& Nr. 68 (2447)
от 7 апреля
2004 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Апрель, 2004 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Сергей Захарьин: "Liepājas metalurgs не продается"

атвия не имеет собственной сырьевой базы для черной металлургии. Тем не менее на ее территории действует завод, который занимается производством проката. Это АО Liepājas metalurgs, являющееся к тому же крупнейшим промышленным предприятием нашей страны. О том, что ждет его после вступления Латвии в Евросоюз, как лиепайчанам удалось отстоять свое право торговать на американском рынке, кто из инвесторов высказывал желание купить компанию, в эксклюзивном интервью согласился рассказать председатель совета АО Liepājas metalurgs и владелец крупнейшего пакета его акций (48,99%) Сергей ЗАХАРЬИН.

 Беседовал Роман ГОЛУБЕВ

Несостоявшийся роман

— По меркам мировой металлургии Liepājas metalurgs — компания сравнительно небольшая. Сейчас же на мировом рынке прослеживается четкая тенденция слияния представителей вашей отрасли. Поступали ли вам или вашим партнерам (двумя другими крупнейшими держателями пакетов акций завода являются Илья Сегал (20,79%) и Киров Липман (17%). — ) предложения о продаже своих ценных бумаг?

— Согласен: наше предприятие по мировым меркам небольшое. Тем не менее вот уже на протяжении почти 15 лет оно занимает свою нишу на рынке и успешно развивает бизнес. Потому, по крайней мере я, не рассматриваю предложения о продаже акций. Самые же тесные и конкретные переговоры во второй половине 90-х годов велись с представителями Новолипецкого металлургического комбината. Председатель его совета директоров г-н Лисин лично приезжал к нам в Лиепаю, обсуждал различные совместные проекты.

— Что в итоге не позволило прийти к общему знаменателю? Одно время сотрудничество с Новолипецким металлургическим комбинатом позволяло вам "закрывать" сырьевую тему.

— С их помощью решали не столько проблему лома, сколько проблему дисбаланса нашего металла. Дело в том, что мощности Liepājas metalurgs по производству стали почти на 100 тысяч тонн уступают мощностям прокатного производства. Вот мы и вынуждены закупать передельную заготовку. Именно в данном контексте для нас и было интересно партнерство с одним из ведущих металлургических комбинатов России. Однако хотя потенциальные партнеры были настроены весьма позитивно, мы так и не смогли договориться.

— Надо понимать: они пожелали какую-то определенную долю акций, отдать которую на их условиях вы не согласились?

— В принципе — да. После чего владельцы Новолипецкого комбината приобрели одну из обанкротившихся металлургических компаний в Скандинавии. С тех пор на нас никто не выходил.

Латвийский интерес

— На какой стадии находятся переговоры Liepājas metalurgs с Белорусским металлургическим заводом о создании в Лиепае совместного прокатного производства?

— Они продолжаются, но не столь оперативно, как нам хотелось. Просто именно наш завод в большей степени заинтересован в данном проекте. Партнером в нем должен стать владелец передельной заготовки: мы не ищем инвестора. Аналогичное предложение сделали и ряду западных компаний, занимающихся экспортом передельной заготовки. Предлагаем им не продавать полуфабрикат, а зарабатывать на нем, например, выпуская катанку. Это ликвидный товар, который пользуется на рынке огромным спросом.

Цена вопроса

— Господин Лембергс в прошлом году заявил, что флагман отечественного транзитного бизнеса — AO Ventspils nafta — стоит 200 млн. долларов. А во сколько вы, хотя бы теоретически, оцениваете самое крупное промышленное предприятие нашей страны?

— Возьмите стоимость одной ценной бумаги Liepājas metalurgs на Рижской фондовой бирже (1,2 Ls. — ) и умножьте на число акций, которых 16,98 млн. штук...

— Получается свыше 20,37 млн. латов. Слишком маленькая цифра для завода, чей оборот в прошлом году превысил 90 млн. латов...

— Даже не стану обсуждать подобную трактовку, поскольку продавать свой пакет не намерен.

Корректное поведение

— Если принять максимально возможную величину за 100%, то какая цифра характеризует готовность завода к вступлению в Евросоюз?

Liepājas metalurgs готов к работе в новых условиях. Это прежде всего выражается в том, что мы — члены Eurofer, Ассоциации производителей стали стран Евросоюза. Ежеквартально участвуем в ее совещаниях, которые проходят в Брюсселе. Обсуждаем там ситуацию на рынке, объемы производства, ценовую политику, влияние третьих стран на рынок металлопродукции Европы... Вырабатываемые решения и позиции, конечно, не являются обязательными к исполнению, но в плане общей политики и информации очень важны.

Плюс — все последние годы без каких-либо ограничений и квот поставляем в Старый Свет нашу продукцию. Стараемся вести себя там достаточно корректно: сами, будучи производителями, понимаем проблемы наших коллег в странах ЕС. Например, в Великобритании обанкротилось очень много металлургических компаний. Потому продаем свою продукцию здесь, как, впрочем, и в других государствах сообщества, небольшими партиями.

AO Liepājas metalurgs является старейшим в Латвии производством. Ему принадлежат дочерние фирмы — AO Liepājas siltums (15,8%), AO Liepājas osta LM (89%), OOO Duna un metalurgs (50%), Futbola un hokeja klubs Liepājas metalurgs (95%) и др.

— Каково состояние вашей технической базы?

— Нормальное. Даже несмотря на то, что для Евросоюза мы в своем роде "уникальны": ни в одной из стран, его членов, нет завода с технологией производства стали в мартеновских печах. Она считается устаревшей и дорогой. Но и отказаться от нее полностью мы не можем. На замену мартенов электропечами пойдем, лишь решив вопрос с обеспечением предприятия электроэнергией. Пока же проводимая нами модернизация, которую планируем осуществлять и в дальнейшем, позволяет смотреть в будущее с оптимизмом.

В наших ближайших инвестиционных планах значится реконструкция электрофильтра, что связано с сокращением выбросов углекислого газа в атмосферу. Готовимся поставить и новые машины разливки стали. Действующие установки, которым по 40 лет, морально и физически устарели. Вообще, в собственное развитие ежегодно вкладываем всю прибыль. Мы не выплачиваем дивиденды, что не устраивает тех акционеров, кто не работает на заводе. Остальные понимают, для чего это делается и почему.

В отсутствие конкурентов

— Кто является вашими конкурентами?

— Прямых конкурентов нет. Это связано, во-первых, с тем, что мы производим небольшие объемы. Во-вторых, не завязаны на каком-то одном рынке. Торгуем более чем в 50 странах мира, в том числе таких экзотических для нас, как, например, Доминиканская Республика.

Нашим основным экспортным продуктом остается арматура, в небольших объемах отправляем за границу проволоку и гвозди. Если исходить из точки зрения, что по арматуре в мире наблюдается перепроизводство, то к числу тех, с кем нам теоретически приходится соперничать за потребителя, можно отнести турецких производителей, Белорусский, Молдавский и Криворожский металлургические заводы.

— Но ведь те же белорусы, молдаване или украинцы в Евросоюз не вступают, а Брюссель всегда славился защитой внутреннего рынка от производителей третьих стран.

— Потому я и говорю, что они являются нашими косвенными, а не прямыми конкурентами. Перечисленные заводы имеют определенные европейские квоты: торгуют в той же Скандинавии или, допустим, Великобритании. И практически всегда по демпинговым ценам. А ведь на этих рынках присутствует и Liepājas metalurgs.

Липман отношения не имеет

— Как находите рынки сбыта для своей продукции?

— Изучаем спрос и соизмеряем со своим предложением. Все, что связано с реализацией, находится под моим контролем. Я лично курирую данный вопрос, а вице-президент Илья Сегал отвечает за снабжение, за все, что связано с производством.

— А чем занимается Киров Липман?

— К хозяйственной деятельности Liepājas metalurgs он не имеет никакого отношения.

— То есть является лишь держателем крупного пакета акций?

— Да.

Антидемпинговое расследование

— Как складываются дела на американском рынке, который когда-то считался основным для лиепайчан и предприятия которого инициировали против Liepājas metalurgs антидемпинговое расследование?

— Достаточно успешно, хотя в то же самое время антидемпинговые процессы продолжаются. Если вы помните, когда металлурги США инициировали против нас расследование, на нашу продукцию была определена дополнительная пошлина в 17,24%. Тем не менее мы продолжали продавать свою арматуру за океан, правда, в меньших объемах. Параллельно Liepājas metalurgs инициировал пересмотр результатов расследования.

В поисках правды мы обратились в Департамент коммерции США. Эта государственная организация ежегодно рассматривает тысячи антидемпинговых расследований по различным продуктам. Сама процедура проходит очень строго и бюрократично. Когда мы только готовились отстаивать свои права, юристы сразу предупреждали: г-н Захарьин, существуют два момента, которые вы должны четко понимать. Первое, если вы будете участвовать в процессе, то вам придется раскрыть всю финансово-хозяйственную деятельность завода: как происходит поставка сырья, ценообразование, все свои затраты по переделу, производство, кому и по каким ценам продается готовая продукция. Мы решили идти до конца.

— Данное обстоятельство как-то связано с тем, что в сентябре прошлого года из числа владельцев Liepājas metalurgs исчезла оффшорка Gesil Ltd с ее контрольным пакетом, а появились господа Захарьин, Сегал?

— Вообще-то между этим не было никакой связи. В то же самое время Департаменту коммерции более понятно, кто является собственником компании, если фигурируют физические лица, а не оффшорная структура.

— Что представляла собой процедура проводимого американцами расследования?

— Вначале нам прислали анкеты, на которые мы дали письменные ответы. После обработки предоставленной нами информации поступили дополнительные вопросы. Следующий этап — приехала комиссия Департамента коммерции, которая работала у нас почти две недели и проверяла правдивость изложенных фактов. Здесь необходимо вспомнить второе предупреждение со стороны юристов: они сразу говорили, что на период проверки Департаментом коммерции и переписки с ним работа топ-менеджмента предприятия будет практически парализована. Мы согласились и с этим. Хотя, если честно, поначалу даже не осознавали весь объем работ, который нам предстояло осилить. Потому при первом расследовании нам было очень тяжело.

— Овчинка стоила выделки?

— Нам определили пошлину в размере 0,84%.

— Но процесс все еще продолжается?..

— Сейчас его вновь инициировали американские производители. Аналогичный шаг предприняли и мы. Нам необходимо, чтобы демпинговая маржа была уменьшена до 0,5%. Если такая цифра будет фигурировать три раза подряд, то она автоматически превратится в ноль: антидемпинговый процесс прекращается и не сможет быть возобновлен против Liepājas metalurgs никогда.

Газовое противоречие

— Что будет происходить с себестоимостью вашей продукции с учетом поднимающихся тарифов на энергоносители?

— Она скорее всего подрастет. Хотя энергоносители мы уже давно покупаем по рыночным ценам. Платим тем же АО Latvijas gāze и ГАО Latvenergo без каких-либо отсрочек платежей. Правда, ситуация по газу для нас очень тяжелая и плохо понятная. У Latvijas gāze действует тарифный план, в соответствии с которым на минимальную ставку может претендовать лишь тот, кто ежегодно потребляет более 126 млн. куб. метров газа. А мы — крупнейшее промышленное предприятие страны — в прошлом году использовали только 119 млн. куб. метров. Так для кого же тогда придуман низкий тариф?

— Правительство Латвии о заводе как-то заботится? Вам помогают?

— Да. Очень конкретную поддержку со стороны государства мы получили как раз при антидемпинговом расследовании. И Посольство Латвии в США принимало живое участие, и, насколько это было возможно, г-жа президент Вайра Вике-Фрейберга. Не лишним будет вспомнить: латвийский рынок металлолома все последние годы был ориентирован именно под нужды Liepājas metalurgs.

— Но через неполный месяц в связи со вступлением Латвии в ЕС отпадет необходимость в получении лицензии на экспорт лома. Что будете делать тогда?

— Мы уже сейчас поднимаем закупочные цены. Но ничего страшного произойти не должно: латвийский рынок никогда не покрывал полностью наши потребности. Обычно речь шла о 24-27 тысячах тонн в месяц. Остальное — еще 40-50% — импортировали из-за границы: Скандинавии, России, Литвы, Эстонии. Сейчас вот открываем новые рынки. Закупили партию в 14 тысяч тонн лома в Польше. Там заводы расположены на юге и рынок сырья для них — северная Чехия и южная Польша. Закупать же лом на севере Польши нам выгодно по географическим причинам: плечо до Гдыни или Гданьска аналогично расстоянию до Выборга, откуда к нам также поступают судовые партии.

— Россияне препятствий с вывозом металлов не чинят?

— Сегодня нет. Как будет завтра, трудно сказать.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv