& Nr. 66 (439)
от 2 апреля
1996 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Апрель, 1996 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Игра в молчанку с прокурором

чера на первом (после перерыва) заседании суда по делу Харитонова и членов его группировки пятеро подсудимых повернули все-таки процесс в нужное им русло, отказавшись дать показания.

 Ирена ПОЛТОРАК

Как уже писала , после зачитания обвинительного заключения защита и обвинение схлестнулись на том, в каком порядке пойдет далее процесс. Прокуратура предлагала заслушать подсудимых, которые на протяжении всего следствия отказывались давать показания, защита желала вначале оценить накопленные прокуратурой доказательства вины.

Судьи выбрали вариант обвинения, почему и были допрошены двое из семи обвиняемых: Горшанов и Коризно, они охотно дали показания. Сегодня пришла очередь тех пятерых, которые содержатся под стражей: Бурлая, Айзюковского, Коробейко, Валягина и самого Ивана Харитонова. А они сделали ход конем.

"Подсудимый Бурлай! — недоуменно вопрошал прокурор. — Вам были предъявлены все материалы уголовного дела? Вы знакомились с видеоматериалами?" Бурлай не отрицал. "Так что мешает вам дать показания?" "Я сделал свое заявление", — заявил Бурлай и уселся, пряча улыбку.

Айзюковский пошел дальше. На расспросы судьи, что мешает ему дать показания сегодня, молвил, что желал бы увидеть потерпевших. А именно — Риммеле и Эйхлера, торговцев редкоземельными металлами, погибших в 1994 г. во время авиакатастрофы.

"Мне вообще неинтересно, что там у вас есть в деле, — обосновал прокурору свое нежелание дать показания Коробейко, — я хочу услышать, что скажут свидетели теперь".

Валягин заявил, что во время следствия были попытки оказать на него давление. В чем конкретно эти попытки выразились, объяснить не сумел. Прокурор, который, видимо, не терял надежду пробудить в подсудимых остатки логики, взывал: "Подсудимый Валягин! Когда вы отказывались во время следствия давать показания, то говорили: "Отвечу в суде". Почему же сейчас не хотите говорить?" Неречистый Валягин ответа не придумал, зато уж адвокат его не смолчал и заявил, что право подсудимого — дать показания, когда вздумается, хотя бы даже во время последнего слова.

Иван Харитонов, разумеется, присоединился к своим соратникам и тоже отказался пока от показаний. Его адвокат Тропкин сопроводил это приличествующей речью, где напирал на свое любимое словосочетание — "версия обвинения". "Так предложите взамен нашей версии свою, — резонно сообщил ему прокурор Юпатов. — А иначе в чем принцип состязательности, который при сегодняшнем раскладе явно отсутствует?"

Реплика прокурора повисла в воздухе. Защита отказывалась даже дать свой список свидетелей — только после того как выступят свидетели обвинения — и ничего не ответила на упрек судьи, что предложенный ранее список, выходит, мнимый. Подсудимые обменивались довольными улыбками. Был объявлен перерыв.

После него прокурору ничего не оставалось, как ходатайствовать об изменении порядка судебного следствия и предложить суду приступить к проверке накопленных обвинением доказательств. Адвокаты с удовольствием поддержали ходатайство, профессионально выжатое их подзащитными.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv