& Nr. 90 (968)
от 12 мая
1998 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Май, 1998 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



У политических "цветочков" оказались шипы. Не замечать этого уже нельзя

ападные эксперты, политики, представители международных организаций, оценивая ситуацию с негражданами или состояние латвийско-российских отношений, годами разговаривали с Латвией "caur pukem" — сквозь цветочки. Не к чести латвийской политической элиты будь сказано, замечания, сделанные в деликатной форме, оказались непонятыми или не услышанными ею вовремя.

 Янис ЮРКАНС, депутат 6-го Сейма, председатель Партии народного согласия

В конце концов нашим западным партнерам осточертело постоянно бегать за мячом, который латвийские политические недоросли то и дело посылали в аут. Это с очевидностью проявилось, когда гром грянул на Востоке.

Однако даже когда тон рекомендаций западных партнеров стал жестче, политическая элита с упорством, достойным лучшего применения, продолжает читать послания старших западных братьев (взять хотя бы письмо Билла Клинтона Гунтису Улманису или Макса ван дер Стула — Гунтару Крастсу) сквозь розовые очки.

Между тем ситуация заслуживает того, чтобы разобраться в ней без всяких цветочков. Не секрет, что "история болезни" начинается не 3 марта и не 16-го. На стадии обсуждения Закона о гражданстве несколько лет назад верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Макс ван дер Стул обратился с обстоятельным письмом к тогдашнему министру иностранных дел Латвии, призывая существенно либерализовать закон, прежде всего отменив принцип квот. Реакция хорошо известна: квоты были закамуфлированы "окнами натурализации", а закон содержал более 60 различий в правах граждан и неграждан, существенная часть из которых остается и поныне.

Процесс натурализации, в свою очередь, пошел крайне медленно. В очень большой степени потому, что закон лишил людей общесемейной мотивации. Откуда у юноши возьмется желание стать гражданином Латвии, если его родители, люди, сделавшие еще в 1991 году осознанный выбор в пользу независимой Латвии, сегодня лишены возможности стать гражданами этого независимого государства?

Идет массированное наступление на финансируемое госбюджетом образование на русском языке. Объясняется это тем, что не происходит эффективного освоения государственного языка. Однако мне, например, далеко не самому малоинформированному человеку, совершенно не ясно: в какую прорву канули деньги, выделенные на освоение государственного языка еще тем Верховным Советом, который принял Закон о языке в первой редакции? Непонятно и сейчас, как расходуются миллионы долларов специальной программы ООН, разработанной и предоставленной Латвии для обучения взрослых, в том числе и учителей.

Таким образом, именно те, кто громче всех кричит о недопустимости двухобщинного государства, своими руками активнейшим способом его формируют.

В условиях только что преодоленного политического кризиса "всех собак вешают" на "Тевземей ун Бривибай". Нет более чуждой мне легальной политической силы в Латвии, чем эта. Но, как это ни парадоксально, сегодня я вынужден выступать чуть ли не ее адвокатом. В самом деле, чего мне, представляющему Партию народного согласия, ждать от национал-радикалов, о чем с ними говорить?! Но вот почему очень длительное время партнеры "ТБ" по правительственной коалиции (а возможность подобного партнерства — сама по себе показатель) "Латвияс цельш" и "Саймниекс", всячески подчеркивающие на словах свою приверженность демократии, свою "европейскость", так легко усыпили себя сказкой о священной корове — неприкосновенности Закона о гражданстве — якобы во имя стабильности государства? И почему вдруг в мгновение ока священная корова потеряла нимб святости и послушно легла под нож политических мясников?

Прежде всего потому, что по-настоящему священным был и остается столь лакомый пирог большой приватизации. Все прочее — глубочайшая периферия подлинных интересов политической элиты. Не вижу я никаких радикальных перемен и сегодня. Ведь не судьба же 700 тысяч людей вдруг стала жизненно важной заботой, а вечная присказка — "Европа нас не поймет".

В силу ряда обстоятельств эти "периферийные" интересы переместились на время в центр общественного внимания и в Латвии, и на Востоке, и, что является определяющим, на Западе.

Всерьез же о помощи России соотечественникам говорить по-прежнему не приходится. К тому же сколь-нибудь масштабные меры крайне затруднительны уже в силу объективных обстоятельств и критериев. Танки недопустимы, экономические санкции вовсе не красят их инициатора. Так что же остается России? Устроить шум на весь мир? И Россия однажды его устроила.

Так или иначе, мир сначала Россию не услышал, а потом уже стал увещевать — не давить экономически, и Латвия обещала исправиться. Но кто мешал нам давно внять увещеваниям того же ван дер Стула — и с первого, а не со сто первого раза? Кто мешал объяснить миру разницу между полицаями Арайса и стариками-легионерами?

Ну не понимаем мы слов, когда они говорятся "сквозь цветочки". И мир с подачи России — пусть отнюдь не законодательницы норм в политической культуре и правах человека — это понял. И стал говорить доступным нам языком. Теперь все дело в нашей обучаемости. Так ли уж обязательно сидеть в каждом классе по пять лет, глядя на карту Европы и пересчитывая блох у соседа?

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv