& Nr. 240 (2865)
от 12 декабря
2005 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Декабрь, 2005 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Цену нефти спроси у мертвых

рошедший год ознаменовался важным событием: впервые цены на нефть прошли отметку в 70 долларов за баррель и довольно долго держались за ней. Потом цены немного спали, но в последние дни вновь поползли вверх, преодолев 60-долларовый рубеж. Что это — следствие временного стечения обстоятельств и спекулятивной биржевой игры или объективная долговременная тенденция? Если игра, то чем она вызвана, если тенденция, то что сулит? Ответы на эти вопросы — тема очередного исследования .

 Александр МОСЯКИН

"Семь сестер"

В океане черного золота все чаще слышатся позывные SOS.

Мировые цены на нефть прошли четыре этапа. Первый начался в сентябре 1928 года, когда на саммите "большой нефтяной тройки" в шотландском замке Акнакарри глава концерна Royal Dutch Shell Генри Детердинг и представители крупнейшей рокфеллеровской компании Standard Oil of New Jersey и британской Engle-Persian Company (предтечи British Petroleum) поделили мировой нефтяной океан, договорились о квотах на добычу и продажу нефти и установили выгодную для себя цену. Затем к альянсу примкнули еще три рокфеллеровские компании Standard Oil, а также Gulf Oil. Так возник могущественнейший нефтяной картель "семь сестер", сорок пять лет державший в своих руках почти всю добычу, транспортировку и переработку нефти вне пределов СССР.

Это сыграло важную роль в ходе и исходе Второй мировой войны и послевоенном "экономическом чуде" Запада, покоившемся на смехотворной цене на нефть, которая в "золотые" 1950-1960-е годы не превышала 1 доллар за баррель! Ни создание в 1960 году ОПЕК, ни подкосившая американскую экономику вьетнамская война существенно не повлияли на позиции "сестер" и их ценовую политику. Они делились с правительствами нефтеносных стран прибылями в соотношении 78/22 и держали сверхнизкую цену на нефть, баррель которой в начале октября 1973 года стоил 1,27 доллара.

Но тут грянула арабо-израильская война "судного дня", в которой Запад поддержал Израиль. В ответ арабские нефтедобывающие страны национализировали свои нефтяные богатства, ввели нефтяное эмбарго и в четыре раза взвинтили цену на нефть, которая 17 октября 1973-го стоила уже 5,1 доллара за баррель. И продолжала расти, достигнув к лету 1979-го, когда в Иране победила Исламская революция, 16 долларов за баррель — 80 долларов в нынешнем исчислении! Примеру арабских стран последовали другие члены ОПЕК, воспользовавшиеся моментом и тем обстоятельством, что Америка, потерпевшая поражение во Вьетнаме, не решится воевать за нефть.

Великие переделы и заговоры

Расчет сработал. Нефть и ее цена превратились в грозное политическое оружие. А все случившееся вызвало глубочайший системный кризис западной цивилизации, едва не обернувшийся для нее экономической и социально-политической катастрофой. Сильнее всего это ударило по США. Мало того, что Америка лишилась нефтяного Клондайка, коим владела треть века. Из-за эмбарго стоимость американского нефтяного импорта к 1975 году возросла в 8 раз, а к лету 1979-го, когда нефтяной импорт достиг пиковой отметки (составив половину всей потребляемой в США нефти), его стоимость в сравнении с 1970 годом взметнулась в 17 раз! Это взвинтило цены на все товары и виды услуг. На Америку накатила инфляция. Доллар едва стоял на ногах, "полегчав" на 20%. Правительству пришлось расконсервировать скважины государственного стратегического резерва, а президент Р.Никсон распорядился закрывать бензоколонки по выходным дням.

Со временем Запад оправился от этого шока, но процесс принял необратимый характер. На месте дочерних предприятий "семи сестер" возникли крупнейшие национальные нефтяные компании — Saudi Aramco, Petroleas de Venezuela и др. А созданный Рокфеллерами и Детердингом нефтяной картель развалился, как карточный домик. British Petroleum и Royal Dutch Shell отправились в автономное плавание под своими знаменами, а филиалы империи Standard Oil трансформировались в Amoco, Exxon, Mobil, Texaco и Chevron.

Произошел кардинальный передел собственности. С 1975 года в руки стран ОПЕК перешел почти весь доход от экспорта нефти. Отныне на долю 13 членов организации приходилось 40% мировой добычи и 60% экспорта черного золота. ОПЕК устанавливал квоты на добычу нефти-сырца и цену, а западные компании из хозяев нефтяных богатств превратились в их покупателей, что лишило их сверхприбылей и возможности строить стратегию.

В то же время с 1973-го по 1979 год доходы Саудовской Аравии от экспорта нефти возросли с 3,5 до 35,5 млрд. долларов. То же было в других странах-экспортерах, вследствие чего произошло глобальное перераспределение финансовых ресурсов. Не желая быть зависимыми от Запада, богатые арабские страны создали исламские банки и основанную на них финансовую систему, через которую стали финансировать благотворительные и культурные фонды, с коих началась экспансия религиозного фундаментализма, экстремизма и терроризма. Нефтедоллары вскормили и ядерную программу Пакистана.

Этот переворот имел важные политические, научно-технические и мировоззренческие последствия. Запад, зажиревший на сверхнизких нефтяных ценах, начал создавать экономную экономику, разрабатывать энергосберегающие технологии и искать альтернативные источники энергии. Возникло зеленое движение и партии зеленых. Под нефтяным прессингом США были вынуждены пересмотреть всю свою внешнеполитическую стратегию. Они создали "большую семерку" как инструмент решения глобальных энергетических проблем, в закупках нефти переориентировались с арабских стран на Западное полушарие, а на Ближнем Востоке перешли к более взвешенной политике. Англичане, голландцы и норвежцы начали добычу нефти в Северном море, французы устремились в Африку, а в Германии и других европейских странах на смену нефти стал приходить газ, что предопределило рождение Газпрома.

От конфликта Запада с ОПЕК в 1973-1981 гг. выиграл Советский Союз, у которого Запад вынужден был покупать нефть по заоблачным ценам, на чем Москва заработала, по разным оценкам, от 180 до 250 млрд. долларов, что укрепило советский строй и позволило СССР достичь военно-стратегического паритета с США. Но цены на нефть, укрепившие СССР, сыграли немаловажную роль и в его развале. Как недавно признался Генри Киссинджер — демиург американской внешней политики в администрациях Ричарда Никсона и Рональда Рейгана, в 1980-е годы правительство США вкупе с руководством Саудовской Аравии и нефтяных монархий Персидского залива проводили совместную стратегию на понижение цен на нефть. Сверхзадачей большой игры было лишить СССР нефтедолларов и спровоцировать экономический крах коммунистической системы. План сработал, хотя объяснять крах советской системы только низкими ценами на нефть было бы неверно.

Нефть — это не рынок

Так цены на нефть вершили мировую историю. С развалом СССР последовал новый глобальный передел энергетических ресурсов, сопровождавшийся дальнейшим падением нефтяных цен, которые к концу 1990-х годов упали до 10-11 долларов за баррель, что в пересчете соответствовало ценам начала 1970-х. Это было вызвано достатком предложения, а также сговором Запада со странами ОПЕК, правящие круги которых в обмен на доступ к западным банкам, собственности, ценным бумагам и новейшим вооружениям согласились не взвинчивать цены на черное золото. Этот статус-кво до поры устраивал всех.

Таким образом, налицо удивительный факт: на протяжении ХХ века цены на нефть определяли не рыночные механизмы соотношения спроса и предложения, а либо картельные (1928— 1973), либо политико-экономические заговоры. Поэтому Нельсон Рокфеллер однажды сказал: "Нефть — это не рынок". В 1990-е годы выявилось одно ранее невиданное явление: спекулятивная биржевая игра на повышение и понижение нефтяных цен. Но здесь надо понимать природу явления. Низкая цена на нефть, в целом выгодная для развитых экономик, невыгодна для нефтяных компаний, которые теряют от этого в стоимости акций, капитализации и прибылях, а значит, объективно заинтересованы в более высокой цене на нефть. Отсюда искусственная ценовая игра на биржах, которую ведут представители крупных западных нефтяных компаний в их интересах. Отсюда и мировая конфликтология Пентагона для "встряски" цен.

То есть это все тот же закулисный сговор, но никак не рыночный механизм. Эта парадигма существовала до конца минувшего века и устраивала всех. За исключением, быть может, России и некоторых других нефтяных стран (Венесуэлы, Мексики), страдавших от низких нефтяных цен, и государств-изгоев (Ирака и Ливии), подвергнутых эмбарго ООН. Но потом ситуация изменилась.

Новый колониализм

Проблема энергоресурсов всегда была ахиллесовой пятой западной цивилизации, а для Штатов это вопрос жизни и смерти. Ежегодно Америка потребляет 910-920 млн. тонн нефти, из коих половина извлекается на территории США и Канады, а половина ввозится из третьих стран. Подсчитано, что своей нефти Америке хватит на 17 лет, после чего она попадет в тотальную зависимость от импорта энергоресурсов. Отсюда идея контроля над нефтяными кладовыми планеты и путями транспортировки сырья, которую с середины 1990-х проповедуют американские политики и политологи. Отсюда имперская политика, соль которой откровенно изложил в декабре 1998-го на страницах газеты Corriere Economia известный деятель нынешней американской администрации Пол Вулфовиц: "Надо любым путем заставить арабские нефтедобывающие страны продать свои скважины и государственные нефтяные компании американским и британским корпорациям, чтобы вернуться к положению, существовавшему до 1973 года".

Завуалированно эту политику проводила уже администрация Билла Клинтона. Администрация Джорджа Буша ведет ее без обиняков. Отсюда развязанная под надуманным предлогом "освободительная война" в Ираке с целью насаждения в этом нефтяном Клондайке марионеточного "демократического" режима, который откроет доступ американцам к подземным кладовым. Главной целью предприятия было установление контроля Запада (США) над ценообразованием ОПЕК, о чем администрация Джорджа Буша тайно договорилась с руководством Саудовской Аравии накануне вторжения в Ирак. Детали сговора раскрыл в своей книге "План атаки" известный американский журналист Боб Вудворд, и это публично признал посол Саудовской Аравии в Вашингтоне принц Бандар.

Но ситуация в Ираке и вокруг него стала развиваться не по тому сценарию. Вместо контролируемых умеренных цен на нефть Америка и ее союзники получили невиданный взлет цен, причиной чему стали новые фундаментальные реалии, которые ранее не учитывались.

Глобальное истощение

Первый фактор — геологический. В 2001 году на Западе были опубликованы данные о разведанных запасах нефти в мире. Согласно им, главной энергетической кладовой планеты является Ближний Восток, где доказанные запасы нефти составляют 700 млрд. баррелей, из коих треть приходится на долю Саудовской Аравии, за ней следовали Ирак (112 млрд. баррелей) и Кувейт (около 100). Второе место по разведанным запасам нефти занимала Латинская Америка — 130 млрд. баррелей, из коих более трети приходится на долю Венесуэлы. Затем следовала Россия, чьи разведанные запасы нефти по тогдашним оценкам составляли 85 млрд. баррелей. В Африке тоже разведано 85 млрд. баррелей нефти (из них 31 в Нигерии), а в Северной Америке — 50. Замыкали список Центральная Азия и Азербайджан, где совокупные разведанные запасы нефти оценивались в 45 млрд. баррелей. Остальные районы не имеют существенного значения или наличие крупных запасов углеводородного сырья (как, скажем, в Арктике) там пока не доказано.

Так вот, почти во всех этих регионах наблюдается снижение темпов добычи нефти или превышение добычи над приростом запасов. А резервы углеводородного сырья под дном Северного моря и на норвежском шельфе почти истощены. Вследствие этого нефтяные компании вынуждены вести добычу на менее рентабельных месторождениях или задействовать стратегические резервы. К тому же крупнейшие нефтяные компании, чтобы повысить свою капитализацию и биржевую стоимость акций, занимались приписками. Shell завысила свои запасы наполовину, из-за чего была вынуждена заплатить крупный штраф. Приписками занимались американские нефтяные гиганты. А контролирующие инстанции до поры этого "не замечали". Так что запасы сырья у бывших "семи сестер" оказались не те.

Не оправдал надежд и азербайджанский сектор Каспия, где нефти оказалось на порядок меньше, чем (из политических расчетов) предполагалось. Единственной страной, где в последние годы были введены в эксплуатацию гигантские нефтяные месторождения, является Казахстан. А единственной страной ОПЕК, способной существенно нарастить нефтедобычу, является Саудовская Аравия. Осенью 2003 года появились сообщения о наличии гигантских запасов нефти в канадской провинции Альберта. Но там нефть очень низкого качества. В основном это даже не нефть, а пропитанные густой битумообразной массой песчаники, и процедура извлечения из них сырья очень дорогостояща и трудоемка.

В итоге темпы прироста разведанных запасов качественной нефти в мире неуклонно падают, а нефтедобыча превышает прирост запасов. Нефтяные кладовые планеты истощаются, и для их прироста требуются очень крупные инвестиции в геологоразведку и поисково-буровые работы в новых регионах и на новых глубинах. Поэтому фактор истощения и ухудшения качества нефтяных кладовых давит на цены в сторону повышения.

Новые важные игроки

Почти всю вторую половину ХХ века ситуацию с нефтью в мире определяли три ключевых игрока: ОПЕК, Запад и СССР (Россия). Страны ОПЕК и Запад играли в свои игры, а Советский Союз (потом Россия) играли на их противоречиях и конфликтах. Установился среднемировой уровень потребления нефти — около 75 млн. баррелей в сутки. Треть ее производил ОПЕК и около 20 млн. баррелей потребляли США. Это обусловливало умеренно низкие цены на нефть и стабильность ситуации в целом.

Когда цены падали слишком низко, проводилась "ценовая встряска". В начале 1998 года, когда из-за азиатского финансового кризиса цена нефти упала до 10 долларов за баррель, Штаты и Великобритания провели бомбардировки территории Ирака — операция "Лис пустыни". Как потом признал зам. министра обороны США Пол Вулфовиц, целью операции было взвинчивание цен на нефть на потребу нефтяным корпорациям, переживавшим период слияния (Exxon — Mobil, BP — Amoco, Chevron — Texaco). Бомбардировки Ирака и вызванная ими нестабильность взвинтили цены, подняли курс акций нефтяных компаний и способствовали их слиянию. Ту же задачу отчасти решала весной 1999 года "гуманитарная интервенция" на Балканах.

Но сейчас в большую нефтяную игру включились бурно развивающиеся страны Азии, где потребление нефти стремительно растет. За период с 1980-го по 2003 год потребление нефти в Южной Корее выросло на 310, в Индии — на 250, в Китае — на 210%, причем Китай ежегодно наращивает на 20% свое потребление нефти и к 2010 году сравняется с США. Вследствие этого мировая потребность в нефти к концу текущего года составит 82,5 млн. баррелей, а к 2010 году превысит 100-миллионную отметку. А покрыть аппетиты "азиатских тигров" нечем. 9 из 11 стран — членов ОПЕК работают на пределе своих возможностей. Саудовская Аравия может нарастить нефтедобычу максимум на 4 млн. баррелей в сутки. 7-8 миллионов могут добавить Казахстан, Россия, Азербайджан, Бразилия и не входящие в ОПЕК страны Африки.

Но это не покроет быстро растущих потребностей Азии в черном золоте. Отсюда рост дефицита нефти, который будет давить на цены. Когда летом сего года цена нефти на Нью-Йоркской бирже пробила очередной потолок, ее ведущий брокер резюмировал: "Экономические обоснования нынешних цен на нефть сильнее геополитических".

Фактор стабильности

Третьим важнейшим фактором является уровень стабильности в мире. В эпоху холодной войны глобальная стабильность, покоившаяся на взаимном ядерном сдерживании сверхдержав, обеспечила Западу стабильно низкие цены на нефть и покоившуюся на них эру процветания. С развалом Советского Союза глобальная стабильность в мире рухнула и человечество вступило в эпоху перманентной региональной нестабильности, которую усугубляет международный терроризм.

Анализ правозащитной организации Freedom House, проведенный под эгидой Совета национальной безопасности США, показал, что страны, обладающие самыми крупными запасами нефти и природного газа, имеют самые плохие основы управления и законности и самый низкий базис стабильности. Это подтверждают и аналитические записки ЦРУ, периодически "сливаемые" в прессу.

Прозападные режимы ближневосточных нефтедобывающих стран (прежде всего Саудовской Аравии) очень нестабильны. Они являются объектами атак экстремистов, как и персонал работающих на Ближнем Востоке западных компаний, и нефтяная инфраструктура. Крайне нестабилен Ирак, где авантюра администрации Джорджа Буша усугубила положение. А вокруг Ирана сгущаются тучи из-за его ядерных амбиций. Нестабильность Ближне-Восточного региона неизбежно ведет к росту нефтяных цен. Ведущий арабский нефтяной аналитик Манухер Такен констатирует: "Теоретически цены на нефть могут упасть. Но акты саботажа и повышение террористической активности окажут негативное влияние".

Нестабильны нефтедобывающие страны Западной Африки. Нигерия, на чью долю приходится 3% мировой нефтедобычи и которая занимает 5-е место в списке поставщиков черного золота в США, разрушается вследствие этнических и религиозных распрей из-за контроля над нефтеносной дельтой реки Нигер. То же касается Анголы, где еще не затух кровавый междоусобный конфликт. Единственной стабильной нефтедобывающей страной Африки является Ливия, управляемая диктатором Муаммаром Каддафи, с которым крупнейшая американская компания Exxon-Mobile только что заключила 25-летний контракт на разведку и эксплуатацию ливийских нефтяных месторождений.

(Окончание в следующем номере)

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv