& Nr. 65 (3188)
от 3 апреля
2007 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Апрель, 2007 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



"География — это ваша судьба"

оть Латвия в 1991 году и получила желанную независимость, но ее экономическое благосостояние по сей день зависит от России. Известный российский социолог, директор Российско-балтийского центра Института социологии РАН Ренальд СИМОНЯН (на снимке) убежден: после подписания договора о границе конфронтация должна уступить место кооперации. И предпосылки для этого есть.

 Анна НОВИЦКАЯ, Рига — Москва

Догоним и перегоним Россию

Ренальд Симонян: “География — это судьба. Может, для Латвии было бы выгоднее граничить с Китаем или Пакистаном, но она граничит с Россией — и это определяет все”.

— На прошлой неделе в Москве был подписан договор о границе между Латвией и Россией. Насколько серьезное значение этот факт имеет в развитии экономических отношений двух стран?

— Несомненно, это важное событие. Прежде всего потому, что в экономических связях между странами имеется большая доля государственного регулирования — и это нормально. Именно с этой точки зрения подписание договора очень существенно.

— Иными словами, ничего конкретного не произойдет, но улучшится климат во взаимоотношениях?

— А улучшение климата — это уже вполне конкретные последствия. Он всегда напрямую отражается на торговых и коммерческих показателях, улучшается товарооборот. Глобальное потепление климата между Латвией и Россией наверняка скажется на развитии торгово-промышленных связей.

— Почему же мы, по-вашему, только сейчас пришли к этому?

— Причины плохих отношений были исключительно политическими. После распада СССР возникло очень много чисто психологических факторов, которые препятствовали развитию отношений. У России возник комплекс большой страны, которой было трудно смириться с тем, что бывшая провинция вдруг стала суверенным государством. И для целого поколения советских людей, которые именно так Латвию воспринимали, это стало очень болезненной проблемой. К тому же успехи Латвии в экономическом развитии оказались более весомыми, чем у России. Которая при этом в отличие от Латвии обладает гораздо более мощным интеллектуальным потенциалом. Выпускники российских вузов востребованы во всем мире, там много предприятий с новейшими технологиями, которые по развитию опережали западные страны. Я уже не говорю о таких сокровищах, как энергоресурсы, руда, цветные металлы, алмазы. И несмотря на все это, за эти годы по уровню жизни Латвия намного опередила Россию. И это не может не вызывать у политиков естественной неприязни.

Но и Латвия болела теми же болезнями — появился эдакий комплекс рядового сотрудника, который вдруг становится директором института. И вот он наконец может позволить себе все то, чего не мог позволить многие годы. Во-вторых, многие нынешние политические лидеры независимой Латвии при советской власти получили по блату, к примеру, ученые степени. Не говоря уже о других льготах. И последующая антироссийская настроенность этих людей — некая компенсация того благоприятного положения, которое они занимали при советской власти. Этот комплекс и дискомфорт порождают неприязнь к источнику.

Чума приватизации

— И в чем же, на ваш взгляд, причина того, что маленькая, бедная, недоразвитая, но гордая страна смогла обогнать большого соседа?

— Проблема в следующем. Экономические реформы в странах Балтии и в России начались ведь одновременно, и принципы были одинаковыми: демократическое государство, социальная экономика, разделение власти, рыночные отношения... Но методы в двух странах использовались разные. Приватизация в России, несмотря на масштабы государства, прошла за каких-то 2-3 года. В этой стремительности народ оказался отчужден от процессов передачи собственности. Мы помним, что и в Латвии были определенные проблемы, но к процессу все-таки было привлечено общественное мнение и все скандальные ситуации были широко освещены в СМИ.

— Не могу согласиться, что у нас все прошло так гладко. Предприятия так же доставались "своим", за копейки и на непонятных условиях. Разве что масштабы у нас другие.

— Вот именно. Коррупция, как всякое социальное уродство, будет существовать всегда, пока существует человечество. Но дело в масштабах. Если выражаться медицинскими понятиями, то когда болеют более 3% — это считается эпидемией, более 5% — пандемией, а дальше — уже как в средневековой Европе, надо жечь костры.

— То есть от чумы приватизации России еще долго придется лечиться?

— Приведу вам такие цифры. В процессе приватизации в бюджет России ушло порядка 6-7 млрд. долларов, а маленькая Венгрия получила 10 млрд. долларов. То есть в полтора раза больше! Таким образом, была заложена экономическая основа для олигархического капитализма, при котором национальное богатство присвоила узкая группа людей, а подавляющее большинство населения осталось ни с чем. Это явление трудно переломить, так как такая модель была заложена изначально и стала фундаментом общественных отношений. Изменить это нелегко — хотя руководство и принимает меры в этом направлении.

Триллион долларов прошел мимо

— Что же в такой ситуации может наши страны объединить и что может стать основой для развития бизнеса?

— У нас много общего. Прежде всего — общие проблемы региона. Россия и Латвия находятся в очень благоприятном географическом положении. Фрейд говорил: "Анатомия — это судьба". Перефразируя, можно сказать, что и география — это судьба. Может, для Латвии было бы выгоднее граничить с Китаем или Пакистаном, но она граничит с Россией — и это определяет все. Регион Балтийского моря — сейчас наиболее динамично развивающийся регион Европы. Рост ВВП в странах Балтии сильно опережает другие страны Европы. Балтийское море имеет более сотни хорошо оборудованных морских портов с развитой инфраструктурой. Регион обладает высокоразвитой диверсифицированной промышленностью, давно наработанной логистикой. И чтобы весь этот потенциал использовать, даже особых вложений не требуется. Главное — договориться. Ведь сегодня товарооборот между Европой и Азией давно превысил триллион долларов, и к сожалению, только незначительная часть этих денег идет через Балтию. Тогда как южные пути в условиях роста исламского фактора становятся все более опасными. Задача стран Балтийского региона — добиться того, чтобы грузопотоки пошли через Балтику, и сейчас в этом наметились определенные сдвиги. Россия все больше начинает себя осознавать как транзитная страна. В смысле сотрудничества великолепным примером является Финляндия, которая дважды воевала с Россией, а теперь отношения с нею стали образцом добрососедства.

— Но теории об увеличении транзита азиатских грузов пока не подтверждаются реальными тенденциями.

— Объем экспорта из России растет и будет расти. И российские порты в Ленинградской области не смогут справиться с тем потоком, который идет в том числе и из Казахстана, Узбекистана. Так что работы хватит всем. И Латвия играет особую роль, ведь она имеет три великолепных морских порта. Еще в царское время Вентспилс был для России самым близким путем выхода в Балтийское море.

— Возвращаясь к двусторонним взаимоотношениям — что же, на ваш взгляд, заставило переломить ситуацию? Мы излечились от комплексов, или причиной стала экономическая выгода?

— И то, и другое. Ну сколько можно расковыривать эти исторические болячки? Даже Франция и Германия постарались забыть старые обиды, которые несравнимо больше, чем у Латвии и России. Разумеется, народы хотят жить лучше, богаче. Экономика — лучший лекарь. Конфронтацию должна заменить кооперация. Латвия свою самую главную задачу решила в 1991 году — получила независимость. Теперь стоит другая — повышение благосостояния. А оно во многом зависит от России. Латвия — не окраина Европы, за ней огромный не только российский, но и евроазиатский рынок. Глупо этим не пользоваться.

— Вы упомянули, что регион Балтийского моря сейчас — наиболее развивающийся. Но развитие ведь обусловлено прежде всего ростом потребления, а не промышленности. И куда в итоге придет наша экономика — еще большой вопрос.

— Латвия, как всякая новая страна ЕС, обречена на некоторые негативные процессы, и прежде всего на высокую инфляцию. Об этом было известно с самого начала, но об этом перед вступлением очень мало говорили. Это обусловлено и трудностями переходного экономического периода, и выравниванием уровня жизни "новых" стран ЕС со "старыми". Это объективные процессы, и вылечит их только время.

— У нас сейчас усиленно спорят о том, на что ориентироваться в экономическом развитии — на какую отрасль делать ставку. Кто-то говорит, что Латвия сильна банковской отраслью, кто-то советует развивать биомедицину, а третьи вообще уверены, что мы обречены быть государством сельского туризма.

— Нельзя ориентироваться на какую-то одну сферу и складывать яйца в одну корзину. Надо исходить из общих закономерностей развития экономики с учетом географических, этнокультурных и исторических особенностей. Конкретных примеров для подражания быть не может. Та же Швейцария сталкивалась и с банковскими кризисами, а Ирландия — островное государство, и там нет деления общества по этническому признаку.

Мы их в дверь — они в окно

— Вы полагаете, двухобщинность Латвии сказалась на экономике?

— Когда общество разделено, это не может не отражаться на всех процессах. Поэтому идея президента Литвы дать гражданство всем была экономически продуктивна. Латыши за эти годы получили все выгоды, которые имели с того, что русские были отстранены от политических процессов. Ресурс этот уже выработан — должности получены, влияние в политических институтах распределено. Поэтому сейчас было бы разумно допустить русских к политической жизни. Да и вообще русские латышам гораздо ближе, чем в перспективе могущие сюда приехать жители африканских стран или стран Юго-Восточной Азии, ведь дефицит рабочей силы будет только усугубляться.

— В то же время в нашем списке миллионеров едва ли не каждая вторая фамилия — русская. Несмотря ни на что, русский капитал имеет очень сильные позиции.

— Естественно, когда русских стали вытеснять из госуправления и других сфер, национал-радикалы рассчитывали, что большинство уедет в Россию. Но они плохо знали русских. Ехать в ельцинскую Россию они не захотели. И пока латыши осваивали кресла в органах управления, русские зарабатывали деньги и завоевывали свои ниши. Латышские радикалы сами виноваты, что русский бизнес завоевал столь сильные позиции: для этого были созданы все условия. Такова социологическая закономерность: враждебная среда способствует появлению и воспитанию экономической активности. Это подтверждает пример всех гонимых наций — к примеру, евреев. Например, сегодня в Великобритании врач — выходец из Пакистана или Индии получает на 15-20% больше, чем коренной англичанин. Он лучше умеет лечить, потому что дорожит своим местом. Или, к примеру, Силиконовая Долина: там около 2 млн. индусов, из которых 7 тысяч — миллионеры.

— Есть ли, по-вашему, предпосылки для того, чтобы Латвия подключилась к проекту Северо-Европейского газопровода?

— Если бы Латвия сама шла в этом направлении, поддерживала это начинание, а не ставила препоны, то шансы имелись бы. Технически это ведь простая задача. А заставить Россию и Германию сделать это невозможно. Если у человека есть товар, он хочет его продать, и вдруг находится некто, кто настаивает, чтобы товар продавался через его магазин. Это смешно. Все решает экономическая взаимовыгода.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv