& Nr. 104 (2980)
от 1 июня
2006 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Июнь, 2006 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Незаконно возведенные объекты чиновники боятся сносить

Латвии существует трехуровневая система строительной инспекции. На первом уровне работают инспектора, занимающиеся технадзором над конкретными объектами. На ступеньку выше стоят региональные инспекции, которые контролируют строительство на территории своих самоуправлений. И наконец, на верхушке "пирамиды" располагается Государственная строительная инспекция ЛР. О вопросах, которые решает эта структура, и о проблемах, которые стоят перед строительной сферой в целом, побеседовала с руководителем Госинспекции Леонидом ЯКОБСОНСОМ.

 Андрей КОВАЛЕВ, andrey.kovalev@bb.lv

Откуда берется халтура

Леонид Якобсонс: “Строительство становится некачественным тогда, когда заказчик хочет возвести крупный объект за малые деньги”.

— Бытует мнение, что качество работы латвийских строителей оставляет желать лучшего. Насколько это верно с точки зрения специалиста, который имеет информацию обо всех нарушениях в строительной сфере?

— Я не соглашусь, что наши строители плохие. Они в своем большинстве работают лучше, чем их хваленые западные коллеги. Такой вывод делаю из собственных наблюдений. Некоторое время назад я был в Штатах, где нам демонстрировали реконструкцию студенческих общежитий, превращаемых в жилые дома. При нас группе рабочих дали задание — покрасить стену. На ней были какие-то щели и дырки от проходившей когда-то проводки. Но строителям не дали указания заделать дыры, сказали: "Надо покрасить!" Что они добросовестно и сделали, оставив щели... на прежнем месте. Невозможно себе представить, чтобы так поступил латвийский строитель. Сделать работу в духе американцев ему просто не позволила бы совесть! Проблема плохого качества некоторых построенных объектов лежит в несколько другой плоскости.

— В какой же?

— Проблемы начинаются там, где за небольшие деньги хотят построить крупные объекты. А это невозможно сделать без ущерба для качества. Порой на качестве работ сказывается неопределенность планов заказчика, когда он не решил до конца, что хочет видеть в конечном итоге. Из-за этого происходят постоянные переделки, отступления от первоначального плана, что в конце концов меняет отношение строителей к работе и приводит к появлению каких-то недоделок. Поэтому хочется пожелать будущим застройщикам обращать самое пристальное внимание на разработку проекта. Многие до сих пор действуют по старинке и считают работу начатой тогда, когда рабочие непосредственно приступают к укладке кирпича или заливают бетон. Нет, работа начинается с составления грамотного проекта, где оговорены все условия строительства. Без этого появление халтуры неизбежно.

Второй момент, связанный с недоброкачественным строительством, также вытекает из-за неодолимого желания некоторых заказчиков сэкономить. Для этого к проекту привлекаются не крупные и хорошо зарекомендовавшие себя фирмы, а абы кто. Но чего-то требовать с таких бригад шабашников крайне сложно: кое-как построили и на следующий день уже гонят халтуру где-то на другом объекте. Пойди найди их, а главное — заставь устранить неполадки! Поэтому попытка экономить на квалифицированных строителях у многих заказчиков оборачивается затратой гораздо больших средств на последующий ремонт и исправления.

Человеческие ресурсы исчерпаны

— И все же в Латвии стали строить хуже или лучше?

— В целом можно констатировать, что качество строительных работ за последнее время все же улучшилось, хотя бы по той причине, что технологии не стоят на месте, а постоянно совершенствуются. Если говорить о соблюдениях строителями различных законодательных и нормативных актов, то и здесь ситуация стабилизировалась. Если лет пять назад наблюдался пик нарушений в строительстве, то сегодня эти показатели находятся примерно на том же уровне, несмотря на то, что наблюдается ежегодный прирост отрасли.

— Но увеличение темпов строительства обнажило острейшую проблему нехватки квалифицированных кадров.

— Это так. Если в 2004 году по всей стране было выдано 11500 разрешений на строительство, то в прошлом году этот показатель превысил 15-тысячную отметку, а объем всех строительных работ составил 800 млн. латов. В этом году ожидается, что подойдем к внушительной цифре в 1 миллиард латов. Вроде бы можно радоваться, но нет. Во весь рост поднялся кадровый вопрос. Для нынешних объемов строительства просто не хватает людей.

Приведу еще несколько цифр. В 2000 году в строительной отрасли было задействовано 56 тыс. человек, через три года их стало уже 74 тыс., а в 2004-м строительством занялись без малого 87 тыс. жителей Латвии. Это при том, что все трудоспособное население страны составляет около 900 тыс. Строительной отрасли уже просто негде изыскивать резервы, можно с уверенностью констатировать, что они исчерпаны. Если раньше не хватало инженеров, то сейчас не хватает обыкновенных строителей, которые могли бы выполнять простейшую работу.

Выхода два. Либо увеличивать технологические мощности, заменяя человеческий труд машинным, либо приглашать рабочих из-за границы — из России, Белоруссии, Украины. Как бы ни противились этому многие.

Почему не сносят дома

Государственная строительная инспекция была создана в 1998 году, и с первого дня ее возглавляет Леонид Якобсонc. Спектр деятельности инспекции достаточно широк: проверка законности строительства по заданиям судов прокуратуры и прочих госструктур, участие в комиссиях по проведению государственных строительных конкурсов, проведение экспертизы зданий и проектов, испытание строительных материалов, выдача сертификатов надежности гидротехническим сооружениям, ну и, конечно же, проверка работы самоуправлений в строительной сфере.

— Возвращаясь к теме некачественного строительства: какие меры воздействия могут быть применены к бракоделам? Ваши инспектора могут "заморозить" стройку?

— Да, мы можем и очень часто останавливаем строительство. Ведь существует два вида наказаний. Это остановка всех работ на определенное время, которое дается на устранение найденных инспектором недостатков, и крайняя мера — аннулирование выданного разрешения на строительство. И тогда весь процесс — от получения согласования — начинается для застройщика с нуля.

— И как часто инспекция прибегает к репрессивным мерам?

— За прошлый год наши инспектора 297 раз останавливали строительство и около двух десятков раз аннулировали разрешения. Нередко аннулируем акт приемки объекта, если документация составлена с нарушениями. Последнее для заказчика крайне болезненно, ведь обычно все работы ведутся под взятый в банке кредит и каждый день простоя несет огромные убытки. А согласно требованиям банков строительство считается завершенным, когда объект полностью принят в эксплуатацию.

— А как насчет самой радикальной меры — сноса некачественно построенного объекта?

— Это может произойти не из-за плохого качества, а в случае, если стройка ведется незаконно. Однако по закону решение о сносе может принять только самоуправление. Мы можем дать только заключение, что, к примеру, при возведении здания были нарушены определенные строительные нормы, на основании чего предлагаем самоуправлению принять решение о сносе. К сожалению, эти вопросы решаются крайне плохо, а если говорить откровенно, то они не решаются вообще. И тому есть несколько объяснений.

Прежде всего принятие решения о сносе может привести к серьезным денежным потерям. Даже если самоуправление на сто процентов уверено в своей правоте, также можно быть уверенным, что противоположная сторона обжалует подобное решение в судебном порядке. И не всегда суд выносит вердикт, который вроде бы должен вытекать из жизненных реалий. В итоге заказчик снесенного здания может отсудить не только его стоимость, но и сумму возможной недополученной прибыли. Речь идет о серьезных деньгах и о том, что после проигранного суда самоуправление может оказаться в роли банкрота.

Поэтому на снос незаконных построек местные власти стараются не идти, чтобы элементарно не рисковать. В моей многолетней практике было всего два или три случая, когда построенное здание сровняли с землей. Да и в этих случаях речь шла о небольших постройках, из-за которых у застройщика просто не было желания затевать судебные тяжбы. К тому же сами суды могут длиться годами. Достаточно вспомнить историю с домом на ул. Бривибас, 120, по которому тяжба идет уже три года и чаша весов не склоняется ни в сторону Рижской думы, ни в сторону заказчика строительства. Никакого судебного решения нет, и объект по сей день стоит незаконченным.

— Количество незаконного строительства растет пропорционально развитию отрасли?

— Я бы так не сказал. Количество незаконно возводимых объектов осталось на уровне двухгодичной давности, а ведь темпы строительства в целом возросли. Во-первых, отношение к закону у застройщиков стало более лояльным, и во-вторых, сами законы "поворачиваются лицом" к предпринимателям. Достаточно вспомнить принятое недавно положение "Об упрощенной реконструкции и реновации зданий". Бумажная волокита в этом случае сведена к минимуму.

Как перекупают инспекторов

— Уже упомянутое аннулирование разрешений или остановка строительства говорят о том, что в руках ваших инспекторов находится большая власть, и не каждому застройщику приходится по душе вынесенный вердикт, который прежде всего бьет по их карману. Случаи давления на инспекторов были?

— Такое было, есть и будет. Я не говорю об угрозах физической расправы (хотя и такое бывало), ведь можно оказывать давление с использованием законных методов. То есть обжаловать решение инспектора в вышестоящих инстанциях — Министерстве экономики и суде. И любая ошибка инспектора может привести к большим денежным потерям. Но до сих пор мы все судебные заседания выигрывали.

— Учитывая, что в случае проигрыша иск будет покрываться из госказны, а не из кармана инспектора, можно предположить, что государство должно быть вам благодарно в полной мере.

— Увы, мы подошли к самой больной проблеме. В государственной инспекции работают 36 сотрудников, из которых в должности инспекторов трудятся 20 человек. Каждому из них приходится контролировать ситуацию в среднем в 20 самоуправлениях, а учитывая всю ответственность принятия решений, можно понять, какими усилиями они зарабатывают себе на хлеб. Именно на хлеб, ведь средняя зарплата у нас составляет 236 латов на бумаге. Неудивительно, что на сегодняшний день у нас 12 вакансий, которые мы никак не можем закрыть.

Пользуясь ситуацией, региональные строительные инспекции с прошлого года активно перекупают наших сотрудников, предлагая им жалованье в 500-600 латов. Понятно было бы, если бы люди ходили в частный бизнес, — там другие деньги, но ведь они начинают работать по сути в подконтрольных нам госструктурах. Такое положение дел нельзя считать нормальным. Эту проблему я поднимал на недавней встрече с министром экономики и надеюсь, что вопрос дойдет до Кабинета министров. Ситуация с кадрами действительно безвыходная. И ее необходимо решить.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv