& Nr. 173 (3049)
от 7 сентября
2006 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Сентябрь, 2006 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Оставить ли героя на коне?

"Балтийская жемчужина". Малый зал кинотеатра "Рига" полон молодежи — в основном это студенты-кинематографисты. Мастер-класс ведет 68-летний Иштван САБО — классик, но человек удивительно легкий и воодушевляющий, не человек даже, а какой-то кислородный коктейль. Внезапно у него звонит телефон. Сабо игриво смотрит в зал: "Ну что, отвечать? Хотите услышать настоящий венгерский?" Аудитория дружно, по-детсадовски, орет: "Да!" Она уже влюблена в своего учителя...

 Анна ГОРСКАЯ, anna.gorskaja@bb.lv

Иштван Сабо — повелитель демонов.

Совсем недавно в том же зале и примерно та же публика наслаждалась выступлением другого мэтра кино, Питера Гринуэя. Чем-то, кстати, они с Сабо похожи. Оба коренастые, коротко стриженные, харизматичные. На этом сходство заканчивается. Англичанин уверяет, что кино не просто умерло в тот момент, когда люди изобрели пульт дистанционного управления, — оно родилось мертворожденным и всегда ходило в служанках у литературы. Если у него и есть будущее, то в экспериментах с формой: картинка должна быть полиэкранной и походить на интерфейс сайта.

Зачем нужно кино?

У венгра все по-другому. Сабо так и сказал: "Анна Каренина" Толстого и любая экранизация этого романа — совершенно разные вещи. Тут все дело в особенности, которая свойственна только кино и ни одному другому виду искусства. Я имею в виду возможность проследить за сменой чувств и мыслей героев, когда лицо берется крупным планом. Уверен, в фильме все решает кастинг, ведь актеры — те самые царящие в деталях дьяволы, которым мы, режиссеры, обязаны почти всем".

Что до формализма, то тут Сабо тоже непреклонен: "Вспомните работы Ясуджиро Озу, Луиса Бунюэля, Ингмара Бергмана, — они чисты и просты, как стакан воды, но это не мешает вам размышлять над ними всю жизнь. Фильм не обязан потрясать визуально, к нему нужно обращаться как к хорошей книге — "объясни, расскажи, как мне жить в этом мире, как понять его". Вот зачем нужно кино."

Кино Сабо — так уж точно. Сейчас, когда стало известно, что режиссер в свое время был агентом госбезопасности, его картины "Мефисто", "Хануссен" и "Мнения сторон" кажутся особенно важными, просто необходимыми для того, чтобы ответить на мучительный вопрос: имеем ли мы право преследовать гения, личность вневременную, за его непротивление тиранам, жестокой истории?

Сам Сабо по этому поводу думает, что если творческий человек способен сохранить внутреннюю правду и свободу, то, наверное, он может ужиться даже с тоталитарным режимом. Впрочем, эту точку зрения режиссер никому не навязывает: его фильмы — не апология вынужденного конформизма, они лишь приглашение к размышлению.

Мы — пораженцы

Иштван Сабо назвал нам имена тех, перед кем он "снимает шляпу" — ими оказались уже упомянутые Озу, Бунюэль, Бергман (единственный из этого списка, кто ныне здравствует и продолжает снимать), Форд, Эйзенштейн и Кассаветис. Интересно было узнать, какие фильмы последних лет заслужили уважение мэтра. Но конкретных имен и названий добиться не удалось — Сабо заметил только, что если из 6000 фильмов, которые ежегодно выходят на экран, хотя бы 15 оказываются по-настоящему достойными, уже нужно радоваться:

— Вы только не подумайте, что это примета времени. Хороших картин всегда было очень мало. Что действительно изменилось, так это распределение сил. Я вообще считаю, что кино всем обязано четырем странам: России, Франции, Германии и Венгрии. (Посмеивается.) А что вы удивляетесь? Да будет вам известно, XX Century Fox и Paramount Pictures основаны выходцами из нашей страны. Я уж не говорю, что Майкл Кертис, режиссер "Касабланки", — венгр по происхождению. Так вот, если раньше мы у себя в Венгрии могли видеть сколько угодно европейского кино, то теперь у нас, как, наверное, везде, на большом экране показывают преимущественно американские фильмы.

— Я, кстати, думаю, что тут виноваты не только деньги, — продолжает Сабо. — Мы, европейцы, пережившие ужасы тоталитарных режимов и двух мировых войн, до сих пор подавлены ими. Соответственно, больше снимаем фильмов про пораженцев. Наш герой — по преимуществу жертва. А в Америке он остается на коне, даже если погибает или совершает моральное падение. Может, публика попросту не любит слабаков?

В полном соответствии со словами Сабо главный герой его картины "Родственники", привезенной на "Жемчужину", в победители никак не годится. Но Ригу, где любителей европейского кино хватает, это вряд ли оттолкнет. Скорее, наоборот.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv