& Nr. 115 (993)
от 16 июня
1998 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Июнь, 1998 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Восемьдесят три дома Эйжена Лаубе

ижские церкви, башни, общественные и доходные дома (теперь их стали называть просто частными) — это не только архитектура города, но и люди, ее создавшие. Одним из них был Эйжен Лаубе.

 Гарри ГАЙЛИТ

Дом-красавец на ул. Бривибас, 47.

Эйжен Лаубе пришел в архитектуру в благословенные для нее годы, когда еще зодчими становились люди незаурядные, своеобразного склада ума, искатели и романтики. Построенные по проектам Лаубе дома признаны теперь образцами рижской архитектуры.

Даже причудливый, шириной всего в три окна, пятиэтажный дом на ул. Таллиннас, 23, который Лаубе называл "грешком молодости" и говорил, что, проходя мимо, старается не смотреть на него, — даже он сегодня считается архитектурной достопримечательностью: столько в нем фантазии и любопытных деталей.

Лаубе был художником по своей природе. Живая фантазия, элегантность и разнообразие — основные черты его таланта. И как ни странно, творческая натура в нем всегда сочеталась с натурой теоретика и аналитика. Он еще только заканчивал Рижский политехнический институт, а уже получил приглашение остаться в нем на преподавательской работе. Он преподавал архитектуру всю жизнь, одновременно проектируя и строя свои дома (т.е. осуществляя надзор). Им построено в Риге восемьдесят три многоэтажных каменных здания. А спроектировано в общей сложности намного больше, чуть ли не под три сотни городских домов.

Самый известный из них — доходный дом на ул. Бривибас, 47. Это здание с остроконечными крышами, необычным обликом и рельефным орнаментом знакомо каждому рижанину. Когда-то здесь находилось кафе "Пингвин", а с угла — булочная. Ничего похожего в Риге мы больше не найдем.

Лаубе в юности повезло: свою карьеру градостроителя-преподавателя он начал в застойный период немецкой вкусовщины, когда надо было искать в архитектуре новые направления. Отдав дань эклектизму, молодой мастер быстро находит свой стиль. Он становится одним из рижских столпов зарождавшегося тогда нового направления, которое называлось национальным романтизмом.

Энергичный, талантливый архитектор получает один заказ за другим и сразу приобретает широкую известность. Он проектирует дома на ул. Алберта, на Бривибас, школьное здание на Тербатас, 15/17, Дом Рижского латышского общества, разрабатывает проект реконструкции Рижского замка. Но свободнее всего он чувствует себя, работая над проектами доходных домов. Здесь он может дать волю своим пристрастиям, вкусам и даже капризам.

Если собрать вместе и издать альбом построенных по его проектам зданий, окажется, что большая, если не самая большая, часть наиболее интересных домов в Риге принадлежит ему — Эйжену Лаубе. В них проявилось и его правило использовать местные естественные материалы, и увлечение финским стилем, с характерными для северных стран крутыми скатами крыш. Дома Лаубе грациозны и живописны, в них всегда есть особая изюминка. "Дом-праздник" — вот к чему всегда стремилась его творческая натура.

Что-то надломилось в судьбе архитектора, когда началась первая мировая война. Лаубе эвакуируется в Москву и живет там до 17-го года. Пишет книгу по теории архитектуры. Вернувшись в Ригу, с головой уходит в преподавательскую работу. Строит теперь гораздо меньше. Его избирают ректором университета, деканом, почетным доктором.

В тридцатые годы Лаубе разрабатывает идею перенесения административного центра Риги на левый берег Даугавы. Но популярной она станет много позже, уже на закате советского времени. А в те годы, когда мир катился к новой войне, приступить к ее осуществлению Лаубе так и не смог. Вообще, и раньше, и теперь он частенько оказывается в меньшинстве и подвергается грубой критике. Многим не нравится его манера работы и то, что он всегда отвергал в градостроительстве ярко выраженное увлечение латышской стариной и этнографией. Как преподавателя его тоже часто честили за свободные взгляды, за некий космополитизм в подборе учеников (ему все равно было, русские, евреи или латыши занимались у него в мастерской).

Незадолго перед второй мировой войной Лаубе ударился в дизайн, где национальному чувству можно было свободно предпочесть чувство гармонии, ритмики и собственного вкуса. Эскизы мебели, люстр, лестниц доставляли ему большое удовольствие.

Вторая мировая стала уже личной трагедией. Лаубе понимал, что строить ему больше не придется. В сорок четвертом он уезжает к сестре в Берлин. Свободно владея языками, преподает некоторое время в балтийском университете, а через шесть лет перебирается в США. Там он держит свое бюро, но в мыслях все чаще возвращается в Ригу. Хочется хоть краешком глаза еще раз увидеть свои дома, если они вообще сохранились. А они меж тем до сих пор стоят и радуют взгляд. Правда, вряд ли теперь многие помнят, что их построил известный в свое время латышский архитектор Эйжен Лаубе, закончивший свои дни в далеком Портленде.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv