«Бизнес & Балтия» Nr. 115 (488) от 12 июня
1996 года
Распечатано с http://arhiv.bb.lv/?p=1&i=291&s=6&a=12775

Центральные банки борются с кризисами подопечных

адзирать — не значит только наказывать. Недаром говорят, что самое толковое воспитание складывается из умелого сочетания кнута и пряника. То же и с центральными банками, в конечном счете их забота — благополучие банковской системы. Другой вопрос — какими способами они собираются этого достигнуть.

 Наталья БАРДОВСКАЯ

Латвия

В прошлом году в Латвии разразился финансовый кризис. Весной-летом 1995-го Банк Латвии был завален работой: еженедельно (и даже чаще) правление приостанавливало деятельность проштрафившихся банков, отзывало у них лицензии, арестовывало счета, подавало иски в суд и пр. Позже, когда девятый вал финансового кризиса схлынул, суть деятельности центрального банка несколько изменилась. Он наконец начал надзирать за коммерческими банками, совершенствовать свои инструкции и участвовать в "утряске" законодательства.

Подведем некоторые итоги. За период осень 1995 — весна 1996 гг. Банк Латвии выпустил более 20 правил, указаний, постановлений (это только те, о которых в прессе, в частности в , сообщалось). Из основных новшеств выделим такие. Обязательная подача в БЛ сведений об акционерах коммерческих банков. Принудительное прохождение финансовых проверок у международных аудиторских компаний (для банков, принимающих вклады от физических лиц — дважды в год). Согласование с БЛ практически любых изменений, происходящих в капитале, руководстве и пр. коммерческих банков. Усиление требований к иностранным банкам, желающим открыть филиалы на территории Латвии. Значительное ужесточение нормативных требований к деятельности коммерческих банков с последующим перекладыванием на них практически всей рутинной бумажной работы. И так далее. И тому подобное.

Плюс к этому — в октябре был принят Закон "О кредитных учреждениях", отменивший три закона, принятых Кабинетом министров за несколько месяцев до этого во время каникул Сейма. Закон, максимально облегчающий БЛ выполнение надзорных функций и закрепляющий его право не нести материальную ответственность по обязательствам подотчетных ему банкротировавших коммерческих банков.

Плюс — в октябре рынок финансовых инструментов Латвии пополнился новыми инструментами: в начале месяца БЛ ввел в употребление ломбардные кредиты под залог государственных краткосрочных долговых обязательств, двумя неделями позже — операции repo c ГКДО.

Плюс — именно в это время БЛ реализовал в жизнь еще один прием надзора за банками: ввел в практику принудительное ограничение приема депозитов от физических лиц. Вначале список состоял из 16 банков, которые допускались до этой кормушки привлеченными средствами, совсем недавно он сократился до 12 (11 местных банков и рижский филиал французского Societe Generale).

Плюс — в апреле нынешнего года Сейм принял поправки к Закону "О кредитных учреждениях", исключившие из ассортимента предлагаемых коммерческими банками услуг анонимные кодированные счета.

В принципе, многие рижские банкиры в беседе с подтвердили, что сегодня работать стало намного сложнее, в основном "благодаря" активности БЛ. Но многие высказали уважение БЛ за то, что в целом он сумел совладать с ситуацией, во многом благодаря именно своим жестким мерам.

Россия

В конце мая руководитель Центрального банка России Сергей Дубинин и представители 22 ведущих коммерческих банков обсуждали любопытный документ "Концепция стабилизации и повышения надежности банковской системы России". Документ любопытен по нескольким причинам: во-первых, поставленным в нем диагнозом всей системе, во-вторых, как опыт решения "вечных проблем" соседом, в-третьих, он просто любопытен.

Итак, диагноз. Просто цитируем: "Анализ ситуации в банковской системе позволяет оценить ее как очень тяжелую, когда многие банки, по сути, являются уже не состоятельными... учитывая, что... тяжелое положение в банковском секторе имеет широкую масштабность, это сохраняет потенциальную угрозу возникновения системного банковского кризиса".

Не будем пересказывать все меры, которые предлагает предпринять ЦБР с целью предотвращения возможного кризиса, остановимся лишь на некоторых. В частности "Концепция..." предлагает внести изменение в российский Закон "О банках и банковской деятельности" такого содержания: в создании кредитной организации должен принять участие хотя бы один учредитель-гарант. Лучше всего, по мнению ЦБР, если он также будет банком, который и возьмет на себя обязательства оказывать материальную помощь учреждаемому банку, если у того возникнут проблемы.

ЦБР предложил новую систему определения коэффициента риска банковских активов. К сожалению, о том, каким он видит безрисковые активы, ЦБР не сообщает, но зато известно, что наличность в кассе и приравненные к ней средства намерен оценивать в 2% риска. Вторую группу (10% риска) образуют ссуды, гарантированные правительством РФ, обеспеченные ЦБ и драгметаллами в слитках. Третья группа (20%) — вложения банков в муниципальные облигации и средства на счетах банков-нерезидентов стран — членов ОЭСР. Четвертая (70%) — средства на счетах банков-резидентов в валюте и счета "ностро", принадлежащая недвижимость ЦБ для перепродажи. Все остальное — пятая группа и 100% риска.

Российский рынок, не в пример латвийскому, богат различными финансовыми инструментами. Вот и сейчас ЦБР предложил нечто новенькое: однодневные кредиты, которые банки могли бы брать 1-2 раза в месяц в пределах установленной суммы. Предусмотрена и другая возможность для коммерческих банков решать проблемы краткосрочной ликвидности: "разблокировать" на оговоренных условиях обязательные резервы в ЦБР, то есть поддерживать на них определенную сумму лишь в определенный период. Что ни говори, желанная возможность не только для коммерческих банков России.

Европа

Президент Банка Франции может предложить акционерам банка, попавшего в тяжелое, но небезнадежное финансовое положение, продолжить выполнение обязанностей. Что, как правило, предполагает увеличение капитала, смену руководства и пр. Другое предложение, которое может быть сделано акционерам, — прибегнуть к помощи других банков, вплоть до слияния и поглощения.

В Германии в 1974 году по инициативе Федерального банка был создан Консорциональный банк ликвидности (так называемый Лико-банк). Его обязанность — предоставлять денежные средства в целом устойчивым кредитным учреждениям, испытывающим временные трудности. Уставный фонд Лико-банка был сформирован за счет средств Федерального банка (30%) и взносов всех банковских групп страны.

В США Федеральная корпорация страхования вкладов оказывает финансовую помощь при угрозе закрытия застрахованного банка. Оказывает помощь либо банку, либо контролирующей его или собирающейся это сделать компании. Или помогает объединиться проблемному банку с другим кредитным учреждением.

Страны бывшего соцлагеря испытали подобные проблемы совсем недавно. В Польше в начале 1993 года был принят закон о финансовой реструктуризации предприятий и банков. Банкам предоставили право выделять заведомо "проблемные" кредиты и передавать их затем в ведение специально создаваемых банковских подразделений, которые, в свою очередь, работали с должниками. И государство не остается в стороне: оно оказывает поддержку банкам, выпуская для них "реструктуризационные" облигации, которые обслуживает фонд приватизации Банка Польши.

Был и менее эффективный опыт. Например, в Венгрии государство предложило банкам выкупить долги предприятий со скидкой 20-50%. Предложение успехом не пользовалось. (Сегодня, по примеру Польши, в Венгрии практикуется привлечение банков к работе с предприятиями-должниками при условии оказания им государственной финансовой помощи.) В Румынии правительство, столкнувшись в 1992 году с проблемой неплатежей, решилось на предоставление дополнительных кредитов. Эффект был кратковременным — через некоторое время проблема неплатежей обострилась.