& Nr. 213 (3089)
от 2 ноября
2006 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Ноябрь, 2006 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



История тонких вещей

ихаил БЫЧКОВ сделал в Русской драме "Женитьбу" Гоголя. Спектакль вышел нежный и одновременно добротный (сочетание странное, но привлекательное); две актерские работы, Игоря Чернявского — Подколесина и Екатерины Фроловой — Агафьи Тихоновны, напрочь затмевают все остальные, однако даже откровенный дисбаланс сил не нарушает прелести и живости постановки. Похоже, Бычков — из тех режиссеров, которые гарантируют любому театру если не безоговорочный успех, то как минимум уважительный интерес публики.

 Маша НАСАРДИНОВА, marija.nasardinova@bb.lv

Михаил Бычков за полчаса до премьеры “Женитьбы” — своего 75-го (!) спектакля.

За вполне рафинированной артистичной внешностью Михаила Бычкова не угадаешь железной воли, а она есть: перед нами не просто расхваленный на все лады лауреат "Золотой маски", "Золотого софита" и Премии Станиславского, режиссер, ставший как-то вдруг модным и "фестивальным", но человек, создавший и вырастивший собственный театр. И где — в провинциальном Воронеже. Борьба за выживание шла такая, что театру в самый раз бы называться драматическим. А он — Камерный. И ему уже 13-й год, и он уже три года как государственный, и в этом сезоне впервые получит деньги не только на зарплаты и аренду зала, но и на постановки.

— Главреж с таким стажем, как у вас, нынче редкость.

— Видите ли, меня в этот театр не назначали и не посылали. Я его сам придумал и сделал, поэтому — особенно в первые годы, самые-самые трудные — проявил и неожиданную для себя настойчивость, и какую-то бескомпромиссность, и терпение... Иногда возникает идея — время ее подхватывает, вокруг оказывается много людей, которые подставляют плечо, помогают, дают деньги. В Воронеже поддержки нам не оказал никто. Ни власти, ни зарождающийся бизнес, тогда еще мелкий, жадный, недальновидный... Мы просто делали спектакли и жили на то, что зрители приносили в кассу. Так, наверное, бывает в мировом театре, в русском все же иные традиции. Но Камерный стал известен и любим сначала в Воронеже, потом и дальше в России...

— Наверное, проблемы показались во стократ больнее, когда вы проснулись знаменитым?

— Я не помню такого утра.

— Жаль. Хорошее было бы утро.

— Наверное. Но то, что мы привозили в Воронеж награды, особого впечатления на власть предержащих не производило. Вот если бы это открывало какие-то новые возможности — театру выделили бы интересное здание в исторической части города, или дали бы квартиры артистам, или позволили организовать фестиваль... Так нет ведь.

— Зато Бычкова осыпали комплиментами во всех газетах и стали наперебой приглашать в Москву и Питер.

— Ох... Представьте: много лет вы занимаетесь только тем, что создаете спектакли. На это потрачена большая часть жизни. Естественно же, что вы получаете больше удовольствия не от результата и цитат в прессе, а от процесса — когда сидите в темном зрительном зале, решаете задачку, заданную автором или самим собой, добиваетесь чего-то от артиста или вместе с ним, сочиняете спектакль с художником, ищете музыку... Вот это интересно! А что там, за окном, не очень важно. Конечно, приятно ненадолго выйти наружу и оказаться не на запыленной сталинистской площади, а в Старой Риге, пойти в хорошее кафе... Но это все-таки гарнир, простите. Это все мелочи.

— Доставить вам удовольствие может только работа?

— На самом деле нет. Удовольствие возникает моментами и улетучивается. А на смену приходит то, что называется "муками творчества". Людям моей профессии (поверьте, я в ней не как сыр в масле катаюсь) присущ особенного рода мазохизм. И садизм отчасти — потому что приходится насиловать людей. Та же "Женитьба": будут чуть иначе работать машинисты сцены, звукооператор, осветитель, отвлечется помреж, расслабится артист, вовремя не сработает реквизитор — посыплется, как карточный домик, как домино, вся эта история, потому что она сделана не из стали и железа, а из каких-то тонких вещей.

— Перед премьерой не трясет?

— Я просто не смотрю премьеры. Иначе — нервы, психопатия, переживания, которые не продуктивны, потому что все равно уже не помогут делу... В общем, я себя берегу от этих лишних эмоциональных затрат.

— Позвольте, вы и знаменитый пожар в Москве (сорвавший месяц назад первое представление "Королевы красоты" в Театре им. Вахтангова. — Прим. авт.) пропустили?

— Нет, на пожаре я был. Правда, опять же не в зале. Был бы в зале — тогда, наверное, не с вами бы сейчас разговаривал, а лежал в больнице. А так я уже тихо пил коньяк в кабинете директора, слушал трансляцию... Вдруг возникла какая-то суета и оказалось, что на сцене уже ничего не происходит.

— Вас, наверное, воронежцы сильно ревнуют.

— Ревнуют. И зрители, и коллектив мой родной. Но понимают, что у меня одна жизнь и я не обязан всю ее посвятить одному театру. Какие-то свои планы и желания я могу осуществить только "на стороне", какие-то — только у себя. Так что пытаюсь совместить. Больше четырех спектаклей в год я все равно делать не успеваю.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv