& Nr. 90 (968)
от 12 мая
1998 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Апрель, 1998 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Тайна Валентина Ольберга

етом 1936 года в Москве проходил так называемый процесс троцкистско-зиновьевского центра. 16 подсудимых были признаны участниками подготовки убийства руководителей партии и правительства СССР. Они были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу.

 Ирина КАРКЛИНЯ

25 августа приговор был приведен в исполнение. А в соседнем государстве в уютных рижских кафе оживленно комментировали сообщения московских газет об этом процессе. Интерес к нему усиливался еще и тем, что среди обвиняемых был бывший рижанин Валентин Ольберг-Шмушкевич.

Версия рижская

Валентина Ольберга в Риге хорошо помнили. Прежде всего — товарищи по еврейской гимназии, где они вместе с ним в 20-е годы изучали иврит и воспитывались в духе сионизма. Но Ольберг, как это ни странно, стал человеком коммунистических убеждений. По мнению знавших его людей, самым большим авторитетом для Валентина (тогда еще Шмушкевича, Ольбергом он стал позже — в Германии) был Лев Троцкий.

Рижские репортеры спешили раздобыть сенсационные сведения об Ольберге. Газеты печатали воспоминания однокашников, корреспонденты побывали на улице Бривибас, где в самом центре города у своей сестры, известного рижского зубного врача, жила мать Ольберга. Но что могла сказать газетчику старая, убитая горем женщина? Больная, она лежала в постели и постоянно твердила: "Троцкий, это Троцкий погубил его, он был его идеалом и послал его на смерть. Его я виню во всем..."

Винила она не только Троцкого, но и своего бывшего мужа, много лет назад бросившего ее с малолетними сыновьями. Он переехал в Австрию, а потом в Германию, стал известным социал-демократом. Одно время был секретарем знаменитого социал-демократа доктора Адлера. Сыновья, к несчастью, тоже пошли по стопам отца и связались с большевиками. Они уехали к отцу в Германию, переняли его псевдоним — Ольберг.

Судя по сведениям, собранным рижскими журналистами, Валентин Ольберг был противником всякого насилия и не был способен на убийство. К политическому терроризму относился крайне отрицательно. Поэтому обвинения, которые ему предъявлялись на московском процессе, вызывали у знавших его рижан недоумение. Высказывалось предположение, что Ольберг мог согласиться на участие в заговоре только под давлением Троцкого и его сына Седова, с которым Валентин близко сошелся в Берлине. Но и это казалось нелепым.

Теряясь в догадках, рижская русская пресса приходила к выводу, что, приехав в СССР и увидев своими глазами жизнь в стране, Ольберг разочаровался в советском режиме. Вернувшись в Берлин, он, видимо, примкнул к троцкистской оппозиции и стал ярым врагом Сталина. Сомнений в реальном существовании "троцкистско-зиновьевского заговора" у всех живущих за пределами России тогда еще не было. На скамье подсудимых, по общему заблуждению, сидели убийцы и шпионы. И все сходились во мнении, что Ольберг действительно был послан Троцким для организации убийства Сталина.

Версия Роберта Конквеста

Но тем не менее в рижской печати прозвучали недоуменные вопросы, на которые ответить было невозможно. Что общего у еврея Ольберга могло быть с тайной германской полицией гестапо (Ольберг обвинялся еще и в связях с гестапо, что якобы приветствовал Троцкий)? И как с туристической визой в фальшивом гондурасском паспорте он мог устроиться на работу в педагогический институт города Горького?

На эти вопросы пытается ответить английский историк Р.Конквест. В своей книге "Большой террор" он называет Ольберга (считая его почему-то латышом) агентом иностранного отдела НКВД. Ольберг будто бы работал в Берлине среди троцкистов как секретный информатор Ежова. Затем, уже в России, Ольберга направляют в Горьковский пединститут для "разоблачения" троцкистов. Принимать его туда сначала не хотели и приняли лишь, как пишет Конквест, по настоянию Ежова. НКВД нужно было сфабриковать дело о троцкистском комсомольском заговоре и обвинить группу студентов и преподавателей в попытке покушения на Сталина.

Ольбергу было предложено, как утверждает Конквест, дать на процессе показания о том, что он был связным между преподавателями института и Троцким. За это ему обещали, что он будет освобожден и назначен на ответственную работу на Дальнем Востоке.

Автор книги пишет, что Ольберг задачу, поставленную ему НКВД, выполнил, но тем не менее вместе с остальными подсудимыми был осужден и расстрелян.

Версия генерала Волкогонова

Не доверяет Ольбергу и известный советский историк Д.Волкогонов. Вот буквально его слова из книги о Троцком: "Одно время Троцкому настойчиво предлагал свои услуги в качестве секретаря Валентин Ольберг, давший через несколько лет "показания" в Москве против изгнанника". И относит его к подозрительным личностям, вертевшимся вокруг Троцкого.

Между тем есть свидетели, ставящие под сомнение версии Конквеста и Волкогонова. Судя по всему, Ольберг был человеком запутавшимся, у которого, как и у многих подследственных, "показания" выбивались обычными для НКВД методами. Не вынеся пыток, он, скорее всего, оговорил себя и подписал сфабрикованные протоколы допроса. Подтверждение тому — книга "Реабилитация. Политические процессы 30-50-х годов", изданная в Москве в 1991 году. Здесь опубликовано заявление Ольберга следователю от 27 января 1936 года. Он пишет: "Я, кажется, могу оговорить себя и сделать все, лишь бы положить конец мукам. Но я явно не в силах возвести на самого себя поклеп и сказать заведомую ложь, т.е. что я троцкист, эмиссар Троцкого и т.д. Я приехал в Союз по собственной инициативе, теперь, в тюрьме уже, — я понял, что это было сумасшествие, преступление. Горько раскаиваюсь в нем".

Вскоре после новых допросов он стал признавать себя виновным. И оговаривать других. Ольберг не выдержал "методов" следствия...

Расстрел и реабилитация

Судя по приведенному письму, Ольберг не был ни провокатором, ни троцкистским агентом. Более того, вероятно, что с поддельным паспортом он приехал в СССР с ведома НКВД, потому что так было задумано в кабинетах, чтобы на запланированном процессе потом использовать это против самого Ольберга. Скорее всего Ольберг, будучи идеалистом, стремился уехать в Россию. НКВД об этом знал. И использовал в своих интересах. Не пощадили ни брата Ольберга — Павла, ни его жену Бетти. В письме следователю Валентин это предчувствовал. Павел Ольберг был осужден на закрытом процессе уже после расстрела брата. Он исчез бесследно в сталинских концлагерях. Известно, что жена Ольберга, Бетти, тоже попала в лагерь. Еще в тюрьме пыталась покончить жизнь самоубийством, бросившись через перила лестницы. В 1940 году вместе с другими немецкими коммунистами она была возвращена в Германию и передана в руки гестапо.

В 1988 году все обвиняемые на процессе так называемого троцкистско-зиновьевского центра были полностью реабилитированы, в том числе и Валентин Ольберг. Спустя полвека после ареста. Тогда, в августе 1936 года, рижские газеты и журналы, строя свои догадки о причинах "преступления" бывшего рижанина Ольберга, не могли всерьез предположить, что гоняются за призраком никогда не существовавшего заговора.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv