& Nr. 16 (2641)
от 24 января
2005 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Январь, 2005 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Кришьянис Кариньш: "Государство не должно заниматься нефтетранзитом"

олгие годы правительство игнорировало вопрос о приватизации ряда государственных предприятий. Сдвинуть дело с мертвой точки решил новый министр экономики Латвии Кришьянис КАРИНЬШ. Начал он с AO Ventspils nafta. Политик уже успел побывать в Вентспилсе и на месте обсудить с руководством холдинга возможный сценарий развития событий. Сам министр выступает за продажу всех 38,6% принадлежащих государству акций, а также полагает, что лучше всего было бы приватизировать концерн по частям. "В списке потенциальных инвесторов фигурируют не только российские, но и многие европейские и американские компании", — подчеркнул он в интервью , добавив, что предпринимать конкретные шаги намерен лишь после того, как правящая коалиция даст на то свое согласие.

 Беседовала Александра БУМАНЕ

Приватизация по частям

Кришьянс Кариньш

После того как к власти в Латвии пришло новое правительство, актуализировался вопрос приватизации госпредприятий. В первую очередь речь зашла об АО Ventspils nafta, в котором государству принадлежит 38,6%. Концерн очень многопрофильный: транзит (ООО Ventspils nafta termināls, ООО LatRosTrans), полиграфия (АО Preses nams), издательская деятельность (ООО Mediju nams), гостиничные услуги (ООО Rīgas līcis VN), недвижимость (ООО Nekustamie īpašumi VN, OOO Darījumu centrs Daugava, Namserviss VN) и судоходство (АО Latvijas kuģniecība). Вы выступаете за приватизацию всего холдинга целиком или же каждой его компании в отдельности?

— Сначала хочу подчеркнуть, что речь идет о возможной продаже принадлежащих государству акций за деньги, а не о приватизации за сертификаты.

Продавать по частям или все целиком? В данном случае правительство не устанавливает правил игры, так что все зависит от того, о чем нам удастся договориться с частными акционерами. Но если вас интересует мое личное мнение, то оно следующее.

Во-первых, я за продажу всех 38,6% принадлежащих государству акций, поскольку государство не должно заниматься бизнесом, в том числе и нефтетранзитным.

Во-вторых, за то, чтобы концерн приватизировался по частям. Хотя, надо отметить, существуют разные способы. Но вопрос так или иначе напрашивается: кто сможет себе позволить приобрести его полностью? Да и найдутся ли желающие, если он не работает с огромной прибылью, а некоторые фирмы, такие как Mediju nams, и вовсе с убытками? Даже для совладельцев такой вариант неинтересен, поскольку они и так держат ситуацию под контролем. То есть найти покупателя на все предприятия сразу будет трудно.

Продавая же каждое предприятие холдинга по отдельности, получится найти того, кто заплатит за него максимальную сумму.

Возьмем, к примеру, ООО Nekustamie īpašumi VN. Оно является 100-процентным владельцем всей собственности VN: базы отдыха Lejastiezumi на берегу озера Усма, объектов в Риге — по ул. Паласта, 10, А.Бриана, 3, Баласта дамбис, 3, в Юрмале — на проспекте Дубулту, 51, в Вентспилсе — бизнес-центра по ул. Остас, 22, и спортивного комплекса по ул. Талсу, 75. Все это оценивается в несколько миллионов латов. Думаю, найти того, кто захочет приобрести фирму, не составит труда.

А зачем в свое время вообще нужно было создавать концерн, если он теперь как единое целое не представляет особой ценности?

— К сожалению, в момент принятия такого решения мнением государства никто не поинтересовался. И с юридической точки зрения частные совладельцы обладали на то полным правом. Тогда все постановления о создании дочерних структур выносило руководство Latvijas naftas tranzīts в рамках заключенного между акционерами договора: его срок истек в сентябре 2003 года. У нас были связаны руки. Не исключено, что потому-то правительство и не интересовалось судьбой предприятия. Да и теперь решающим голосом мы не обладаем: 38,6% — не контрольный пакет. Тем не менее надеюсь, что наша главная цель будет достигнута. А именно: в результате продажи своих акций государство получит по возможности большую сумму.

Сейчас сделать это очень трудно. После того, как в 2002 году по нефтепроводу Полоцк — Вентспилс прекратились поставки, с точки зрения нефтетранзита Ventspils nafta стала непривлекательной для потенциальных инвесторов.

Означает ли это, что сначала предполагается возобновить поставки по трубе и лишь затем искать покупателя?

— Не обязательно поступать именно в такой последовательности. Варианты могут быть разные. Какой из них выберут акционеры, не знаю. Ясно только, что быстрым процесс не будет.

Акционеры в ссоре

Вы побывали в Вентспилсе 6 января. Вас пригласили представители нефтетранзитного бизнеса или познакомиться с ними было вашей инициативой?

— Меня никто не приглашал. В СМИ на эту тему появлялось очень много разных публикаций, которые и обратили мое внимание на то, что происходит с предприятиями, связанными с вентспилсским нефтетранзитом, а вместе с тем и в самой VN. Я решил лично во всем разобраться. Также важно было, конечно, поговорить с руководством компаний, чтобы узнать, каким оно видит их будущее, какие планы вынашивает по их развитию. На мой взгляд, настало время вмешаться, чтобы разрешить ситуацию во благо государства, то есть защитить его интересы, а значит, и интересы налогоплательщиков.

Проблема заключается в том, что люди, стоящие за крупнейшим частным инвестором VN — Latvijas naftas tranzīts, — до сих пор не могут договориться между собой. По всей видимости, одни думают, что надо идти направо, другие — что налево. И ссорятся. Мнений так много, поскольку у каждого совладельца своя точка зрения.

Кстати, проанализировав данные ООО Lursoft, СМИ и слова бизнесменов, получаем три разные версии того, что кому на самом деле принадлежит. Особенно непонятно, кто, собственно говоря, владеет Latvijas naftas tranzīts. Информация разная, она постоянно меняется. Я до сих пор не выяснил правду.

Мне кажется, частные совладельцы поняли, что вести переговоры с потенциальными инвесторами без участия государства вряд ли реально. Я увидел желание вести с правительством конструктивный диалог. Так что у меня появилась реальная надежда на то, что мы действительно сумеем найти решение, приемлемое для всех сторон.

Теперь важно не допустить, чтобы разногласия возникли между политиками. Нам нужно решить — даем добро на продажу принадлежащих государству акций или нет, так как влиять на ситуацию мы сможем лишь в том случае, если будем едины.

Месяц на размышление

Когда правительство могло бы сказать свое окончательное слово на этот счет?

— Было бы хорошо, если бы удалось сформулировать свою позицию в течение ближайшего месяца. Пока с представителями правящей коалиции ведутся неформальные переговоры, но каким будет их итог, утверждать невозможно.

К чему вы сами склоняетесь — ответ окажется положительным или отрицательным?

— У меня, конечно, есть свое мнение на этот счет, но высказывать его вслух, пока не стала известна официальная позиция правительства, я не хочу.

Если правительство все-таки даст добро на приватизацию госакций, то каким будет ваш следующий шаг?

— Конкретный план действий существует, но раскрывать его сейчас не собираюсь.

Есть альтернатива

Существует стереотип, что возобновить поставки нефти из России в Вентспилс реально лишь в том случае, если среди совладельцев VN появится российское предприятие. На ваш взгляд, альтернативного варианта нет?

— Однозначно есть. Я более чем уверен в том, что многие и европейские, и американские компании заинтересованы в такой покупке.

То, что в списке потенциальных инвесторов фигурируют и россияне, тоже не сомневаюсь, ведь, приобретя доли Ventspils nafta termināls, они стали бы контролировать всю цепочку. Однако я допускаю и такое развитие событий, когда одно предприятие контролирует поставки, другое — экспорт, третье — импорт. Возможности разные. Главное, чтобы сами фирмы сумели между собой договориться.

Хорошо. Но если именно российская компания предложит самую выгодную для государства цену, то вы ей продадите акции? Политика уйдет, наконец, на второй план?

— Надо оценивать не только цену, но и результат. Объясню. Представьте себе, вы продаете дом. Один покупатель вам говорит: "После того, как здание станет моей собственностью, я снесу его и построю на этом месте торговый центр". Другой, в свою очередь, намерен жить в доме и поддерживать его в хорошем состоянии. У вас есть право выбора. Как и у государства, когда будут вестись конкретные переговоры.

Для нас важно, чтобы покупатель продолжил хозяйственную деятельность — это и налоговые поступления в госбюджет, и сохранение рабочих мест. Кроме того, инвестор должен доказать, что у него есть на то финансовые ресурсы, поскольку вскоре придется модернизировать оставшиеся старые терминалы.

На первой же пресс-конференции после официального вступления в должность новый посол России Виктор Калюжный заявил: "Возобновление поставок нефти по трубе — один из пунктов моей программы. Добиться прежних объемов будет сложно, поскольку активно развивается Приморск, но в целом проблема решаема. Могу также однозначно сказать, что с экономической точки зрения Вентспилс — выгодное направление. Надо лишь найти сырьевого хозяина. Желающие есть". Вы собираетесь с ним лично об этом поговорить?

— Пока встреча не запланирована, но, думаю, она состоится. Правда, сейчас сложно сказать, когда это случится. Прежде чем предпринимать конкретные шаги, надо понять, поддерживает ли меня правящая коалиция.

Кто-то из коммерсантов уже сегодня реально интересуется покупкой вентспилсского нефтетранзитного бизнеса?

— Начать переговоры есть с кем.

С юридической точки зрения остальные совладельцы вправе продавать свои акции, не спрашивая на то разрешения у государства?

— Честно говоря, я не верю в то, что кто-нибудь решит приобрести акции, не разговаривая с представителями государства, это ведь слишком рискованно. Именно государство разрабатывает нормативные акты, регулирующие предпринимательскую деятельность, в его силах сделать бизнес-климат лучше. По-моему, любой покупатель это понимает независимо от того, напомнил я о том или нет!

В текущем году вопрос приватизации VN решится?

— Трудно сказать. Ведь не только от государства это зависит. Многое должно сойтись.

Рамочный закон готов

Когда правительство начнет приватизацию других лакомых компаний, в которых государству также принадлежат доли: Lattelekom, Latvijas Mobilais telefons, Rīgas siltums и т.д.?

— После того, как определимся, что делать с VN. Хочу подчеркнуть: на продажу крупных госпредприятий нельзя смотреть сквозь призму политических эмоций. Необходимо заботиться об интересах Латвии. Ведь мы хотим, чтобы через нашу республику шла транзитом нефть и в казну поступали налоги. Желаем сохранить и увеличить конкуренцию в телекоммуникационной сфере, способствовать снижению цен. Я говорю лишь о цели. Как ее достичь — другой вопрос.

Один из приоритетов нового Кабинета министров — окончание приватизации. Соответствующий пункт включен и в правительственную декларацию. Известно, что до 10 января Минэкономики планировало разработать концепцию, согласно которой до 31 декабря 2005 года госсобственность должна быть передана в частные руки. Готов ли этот документ? Что он собой представляет?

— Это не концепция, а рамочный закон, оговаривающий процесс завершения использования приватизационных сертификатов и всей приватизации в целом. Министерство закончило над ним работу. Я бы назвал его техническим руководством к действию. Если в течение ближайших двух недель мы согласуем документ с другими министерствами, то в марте его примет правительство. Надеюсь, в тот же месяц Сейм успеет утвердить закон в окончательном чтении.

Сложность заключается в том, что с момента восстановления независимости Латвии появилось и до сих пор существует восемь нормативных актов, регулирующих переход госсобственности к частным владельцам. Рамочный же четко объясняет их действия, не допускает противоречий и двояких толкований.

Вы не раз заявляли, что приватизационные сертификаты не будут меняться на государственные облигации или другие ценные бумаги. Почему?

— Изначально существовал определенный срок действия приватизационных документов. Когда он подходил к концу, многие обладатели сертификатов бросились их продавать, понимая, что вскоре ценные бумаги потеряют какую бы то ни было ценность. Между тем другие, более умные, или, скорее, "знающие", владельцы сертификатов, наоборот, скупали их в больших количествах с расчетом заработать в будущем. Они знали, что собираются делать политики и, не исключено, даже влияли на их решение — Сейм продлил срок действия!

Сейчас, если мы позволим обменять сертификаты на гособлигации, то наградим спекулянтов и оставим с носом честных людей, продавших свои ценные бумаги в "последний год" их действия. Таким образом, они получат полное право подать на государство в суд.

Так когда же в Латвии завершится приватизация? Можно ли 31 декабря 2005 года считать официальной датой ее окончания?

— Нет, по истечении указанного срока прекратится выдача сертификатов и прием заявок на приватизацию. Затем начнется их рассмотрение, которое продлится еще полгода. Затормозить процесс способны судебные разбирательства. Тогда передача госсобственности частным владельцам может затянуться еще на несколько лет.

Рост ВВП достигнет 7,5%

Латвийская экономика на фоне других участников Евросоюза выделяется поистине поразительными темпами роста. В третьем квартале прошлого года наш валовой внутренний продукт по сравнению с аналогичным периодом 2003-го увеличился на 9,1%. Есть все основания полагать, что годовой показатель достигнет 8-8,5%. Какой ВВП, по-вашему, ждет нас в 2005-м?

— Я думаю, в текущем году он составит 7,5%, то есть на фоне 2004-го — снизится. Но это вовсе не говорит о том, что ситуация в народном хозяйстве ухудшится. Просто в прошлом году Латвия действительно развивалась на редкость динамично — если сравнить с десятью молодыми странами — участницами ЕС — мы обогнали их всех.

Причинами тому послужили разумная экономическая политика государства, доступность средств структурных фондов Евросоюза, высокий внутренний спрос, улучшения в инвестиционной среде и, как следствие, возросшая активность местных предпринимателей и зарубежных вкладчиков.

Но согласитесь, одно дело набрать хороший темп и совсем другое — удержать его. Как Латвия надеется сделать это?

— Экономический рост не может быть постоянным. Полагаю, в последующие годы темпы прироста ВВП постепенно пойдут на убыль. Но и тогда мы останемся на среднем уровне с другими державами альянса. Не сбрасывать набранную скорость вполне реально. Главное — оценить неиспользованные пока варианты. Ставку надо делать на инновации и развитие рискового капитала.

Для использования высоких технологий нужно создавать почву — вкладывать деньги в образование, науку, исследовательскую деятельность. Что касается венчурных фондов, то они — реальный шанс для латвийских бизнесменов получить финансирование для реализации экспериментальных, но в то же время очень многообещающих проектов.

Не стоит забывать и об инвестициях в производства, особенно в изготовление товаров с высокой добавленной стоимостью. Работая в данных направлениях, реально вызвать новую, вторую по счету, волну стремительного экономического развития.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv