& Nr. 42 (2667)
от 1 марта
2005 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Март, 2005 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Работников латвийских фирм проверяют на "детекторе лжи"

ще несколько лет назад 'детекторы лжи', призванные распознать, говорит ли человек правдиво или лукавит, в основном применяли спецслужбы. Но в последнее время в Латвии их стали все более активно использовать и коммерческие структуры: в первую очередь при расследовании воровства на предприятиях и подборе персонала. Как признались опрошенные специалисты, ежегодно к помощи экспертов-психофизиологов прибегают десятки латвийских фирм. Использование полиграфа в бизнес-структуре вызывает очень много щекотливых вопросов. Как быть с презумпцией невиновности и почему человек должен доказывать, что он не потенциальный вор? Как насчет прав человека и вмешательства в его частную жизнь?

 Наталья ВАСИЛЬЕВА

Тестирование на "детекторе лжи" свыше шести лет официально применяется в Латвии в рамках уголовного процесса. Как рассказал заведующий кафедрой права Высшей школы бизнеса Turība, сертифицированный полиграфный эксперт Улдис Микелсонс, суд, прокурор или следователь может назначить полиграфную экспертизу и ее результат будет рассматриваться как одно из доказательств. Начиная с 1998 года, г-н Микелсонс провел свыше 200 таких проверок по криминальным делам.

Все более популярным становится применение аппаратуры и в коммерческих структурах. К услугам экспертов ежегодно обращаются несколько десятков латвийских предприятий. По словам директора Латвийской федерации детективов и служб безопасности (LDDDF), доцента Балтийского русского института Валерия Землянова, к этому чаще всего их побуждает необходимость проведения служебного расследования о хищениях на фирме; проверка при найме на работу нового сотрудника и контроль благонадежности персонала. Считается, что данный метод — хорошее средство профилактики правонарушений и позволяет выявить "паршивую овцу" до того, как предприятию будет нанесен ущерб.

Впрочем, специалисты подчеркивают: тестирование на полиграфе — дело сугубо добровольное. Никто не имеет права принуждать работника. И даже в процессе проверки он может в любой момент сказать "стоп" и отказаться отвечать на вопросы. Более того, сообщил г-н Микелсонс, принудительную проверку невозможно провести даже по чисто физиологическим причинам: человек должен быть спокоен, осознавать, что это за процедура, четко понимать задаваемые вопросы — иначе фиксируемые реакции будут искажены.

Не выносить сор из избы

По наблюдениям члена LDDDF и руководителя психофизиологической лаборатории Высшей школы психологии профессора Дмитрия Ширяева, чаще всего коммерсанты обращаются за помощью, чтобы установить виновного в хищениях. В числе клиентов — владельцы магазинов, складов, мясокомбинатов.

Допустим, в магазине работают 10 человек. Выявляется недостача — несколько тысяч латов. Кто взял, когда? Подозрения падают на пару человек, но никто их за руку не схватил. Тогда предлагается пройти проверку всему коллективу — дабы никого зря не обидеть и в то же время выявить виновных. Г-н Ширяев подчеркивает: только на основании детекции выводов обычно не делают. Это лишь один из методов комплексной проверки.

Полиграф (в просторечии называемый "детектором лжи") — комплекс медицинских приборов, фиксирующих психофизиологические процессы в организме (давление, частоту пульса, ритм дыхания и т.п.). На проверяемого накладывают сенсорные датчики, и система регистрирует реакции организма на различные вопросы.

Зачастую в процессе тестирования или зная о грядущей проверке, подозреваемый сам сознается в содеянном. Иногда руководители предприятия собирают коллектив и заранее предлагают вернуть похищенное — на условиях анонимности и обещая не устраивать репрессий.

А почему бы пострадавшей фирме, напрашивается резонный вопрос, не пойти традиционным путем и не обратиться в полицию? Во-первых, поясняет г-н Ширяев, нет улик. Кроме того, бывают дела, связанные с утечкой информации, — вроде бы и не украл, хотя и нанес фирме ущерб. Часто коммерсанты, особенно когда дело касается банковского сектора, не хотят выносить сор из избы и портить свою репутацию. Потому проблемы решают "в узком кругу".

Иногда проверки на "детекторе лжи" позволяют восстановить нормальный психологический климат в коллективе. В одной риэлторской компании у директора пропал ноутбук, причем с ценной информацией. Вроде бы кроме своих украсть было некому. Начались взаимные подозрения, атмосфера крайне накалилась. Провели проверку на полиграфе. Выяснилось: никто не лжет. Стали копать глубже и вспомнили: на фирму приходили телефонисты. Впоследствии оказалось, что один из них — наркоман — и похитил компьютер. Причем обчистил он не только риэлторскую контору, но и других клиентов.

А буквально неделю назад г-ну Микелсонсу поступил заказ от грузоперевозчика. На одной из его машин, работающих по Европе, пропала часть товара. Водитель уверял в своей непричастности к этому. Он было согласился пройти проверку на "детекторе лжи", однако буквально за час до начала тестирования отказался. И у работодателя появилась возможность сделать определенные выводы.

Кнут для "паршивых овец"

(нажмите на картинку, чтобы открыть ее целиком в новом окне)

Иногда владельцы компаний прибегают к помощи психофизиологов и при подборе персонала. К примеру, когда ищут кандидата на должность, связанную с материальными ценностями или конфиденциальной информацией. Проверяют его связи и наклонности. Не употребляет ли наркотики, не связан ли с преступными группировками или конкурентами, не склонен ли к обману и т.п. "Проще сразу отказать в приеме на работу потенциальному вору, чем потом проводить расследование из-за кражи", — считает г-н Ширяев.

Он отмечает: зачастую обходятся и без полиграфа. Достаточно скрупулезного интервью кандидата с фиксацией его ответов и реакций на видеокамеру: как отвечал, как двигался, куда глазами стрелял. Разумеется, все происходит на основе его добровольного согласия, ибо негласная видеосъемка запрещена законом. Составляется психологический портрет, изучаются биография человека и его семейные обстоятельства: какое материальное положение, нет ли долгов, нет ли зависимостей (не только пристрастие к алкоголю, наркотикам и азартным играм, но и участие в религиозных сектах, склонность к беспорядочным сексуальным связям), не болеет ли серьезно кто-нибудь из близких, что требует больших средств на лечение. Потом, на основании специально разработанных методик, можно прогнозировать, как человек поведет себя в определенной ситуации. По словам г-на Землянова, если кандидат не подходит, ему обычно отказывают под каким-либо благовидным предлогом, не ссылаясь на результаты тестирования.

Бывают и так называемые скриннинговые проверки — когда персонал регулярно проверяют на "благонадежность". Основной эффект — профилактический. Люди знают о грядущем тестировании, и уровень злоупотреблений резко снижается. Не обязательно использовать полиграф, можно обойтись и обычным разговором, а также предложить заполнить хитро составленную анкету.

Один из бизнесменов рассказал , как он сам тестирует своих сотрудников на лояльность. Несколько раз в год им выдается опросник — под предлогом выявить недостатки в работе фирмы, узнать нужды людей и изменить все к лучшему. Вопросы откровенные, в том числе такой: "Если бы вам предложили более высокую зарплату, вы поменяли бы место работы?" А чтобы народ не боялся отвечать, все делалось "как бы" на условиях полной анонимности. Какие метки хозяин ставил на анкетах, неведомо. Но в итоге точно знал, кто заполнял конкретную бумагу. Нелояльных людей заносили в "черный" список. Усиливали контроль. И обычно через несколько месяцев находили предлог для расставания с ними.

Докажи, что не вор

Использование полиграфа в бизнес-структуре вызывает очень много щекотливых вопросов. Как быть с презумпцией невиновности и почему человек должен доказывать, что он не потенциальный вор? Как насчет прав человека и вмешательства в его частную жизнь? Есть и 33-я статья Закона "О труде", запрещающая при приеме на работу задавать вопросы, не связанные напрямую с исполнением обязанностей, а также дискриминирующие — в том числе о семейном положении, религиозных и политических пристрастиях, предыдущих дисциплинарных взысканиях и т.п. Не стоит забывать: результат тестирования на "детекторе лжи" напрямую зависит и от квалификации психофизиолога — насколько грамотно поставлены вопросы и насколько верно интерпретирована реакция на ответы. Где гарантия отсутствия ошибки в выводах эксперта? И кто будет отвечать, если пострадает невинный человек, которому испортят репутацию и сломают карьеру?

Улдис Микелсонс еще раз подчеркивает: тестирование — дело сугубо добровольное и основано на желании самого человека снять с себя подозрения или, в случае приема на работу, показать себя с лучшей стороны. Ему обязаны объяснить, как может быть использован результат. Вопросы подготавливаются индивидуально, вместе с психологом, и перед проверкой обследуемый с ними знакомится. Если речь идет об интервью при трудоустройстве, претендент вправе спросить, какое отношение имеет, к примеру, уровень его благосостояния и социальный статус семьи к выполнению служебных обязанностей. Как убеждал заведующий кафедрой права Высшей бизнес-школы Turība, сертифицированный полиграфолог с достаточной квалификацией никогда не будет смешивать в кучу все вопросы. Спрашивает только о том, что относится к конкретному делу.

Наложить дисциплинарные взыскания (вплоть до увольнения) на человека могут только в случае выявления прямого нарушения его должностных обязанностей, указанных в трудовом договоре. Причем должны быть и другие доказательства, а не только выводы экспертизы. Установленная в ходе многочисленных научных исследований достоверность проверки на полиграфе, по словам г-на Микелсонса, находится в границах от 85% до 95%.

А судьи кто?

Что касается подтверждения квалификации экспертов и их ответственности, то ситуация весьма интересная. В Латвии работа полиграфологов не лицензируется. Нет и профессиональной ассоциации полиграфологов, которые вели бы аккредитацию и регистра школ, обучающих такого рода специалистов.

Поэтому, сообщил г-н Микелсонс, экспертом может себя называть каждый. По его словам, Д.Ширяев не имеет соответствующего образования, к тому же применяет не стандартный полиграф, а аппаратуру, предназначенную совсем для других целей. И в проверках не использует научно обоснованную методику. Сам же г-н Микелсонс имеет сертификат полиграфного эксперта, выданный Эстонской Академией национальной безопасности, где прошел обучение по программе Американской ассоциации полиграфологов, обучался также и в Израиле. Кроме того, провел двухлетнее научное исследование по данному вопросу в Академии полиции Латвии.

Дмитрия Ширяева такие заявления не смущают: "Г-н Микелсонс, как и большинство экспертов, склонен преувеличивать свои успехи. Мне неоднократно приходилось переделывать его работу и вторично тестировать людей с диаметрально противоположным выводом. Для такой работы недостаточно сертификата, полученного в течение двух недель, а нужны большой опыт и глубокое знание психофизиологических особенностей человека".

Карьера Полиграфа Полиграфовича

"Детектор лжи" ведет свою историю с конца XIX века. В те далекие времена итальянский психиатр Чезаре Ломброзо впервые предложил использовать для дознания физиологические параметры человека. Он измерял кровяное давление у подозреваемых, в то время как полиция проводила допрос, и утверждал, что может безошибочно определить, когда они лгут. Но после первых успешных опытов метод был отложен в долгий ящик и не находил последователей на протяжении двух десятилетий.

В 1913 году американский психолог и юрист Вильям Марстон начал планомерные научные исследования аппаратного метода "детекции лжи". Он вошел в сформированную Национальным исследовательским центром США группу психологов, которой было поручено оценить возможность выявления немецких шпионов: на дворе была Первая мировая война. А в 1923 г. ученый впервые представил в суде результаты проверки на "детекторе лжи" в качестве доказательств.

20-е годы стали "золотыми" для новой технологии. Тесты Марстона взял на вооружение и доработал офицер калифорнийской полиции Дж. Ларсон: с 1921 года он стал применять этот метод в деятельности возглавляемого им полицейского управления. В те же 20-е его сотрудник Леонард Килер поставил дело на поток. Он сконструировал прибор, измеряющий несколько показателей реакции организма и специально предназначенный для выявления у человека скрытой информации. Аппарат назвали полиграфом. В 30-е годы Килер основал первую фирму по серийному выпуску этих приборов и школу по подготовке специалистов в данной области. Именно ему принадлежит идея внедрения полиграфа в систему отбора кадров и профилактику правонарушений в сфере бизнеса.

С тех пор в мире проводилось очень много научных и прикладных исследований в этой области, а ныне этот метод широко применяется во многих странах: как в криминалистике, в сфере госбезопасности, так и в коммерческой среде.

Современный полиграф представляет собой комплекс приборов, непрерывно измеряющий различные психофизиологические процессы в организме (кровяное давление, частоту пульса, ритм дыхания и т.д.). На проверяемого накладывают сенсорные датчики и компьютер регистрирует реакцию человека на различные, специально подобранные, вопросы. Фиксируются отклонения от "нормы" (допустим, учащение частоты дыхания, усиление сердцебиения и т.п.). Потом эксперт распечатывает и расшифровывает полиграммы, анализирует их и опеределяет, насколько искренен был человек. Исследование, включающее предварительную беседу с человеком и изучение его психофизиологических особенностей, занимает порядка 2-3 часов. Анализ результатов может занять более недели.

Мнение

Иоланта ЛЕЙТЛАНДЕ, психолог:

— В современных условиях у руководителя бизнес-структур соблазн поддаться желанию проверить своих сотрудников на полиграфе очень высок. Но прежде чем запустить этот "конвейер", необходимо очень тщательно взвесить все "за" и "против". На одной чаше весов окажется достаточно высокая вероятность определить уровень лояльности работников, возможность совершения ими махинаций, а может, даже и передачи коммерческой информации конкурентам. А на другой — психологический климат в коллективе, который в ходе проверки может просто накалиться и парализовать деятельность компании. Тревожные ожидания результатов, взаимные подозрения, нарушение сложившихся межличностных и производственных связей, сбой ритма работы... Может также произойти объединение коллектива против руководства, инициировавшего данную проверку.

Возможно, некоторые руководители рассуждают, исходя из принципа "на воре и шапка горит" и наделяют "детектор лжи" профилактическими или психотерапевтическими, по их мнению, функциями. Но скорее он выполнит роль "страшилки", чем психотерапевта. Если коммерсанту требуется именно такой эффект, то, пожалуй, лучшего способа не найти.

В данном случае речь, конечно, не идет об использовании полиграфа для обеспечения безопасности государства или его жителей. В этих структурах он действительно незаменим благодаря непредвзятости, отсутствию эмоциональности, способности оказать уникальную помощь органам дознания и безопасности.

Но в любом случае, преувеличивать достоинства полиграфа не следует. Тем более что любое техническое приспособление эффективно только в руках опытного пользователя. Профессионализм уважаемых экспертов, высказывавших свое мнение выше, вопросов не вызывает, а вот их этическое отношение друг к другу, наверное, могло бы быть иным. И работая в тандеме, они, скорее, принесли бы больше пользы в "полиграфизации", чем выясняя, у кого какие сертификаты и сколько недель каждый из них проходил обучение.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv