& Nr. 146 (2278)
от 1 августа
2003 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Сентябрь, 2003 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Айнар Шлесерс: "Первая партия лоббирует интересы бизнесменов"

дной из наиболее ярких фигур нынешнего правительства, бесспорно, является вице-премьер Айнар ШЛЕСЕРС. За 9 месяцев, прошедших с момента формирования Кабинета Эйнара Репше, он уже не раз баловал СМИ откровенными высказываниями по поводу тех или иных моментов политической и экономической жизни нашей страны. Разумеется, не щадили его и оппоненты. Тем не менее отсиживаться в тени вице-премьер не намерен. Как заявил в интервью Айнар Шлесерс, его следующие инициативы — снижение подоходного налога с предприятий до 12,5% уже в 2005-2006 годах и приватизация оставшихся у государства крупных предприятий исключительно за живые деньги.

 Беседовал Роман ГОЛУБЕВ

Сохраняя веру

— На позапрошлой неделе правительство все-таки согласилось на снижение c 1 января 2004 года ставки подоходного налога с предприятий с 19% до 15%. Однако продвижение этой идеи шло с большим скрипом — за полгода до вступления закона в силу вдруг всплыла ставка в 18%. Почему? Ведь уменьшение налогового бремени еще в октябре 2001 года запланировал Кабинет министров Андриса Берзиньша.

— Ситуация сложилась довольно интересная. Когда создавали нынешнее правительство, договорились: подоходный налог будет 15-процентным. Хотя Первая партия ратовала за 10%. Тем не менее на переговорах с партнерами по коалиции мы согласились остановиться на первой цифре, отложив все дискуссии о дальнейшем снижении ставки на потом. О ее повышении речь вообще не велась. Партнеры меня весьма удивили, когда, ссылаясь на необходимость увеличить доходную часть бюджета, предложили уменьшить налог лишь до 18%. Это была уже совсем иная философия развития государства.

Считаю: минимизируя налоги, мы только увеличиваем объем будущих доходов в государственную казну. Подтверждение правильности выбора такого пути — опыт Ирландии, которая 20 лет назад считалась одним из самых отсталых регионов Западной Европы. Уровень безработицы на Зеленом острове в те годы достигал 28%, а размер подоходного налога составлял почти 50%. Свои реформы официальный Дублин начал именно со снижения ставки подоходного налога до 10%. Как результат — безработица в этой стране практически сведена к нулю. Сюда едут работать многие европейцы, в том числе из Латвии — более 10 тысяч человек ежегодно.

У нас же многие из тех, кто работает в правительстве и в министерствах, плохо разбираются в основах развития экономики: они профессионалы в других сферах. Вот на них и произвели впечатление расчеты Министерства финансов, утверждавшего, что в результате снижения подоходного налога с предприятий до 15% казна недополучит 20 млн. латов. Логика не согласных с нашей позицией была такова: предприниматели (а именно на них направлено послабление) — лишь небольшая часть нашего населения, а нам нужно заботиться о благе пенсионеров. Мол, поэтому уменьшение ставки недопустимо. Вот Первая партия и была вынуждена озвучить угрозу неучастия в голосовании по бюджету.

— Что произошло бы, если бы ставка осталась на прежнем уровне — 19% — или же сократилась до 18%?

— Думаю, бизнесмены потеряли бы веру в правительство Эйнара Репше. Да и государство предстало бы в сомнительном свете. Получается так: когда нет денег в бюджете, оно увеличивает налоговые поборы с тех, кто его фактически содержит — с предпринимателей. Ведь именно уплачиваемые ими налоги идут на выплаты пенсий пенсионерам и зарплаты бюджетникам.

Неснижение ставки могло бы не только затормозить темпы развития страны, но и привести к кризису. Многие фирмы отказались бы от реализации намеченных проектов. Такие намерения уже были. Некоторые бизнесмены открыто признавались мне: будем свертывать производства и уходить в Эстонию. Сегодня там ставка подоходного налога на реинвестированный капитал — 0%. То же самое в Литве. К тому же наши южные соседи с 1 января 2003 года снизили налог на прибыль до 15%. Рост их ВВП сейчас один из самых высоких во всей Европе — 9%. Литовцы не испугались и обогнали нас. Мы сейчас позади, в роли догоняющих, и это печально. Кстати, и Польша недавно снизила свой подоходный налог с предприятий сразу на 7% — до 18%. По аналогичному пути идут и другие страны — кандидаты на вступление в альянс.

Необходимо четко уяснить: одно дело, когда предприниматели не хотят платить налоги, другое — когда не могут. 15%, как мне кажется, — та максимальная ставка подоходного налога с предприятий, которую поддержат наши бизнесмены. Она подтолкнет их к выходу из серой зоны, позволит начать нормально работать. До сих пор, чтобы избежать высокого налогообложения, предприниматели прокручивали сделки через оффшоры, оставляя там за оказанные услуги 7-10% от прибыли. Надеюсь, они патриоты и станут теперь платить налог 15%, зная, что эти 5% "сверхоффшорных расходов" будут использованы на благо государства, на благо их собственных детей.

Брюссель ворчит, но сделать ничего не может

— Как официальный Брюссель реагирует на уменьшение в Латвии размера налоговых сборов? Ведь многие западноевропейские компании могут свернуть свои производства в старых странах — членах ЕС и перевести их на территорию новичков.

— Им, конечно, не нравится. Нам часто твердят: не снижайте налоги. Власти западноевропейских стран отдают себе отчет: низкие ставки могут подвигнуть немецкие или скандинавские компании перенести к нам свои производственные линии. Та же Германия очень активно убеждает ирландцев выравнять налоговую ставку с другими странами ЕС. Те же, улыбаясь, соглашаются: "Давайте выравнивать. Только вы снижайте ее до нашего уровня, а не мы будем поднимать!" Сегодня директивы альянса гласят: налоги должны быть одинаковы у всех его членов, но каждый из них имеет право самостоятельно выбирать размер ставки. Поэтому наша позиция ни в чем не противоречит европейской практике.

— Многие в Латвии недоумевают: зачем нам иностранные инвестиции, если собственный банковский сектор уже крепко стоит на ногах?

— Отличие иностранного инвестора от местного в том, что он уже приходит со своими рынками сбыта. Перенося к нам свое производство, он не только способствует росту занятости, но и поднимает экспорт готовой продукции из нашей страны.

— Учитывая опыт Ирландии, собираетесь ли добиваться снижения ставки подоходного налога с предприятий до 10%?

— Это идеальный вариант. Он позволил бы легализовать всех отечественных предпринимателей. И значит, мы будем стремиться к его реализации. Но постепенно. Следующий шаг мы могли бы сделать в 2005-м или 2006 году — уменьшить размер налога до 12,5%.

— Судя по вашей активности, Первая партия сейчас пытается позиционировать себя на местном политическом рынке как партию латвийского бизнеса...

— Нас уже по-разному именовали. Наиболее часто — партией священников. Многие из нас, в том числе я и министр экономики Юрис Луянс, имеют за плечами богатый опыт в предпринимательстве. Могу открыто заявить: мы, Первая партия, готовы официально лоббировать интересы наших бизнесменов.

Истина рождается в споре

— Вы являетесь руководителем рабочей группы по переговорам с потенциальными инвесторами целлюлозного завода в Екабпилсском районе. Если поначалу от проекта Baltic Pulp все были в неописуемом восторге, то сейчас под позолоченной кожей проступила свиная: неожиданно выяснилоcь, что и экономическая выгода для нашей страны от реализации проекта будет микроскопической, и отбеливать целлюлозу хотят крайне небезопасным для природы способом. Какие претензии, предложения, требования правительство собирается выставить инвесторам?

— Это еще один подарок наших предшественников: решение о создании Baltic Pulp принимали они. Нынешняя основная задача — разработать схему осуществления проекта. Инвестор требует очень разносторонней поддержки. Но отмахиваться от него мы не имеем права: инвестиции в миллиард евро — весьма серьезная цифра. Они позволят создать сотни рабочих мест в таком неблагополучном с точки зрения занятости регионе, как Латгалия. Конечно, вопрос среды будет ключевым в принятии решения, но отказаться от реализации проекта только потому, что всех захлестнули эмоции, я себе позволить не могу.

Не все так просто, как преподносится. Об этом свидетельствует то, что стали появляться группы бизнесменов, которые призывают построить целлюлозный завод в Курземе, на берегу Балтийского моря, между Вентспилсом и Лиепаей. Логика у них получается весьма оригинальная: Даугаву засорять нельзя; а море, выходит, можно?! Если решим, что проект строительства завода не может быть реализован в нашей стране, то он не будет реализован нигде. Если решение будет положительным — то только в Латгалии.

Сейчас проект практически остановлен. Несколько благоприятных для Латвии моментов мы уже отстояли. Во-первых, инвестор, финская компания Metsaliitto, отказался от своего требования к нашему государству заключить с ним договор о поставках в течение как минимум 20 лет кругляка из государственных лесов, которые располагаются в радиусе 100 км от Baltic Pulp. Во-вторых, наша рабочая группа выдвинула требование рядом с целлюлозным заводом построить фабрику по производству бумаги.

— Когда же будет внесена окончательная ясность: строим или нет?

— Рабочая группа примет решение до конца нынешнего года. Хочу собрать за "круглым столом" экологов и экономистов, как поддерживающих проект Baltic Pulp, так и тех, кто является его противниками. Пусть аргументированно доказывают свою позицию. А по результатам дебатов сделаем выводы. Технология-то производства целлюлозы бывает разная (с использованием газа хлора, двуокиси хлора, а также бесхлорные методы — при помощи перекиси водорода или озона. — ), пусть предлагают свои варианты.

Цифровая афера

— Еще один больной вопрос последнего месяца: как Кабинет министров Эйнара Репше умудрился прошляпить грандиозную аферу с этим никому не нужным цифровым телевидением и закупкой декодеров у компании Kempmayer Media Limited почти на 100 млн. долларов? Будет ли разорван контракт?

— В данный момент ведется проверка всех обстоятельств заключения сделки с Kempmayer. Честно скажу: шокирован ею. Когда представители компании DLTRC в марте 2003 года презентовали свой проект в правительстве, они называли сумму необходимых затрат в пределах 5-6 млн. латов. Цифра в 50 млн. латов вообще не фигурировала. Всплыла она только в июне. Здесь и выяснилось: договор был заключен 14 ноября — то есть уже после выборов и фактической смены правительства. Те, кто визировал его (к примеру, уже отстраненная от должности руководителя департамента связи Министерства сообщения Инара Рудака. — ), даже не удосужились узнать мнение о нем Кабинета министров Эйнара Репше...

— Но они имели необходимые полномочия?

— Такое право им делегировало предыдущее правительство. То, что подписание происходило втихаря, уже после смены власти в стране, позволяет назвать данную сделку аферой. Вопрос только — кто за ней стоит?

Не упустить бы свое

— До вступления в ЕС остаются считанные месяцы. Скоро к нашим услугам будут финансовые средства не только предвступительных, но и структурных фондов. По оценкам специалистов, только в 2004-2006 годах мы получим свыше 1,117 млрд. евро. Какой механизм будет использован для предотвращения их разграбления? Ведь у нас уже был печальный опыт с кредитом G-24.

— В начале сентября Латвийское агентство развития и я лично организуем большую конференцию, на которой постараемся разъяснить, как предприниматели смогут получать европейские деньги, какие проекты будут поддержаны. Планируем пригласить на нее свыше тысячи бизнесменов. Мы не допустим повторения истории с G-24: займы давали только нужным людям, тогда как остальные узнали о них лишь после того, как начались скандалы.

Центральную роль по осуществлению контроля отводим Министерству финансов и тем отраслевым министерствам, которые будут непосредственно распределять деньги. Всем им уже дано задание до 8 августа предоставить свой вариант возможного использования зарезервированных в госбюджете 2004 года 50 млн. латов, необходимых для обеспечения софинансирования программ европейских фондов.

— Насколько удачно Латвия использует предвступительные фонды ЕС, такие как ISPA, SAPARD, PHARE?

— Проектов слишком мало. В освоении европейских денег мы значительно уступаем и литовцам, и эстонцам. Необходимо срочно решать данный вопрос, стимулировать подготовку предпринимателями проектов. Иначе можем повторить печальный опыт Греции, которая могла претендовать на миллиард евро, а получила лишь половину. И все потому, что у них не были подготовлены соответствующие предложения.

Спринт вместо марафона

— Пять лет Латвия разрабатывала проект административно-территориальной реформы. Вроде бы все уже сжились с мыслью — будет не 540, а 102 самоуправления. И вдруг премьер-министр предложил "Вариант-33". В чем изюминка нового плана?

— Для начала предлагаю подумать над таким вопросом: зачем вообще нам нужна реформа? Логичный ответ: чтобы людям стало лучше жить. Значит, в споре вокруг всевозможных вариантов передела латвийских самоуправлений нужно выбрать тот, который обеспечит рост благосостояния жителей страны, и в первую очередь в сельской местности.

— Ваш личный выбор: 102 или 33 самоуправления?

— Мы очень много лет инвестировали в разработку первого варианта, поэтому вначале хотелось бы услышать детальный анализ его сильной и слабой сторон. И только потом дискутировать дальше. Пока же получается так: участвуя в марафонском забеге, мы пробежали 39 километров, а потом нам объявили, что судья поменял условия — будем соревноваться в спринте.

Сертификаты могут быть не востребованы

— Вы не первый год во власти: с конца 1998-го по май 1999 года даже занимали пост министра экономики Латвии. В те годы процесс приватизации в нашей стране был в самом разгаре. Как вы сейчас, по прошествии лет, оцениваете ее результаты?

— Сама идея приватизации оказалась извращена. Первоначально планировалось, что сертификаты позволят каждому жителю Латвии получить часть госсобственности. Но затем их пустили в свободный оборот. В итоге тот, кто имел доступ к нужной информации, распорядился сертификатами гораздо лучше, чем тот, кто ничего не знал. Сегодня, когда у государства остаются единицы привлекательных для инвестора предприятий, нам нужно думать о том, чтобы бюджет мог получить живые деньги, в том числе и за Ventspils nafta.

— Но, по подсчетам специалистов, на руках у населения остаются 10,97 млн. сертификатов. Что будет с ними?

— Во-первых, это всего лишь десятая часть от общего числа ценных бумаг, которые были розданы населению страны (111,41 млн. штук. — ). Во-вторых, почти из 11 миллионов 5,45 миллиона находятся на счетах юридических лиц. На руках у населения менее 5 миллионов. Думаю, вряд ли когда-либо они вообще будут использованы — это остатки по 2-5 сертификатов. Ну а если на руках граждан остались большие пакеты, то их можно использовать для приватизации квартиры, земли или небольших предприятий.

— Из ваших слов можно сделать вывод: "большая" приватизация в Латвии завершена?

— Остался Lattelekom. Но пока латвийское государство судится с TeliaSonera, нынешним владельцем консорциума Tilts Communications, вопрос о продаже государственной доли, 51%, не актуален. Должен решиться вопрос и с Ventspils nafta.

— Есть ли какое-то движение в переговорах о продаже Вентспилсского терминала?

— Мне об этом ничего не известно. С учетом того унизительного договора, который был подписан на первом этапе приватизации Ventspils nafta (когда ее крупнейшим частным владельцев стало ООО Latvijas naftas tranzīts. — ), государство вообще не играет никакой роли при принятии решений на данном предприятии. Хотя до последнего времени и владело более чем 42% долей терминала.

— Но с точки зрения закона, у вас нет никаких правовых аргументов, на основании которых можно было бы выставить претензии частным владельцам Ventspils nafta?

— Зависит от того, как будет работать прокуратура. Надеюсь, многое изменится после 20 сентября — даты проведения референдума о вступлении в ЕС. В его положительном результате я не сомневаюсь, а потому уверен: европейские структуры пожелают узнать, кто же в действительности стоит за Ventspils nafta.

— Если бы у вас была такая возможность, как бы вы распределили акции Ventspils nafta?

— С максимальной выгодой для государства. Главное — бюджет должен получить реальные деньги. Особо подчеркну: я не агитирую за пересмотр итогов приватизации, но если у государства что-то украли, то у него есть право вернуть это. Разумеется, если будет доказана противоправность деяния.

В погоне за Европой

— С чем связано бездействие Латвийско-российской межправительственной комиссии по сотрудничеству, сопредседателем которой вы являетесь? Когда она начнет работу? Подписание каких договоров станет приоритетным для латвийской стороны?

— Говоря образно — мяч на стороне России. Видимо, у нее есть свои причины не спешить с подписанием двусторонних договоров. Но даже если процесс затянется, все равно все вопросы будут решены уже в следующем году — после вступления Латвии в ЕС. Окончательно нормализуются как политические, так и экономические вопросы.

— Вас, кстати, в последнее время называют не иначе как проводником российских экономических интересов...

— А раньше я считался ставленником норвежского бизнеса. Я не работаю ни на Россию, ни на Норвегию. Я работаю на Латвию и защищаю ее интересы. Уверен, наша страна сможет достигнуть европейского уровня в течение ближайших 10 лет: у нас уже довольно много предпринимателей, которые готовы ударно трудиться под флагом ЕС.

— Мы такие уникальные?

— Наша уникальность — географическое положение на границе альянса, конкурентоспособные порты, знание подавляющим большинством местного населения русского, английского, скандинавских языков, разумная налоговая политика... Это то, что должно принести нам хорошие дивиденды. Главное, чтобы правительство, самоуправления, бизнесмены, само общество способствовали еще большему развитию наших сильных сторон.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv