николаем Гуляевым. Его можно расшифровать, как египетскую пирамиду. Он напоминает "Амаркорд" Феллини. Тут все — загадка, и что, почему — не понятно до тех пор, пока не начнешь перебирать былые шедевры Захарова. Мэтр как будто решил вспомнить свою богатую взлетами и чудачеством творческую биографию. Его спектакль наполнен ассоциациями с лучшими кинофильмами и постановками Захарова начиная с "Юноны и Авось" и кончая "Обыкновенным чудом". Их герои запросто входят в спектакль и существуют в нем так, словно они, если и не родились в нем, то постоянно прописаны.

Трудно сказать, что в "Школе для эмигрантов" придумано молодым драматургом Дмитрием Липскеровым, а что появилось по воле дерзкого постановщика. кстати, между Захаровым и Гуляевым роли поделены тоже не знамо как. Можно лишь предположить, что проблемы души, как есть, взял на себя психолог, ну а по части театральной феерии выступил мастером мэтр. Впрочем, какая разница, кто и за какие веревочки тут дергает. Важно и интересно другое: как лихо и отчаянно, до самопародирования, Захаров "цитирует" здесь сам себя и себя же поднимает на смех. Правда, не все тут так уж и смешно, многое — печально. Что заставляет подумать: а в пародировании ли тут вообще дело.

Если бы еще название что-то подсказывало! Выходишь из зала так и не поняв, при чем тут школа для эмигрантов.

Начинается спектакль как заправская чернуха. Два лба, горе-физкультурник, проштрафившийся когда-то самбист, и недотепа-географ, учительствующие в школе с театральным уклоном (ну и педсоставчик в этой школе), натурально глушат водку в пустом спортзале. Пьют грязно и убого, как бомжи. И вдруг эта чернуха переходит в вереницу почти что романтических видений.

Придумано очень технично. Пьяные парни находят тряпичный манекен для отработки приемов самбо и натягивают на него сперва женские трусы, потом лифчик, какое-то платье, усаживают куклу в вольтеровское кресло, обиходят ласково сквозь пьяные слюни. И вдруг ошарашенный всем этим непотребством зритель видит в кресле уже не манекен, а очаровательную молодую женщину. Ее играет Инна Пиварс.

Начинаются бесконечные превращения. Во всех своих ипостасях — по действию она и жена философа из "Обыкновенного чуда", и возлюбленная Мюнхгаузена, и латышка (!), испанка, американка, японка... — Инна Пиварс не произносит ни слова. Роль без слов, если не считать латышской песенки, которую она нашептывает в одном эпизоде. Как будто этой женщины и нет вовсе, она двум бухарикам только кажется, мерещится. Расцвела вдруг роза на помойке, где один другого два придурка оскорбляют: ты импотент! — а у тебя сын — олигофрен.

Словом, идет какая-то грязная чушь, пока парни (школа-то все-таки с театральным уклоном) не начинают использовать тут же в шкафу хранящиеся бутафорские костюмы и вещи. И начинается путешествие по захаровским спектаклям и кинофильмам.

Играют в спектакле по очереди Абдулов со Збруевым и Янковский с Караченцовым. Вторая пара делает это острее, гротескнее, потому что оба актера играли раньше у Захарова как раз тех героев, в чьи костюмы теперь облачаются. Тут и охотник на медведей, и философ в своем знаменитом халате, и Мюнхгаузен, и прочие, стреляющие в уток, только не из ружья, а чуть ли не из ракетометов...

Зачем Захаров все это накрутил? Эту загадку вряд ли можно разгадать однозначно. Оба субчика тем временем возвращаются в свое первоначальное состояние. И тут вдруг тебе кажется, что ты догадался, в чем суть спектакля, понимая в то же время, что таких догадок — разных — может быть столько же, сколько зрителей в зале. Два наших горе-неудачника, куда бы их фантазия ни занесла, неудачниками так и остаются. В Испании они ходят господами и тореадорами, в Японии и еще где-то кем-то еще, но в каких бы условиях они ни жили, даже куда-нибудь эмигрировав на худой конец (в спектакле они все время "эмигрируют" в чужие судьбы), от себя уйти им не дано. Они всюду — такие же неудачники со всем своим джентльменским набором, и лишь душа "возвышенного просит". Не об этом ли спектакль поставил Захаров?

Об этом тоже. Но и еще о чем-то своем, сокровенном. И не расшифровать его до конца, наверное, никому, кроме самого мэтра.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv