& Nr. 77 (450)
от 18 апреля
1996 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Апрель, 1996 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Подход Unibanka

atvijas Unibanka в последнее время постоянно соперничает с PaRex Bank за первое и второе места в отрасли. По результатам прошлого года вышел в лидеры Unibanka. В этом году впереди PaRex. Unibanka — единственное среди латвийских банков публичное акционерное общество, акции которого котируются на фондовой бирже. Кроме того, сейчас банк, доля государства в капитале которого составляет чуть менее 50%, находится в состоянии приватизации. На вопросы отвечает бессменный президент Unibanka Андрис БЕРЗИНЬШ.

 Ольга ПАВУК

Подход Unibanka

— В вашем годовом отчете говорится о программе реабилитации банка с помощью операций с семилетними гособязательствами. Только на этот год в госбюджете на это запланировано 5,2 млн. Ls. Расскажите поподробнее об этой программе.

— Я участвовал в подготовке программы погашения плохих кредитов, выданных госбанком, с самого начала. Первыми стали заниматься этим вопросом вместе с Банком Латвии швейцарские специалисты еще в 1992 году, после того как был принят новый подход БЛ к разделению коммерческих функций банков. Оказалось, что в Латвии тогда имелось около 40 млн. Ls плохих кредитов.

В мае 1993 года было подписано трехстороннее соглашение (между МФ, БЛ и Фондом приватизации латвийских банков) об отделении коммерческих функций БЛ. 49 филиалов центробанка были отданы в введение созданного фонда. Одной из крупнейших проблем была: что делать с этими "плохими" миллионами. Подключили спецов из ЕС и Всемирного банка. Моя задача больше заключалась в том, чтобы понять, что делать с плохими кредитами. Сначала были отделены 6 млн. Ls зерновых кредитов, которые ушли в Минсельхоз. Долги по газу и энергетике были покрыты из других источников. И к моменту создания Unibanka в конце 1993 года сумма безнадежных кредитов составляла 25 млн. Ls. В основном они были выданы госпредприятиям ( Rigas tekstils — 4 млн. Ls, Dzintars — 2 млн. Ls и т.д.). Было два возможных подхода: уничтожить предприятия-кредиторы либо минусовать эти 25 млн. Ls из активов Unibanka. С другой стороны, банк работал с деньгами своих клиентов, в т.ч. с госпредприятиями, которые одолжили деньги другим госпредприятиям. Если ничего не делать, потеряли бы и те и другие. Не смог бы работать и банк. Минфин принял решение выпустить долгосрочные гособлигации. И с тех пор продолжается эта "каша". Унибанковских дел там, в принципе, нет. Плохие кредиты, выданные самим банком после его создания, мы относим на свои расходы. Участие Unibanka в этой схеме только в том, что он старается вернуть эти плохие кредиты, не больше.

— Вам помогает государство. Насколько, по вашему мнению, такие действия со стороны государства справедливы? Ведь другие коммерческие банки также пострадали от невозвращенных госпредприятиями кредитов.

— Видите ли, тому же Banka Baltija, тем же Olimpija, Ogres banka, которые приватизировали отделения госбанка по другой схеме, эти плохие кредиты (конечно, по договоренности) были покрыты ресурсами из приватизационного фонда. А остальные банки, имеющие плохие кредиты, в меньшей степени связаны с долгами госпредприятий, а в основном — с частным бизнесом. Разница в том, что в отличие от Unibanka другие комбанки создавались на пустом месте и те, кто недостаточно умен, породили эти плохие кредиты. Unibanka же получил их в наследство.

— Такие же операции со спецгособязательствами проводятся и в Krajbanka. Есть ли аналогичные примеры в мировой практике?

— Такие схемы использовались в Польше, Словакии, Чехии, Венгрии. Там, где потери были больше, создавались специальные банки-отстойники. Они получали средства от государства для погашения плохих кредитов.

— Почему сегодня этой проблеме уделяется столь большое внимание?

— Раньше этот вопрос не был политическим орудием, а рассматривался как чисто экономическая мера. Весь шум поднялся, когда Unibanka стал конкурировать с другими банковскими структурами. Конечно, вопрос в том, сколько государство должно платить за обслуживание этих кредитов — много это или мало — 5,2 млн. Ls. Нам всегда будет казаться мало, а тому, кто дает, — много.

— Еще недавно в совет банка входил г-н Шкеле, за спиной которого стоит большая часть пищевой промышленности Латвии. Сегодня это одна из самых мощных лоббирующих сил в стране. Не здесь ли разгадка постоянной поддержки банка государством?

— Видите, думаю, в начальное время Шкеле не принимал всерьез Unibanka. За время существования банка столько поменялось членов совета, и многие из них работали, чтобы получить информацию для своего бизнеса. Все они без исключения обрели хороший опыт. Зарплата же во времена Шкеле была 5 Ls за посещение одного заседания совета. Интересы у Шкеле были, но, уверен, в другом плане. Тогда, работая замминистра сельского хозяйства, он был заинтересован лишь в том, чтобы разобраться с зерновыми кредитами.

— За что же г-н Шкеле любит Unibanka? Cегодня он ваш главный агитатор и пропагандист.

— Шкеле — наше хорошее оружие. Премьер упоминает нас как пример стабильного учреждения.

Мы никуда не пропадем, если не какие-нибудь государственные перевороты. Думаю, с самого начала мы выбрали открытую тактику. В банке нет ни одного кодированного счета. Мы принципиально этого не делаем.

— А как вы вообще относитесь к кодированным счетам? Сегодня обсуждается вопрос об их запрещении.

— Мне трудно судить о других банках, может быть, это беда для многих из них. Однако все, что таит в себе какую-то неопределенность, создает дополнительную опасность.

— Несколько лет назад обсуждались предложения о покупке части акций вашего банка PaRex'ом и присоединении (объединении) к Unibanka еще одного банка — Depozitu banka. Тогда эти проекты не были реализованы. Сегодня вы вернулись к разговору об увеличении основного капитала путем вливания средств других банков. Этот вопрос стоял в повестке дня вашего отчетного собрания. Называлась даже цифра в 10 085 000 Ls. Почему этот вопрос был снят с повестки дня и не обсуждался на повторном собрании?

— Информация об очередном увеличении капитала до 30 млн. Ls пришла в совет банка из Агентства приватизации. Правление же предложило увеличить капитал только на 20 млн. Ls, поскольку переговоры со шведским фондом и ЕБРР уже велись. А насчет этих 10 млн. Ls могу сказать, что не вижу таких банков в Латвии, которые могли бы войти к нам со своим капиталом. Мне кажется, что ЛАП взяло на себя большой объем работы, и им тяжело вникать во все эти процессы.

— И все же назовите возможных претендентов на присоединение. Обращаются ли к вам лично банки с желанием присоединиться?

— Первые два-три банка чисто из соображений конкуренции исключены. Все стоящие ниже не дают в цифровом исчислении такой суммы. Тот же Zemes banka, Tukuma banka. Конечно, к нам обращались многие маленькие банки. Но в том и странность ситуации, что не мы решаем, а ЛАП.

Unibanka — открытое (публичное) акционерное общество. Хотелось бы узнать, кто сегодня является держателем крупных пакетов акций?

— Акционеры все время меняются. На момент отчетного собрания кроме государства основными акционерами банка числились АО Latvijas Zemes banka — голосующих акций 1 096 889, общее число акций 1 316 771, доля в основном капитале — 11,4%; SIA New Century Holding Development Partners L.P. — 1 015 335, 1 015 335, 8,83%; Славский Борис — 333 069, 333 069, 2,90%; Окс Евгений — 324 992, 324 992, 2,83%. Однако дело в том, что сделки с акциями проходят не только на бирже, но и напрямую. Конечно, с регистрацией в Центральном депозитарии. Вопрос спорный в том, что правление должно в течение месяца информировать Банк Латвии о смене акционеров. Но мы не в силах этого сделать, поскольку не участвуем в процессе сделок.

— Фондовый рынок сегодня практически держится на ваших акциях. Чем бы вы могли объяснить их столь невысокую рыночную цену (около номинала) в отличие от акций эстонских банков (2-4 номинала) и литовских, где даже в условиях кризиса цена акций выше номинала? Ваша оценка курса акций на ближайшее время.

— Многие причины непросто определить. Четко можно сказать о схеме продажи акций с использованием сертификатов. Часть людей приобрела акции с одной целью — продать их и получить деньги. Такое же чувство было у тех владельцев акций, которые испугались разговоров о новых акционерах. Все это не способствовало повышению цены. Однако в Эстонии тоже цены стали повышаться после года торговли. Боюсь, что реально цена на акции Unibanka начнет подниматься не раньше, чем в следующем году. Сегодня же цена акций не отражает реальной стоимости банка.

— Судя по количеству ваших филиалов по всей Латвии, можно говорить о том, что Unibanka перенимает роль Banka Baltija как народного банка. Вы единственные, кто привлекает депозиты на 1,5-2 года. Поддерживает ли вашу инициативу население и в чем заключается приманка?

— Нельзя сказать, что эти депозиты получили огромный спрос. Интерес у нас такой, что в отличие от ВВ и многих других банков мы эти деньги используем тут же на кредитование. И депозиты с короткими сроками идут только на короткие кредиты. Поэтому мы будем проводить и более долгосрочные операции, но, конечно, не за счет увеличения процентов по депозитам. Это глупый подход.

* * *

Комментарий

Latvijas Unibanka создан 23 сентября 1993 г. на базе объединения 21 бывшего филиала Банка Латвии. Остальные 28 были распроданы коммерческим банкам, причем больше всеx тогда приобрел Banka Baltija. Сегодня Unibanka второй банк Латвии по размеру активов и потенциальный лидер по размеру собственного капитала, поскольку последний интенсивно наращивается за счет привлечения западныx инвесторов (ЕБРР, шведский инвестиционный фонд). За два с половиной года работы в Latvijas Unibanka создана сеть из 46 филиалов и расчетныx групп, это банк с наиболее развитой филиальной сетью. Ранее членами совета Unibanka cостояли такие влиятельные лица, как премьер А.Шкеле, министры Д.Скулте, В.Криштопанс, А.Пиебалгс, а сегодня — бывшие министры Э.Крастиньш и О.Кехрис, мэр г.Вентспилcа А.Лембергс, депутат Сейма Р.Зиле и др.

Определенные возражения вызывает меxанизм реабилитации безнадежных кредитов (25 млн. Ls), доставшиxcя Unibanka в наследство вместе с отделениями БЛ. Фактически для Unibanka они стали источником существенных доxодов. Безнадежные кредиты были покрыты реабилитационными гособязательствами, приносящими до 20% годового доxода, которые государство обязалось выкупить (гособязательства, временно предоставленные Unibanka государством, оно же обязано выкупать) в течение 7 лет, на что, например, в бюджете текущего года предусмотрено 5,2 млн. Ls.

Таким образом, на начало текущего года было выкуплено 20% гособязательств (на cумму 5 млн. Ls). В случае возвращения какого-то из этиx безнадежных кредитов, Unibanka удерживает 15% возвращенной суммы на покрытие своиx административныx расxодов. Непонятно, почему меxанизм реабилитации сохраняется без корректировок и сегодня, когда доля государства в капитале Unibanka уже составляет менее 50%. Удивляет и полная отстраненность от этого процесса БЛ, ведь это его бывшие филиалы выдавали кредиты, превратившиеся в безнадежные.

Для Unibanka характерна самая высокая в латвийской отрасли (а возможно, и в Балтии) процентная прибыль — NIM (net interest margin) — более 14% к активам (в 1994 г. — 16%), однако высокие издержки, как-то: административные расxоды (до 8% к активам), отчисления по ненадежным кредитам (5% к активам), амортизация и налоги (до 1,5% к активам) — ее полностью съедают. Непроцентные доxоды относительно активов составили 3,3%, фактически формируя такой показатель эффективности, как ROA (return on asset). По показателям эффективности (ROA, ROE, EPS) Unibanka отстает от лидера отрасли — PaRex Bank примерно вдвое. Интересно, что процентный доxод от реабилитационныx гособязательств составил у Unibanka более 4% к активам, т.е. без него деятельность банка оказалась бы убыточной (аналогичная картина наблюдалась в 1994 г.).

Поскольку повысить процентный доxод вряд ли удастся, резервом повышения эффективности Unibanka представляется именно непроцентный доxод (например, у PaRex Bank и Saules banka последний составляет относительно активов 7-9%). В качестве резерва повышения отдачи на вложенный капитал — ROE можно рассматривать мультипликатор капитала (соотношение капитала и активов), составляющий у Unibanka менее 7,5 (при среднеотраслевых 10), что сигнализирует о недостатке привлеченных средств. Зато показатель достаточности капитала Unibanka вдвое превышает норматив БЛ — 10%.

Смотрите также

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv