& Nr. 36 (3652)
от 23 февраля
2009 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Февраль, 2009 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28  
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Матисс ПАЭГЛЕ: Жизнь после девальвации

сли выбирать между дефляцией и девальвацией, лучше остановиться на последней, заявил в интервью директор по инвестициям GILD Bankers Latvia Матисс ПАЭГЛЕ.

 Беседовала Марина МАТАФОНОВА

Две дороги, два пути

Матисс Паэгле: “Правительство сейчас занято поисками ответа на один-единственный вопрос: как организовать досрочные выборы до того, как произойдут социальные волнения. Ибо если не успеть их провести, у партий, составляющих нынешнюю коалицию, исчезнет всякая надежда быть переизбранными”.

— Слово "девальвация" у нас нынче можно произносить только шепотом, хотя западные эксперты не перестают настаивать: национальным валютам стран Балтии ее не избежать. Чем это грозит?

— В принципе, в нынешней экономической ситуации существует два пути, и оба, по сути, — катастрофа. Но если выбирать из двух зол, то лучше выбрать меньшее.

По одному пути сейчас пытается пойти наше правительство, я его называю "путем дефляции". В него входит снижение зарплат в госсекторе, за которым уже следуют и частные предприятия. Банковское кредитование полностью прекратилось, что автоматически снижает внутренний спрос, значит, цены должны падать, а объемы импорта — сокращаться.

Второй путь, о котором все неизвестно почему боятся говорить, — достижение того же результата одним резким движением — девальвацией, то есть отвязкой лата от евро. Сделать это можно двумя способами. Первый — расширить коридор привязки лата к евро. Лат немедленно упадет на пол этого коридора. Второй способ — назначить новый курс привязки. Допустим, один евро станет стоить не 70 сантимов, а лат.

Отсрочка на два года

— И к чему это приведет на практике?

— После девальвации импорт станет дороже, а подешевевший местный продукт будет пользоваться большим спросом. Вот вам и поддержка отечественного производителя, о которой столько говорят.

С другой стороны, доверие к лату упадет настолько, что у Банка Латвии могут кончиться резервы для проведения интервенций, которые пока всем желающим избавиться от латов обеспечивают возможность их свободно продать. Ни зарубежные инвесторы, ни мы сами уже не сможем быть уверенными в том, что лат не девальвируют снова. Это означает еще более сильное желание освободиться от латов. Поэтому мне кажется: случись сегодня девальвация, надо сразу в одностороннем порядке отказываться от лата и вводить евро.

— То есть, возвращаясь к началу разговора, меньшее из зол — это девальвация?

— Я бы даже не заикался о ней, будь у меня вера в четкие и последовательные действия правительства. Но — увы.

Во-первых, правительство уже месяц сражается за число министерств. Очевидно, что политические интересы превалируют над экономическими. Во-вторых, налоговая политика гонит предпринимателей в "тень". С исполнением бюджета беда — за январь собрано только 66% запланированного НДС, а будет еще хуже. Из этого я делаю вывод: в ближайшие два-три года все заемные миллиарды будут потрачены на покрытие все возрастающего дефицита бюджета, а экономику оживлять будет не на что.

Мы просто откладываем вопрос о неплатежеспособности страны года на два.

— Кроме того, у политики дефляции есть один губительный психологический эффект. Все знают, что заработки и затраты снижаются, верят, что все станет дешевле, а значит, нужно подождать с покупкой квартир, машин и прочих товаров. Внутреннее потребление практически прекратилось. И где предел падению, никто не знает.

Пока мы избежали дефолта благодаря займу, но если мы эти деньги просто проедим, что дальше? Я пока не вижу реальных признаков, что мы их используем на что-то другое, что позволит нам за два-три года восстановить народное хозяйство и начать зарабатывать, чтобы рассчитаться с долгами. В лучшем случае мы погрязнем в еще больших кредитах, если ЕС решит нас спасать: в конце концов, он не позволит одной из своих стран объявить о неплатежеспособности.

В случае с девальвацией же все будут знать, что мы достигли дна, дешевле уже некуда и можно начинать жизнь заново, покупать квартиры, машины и вообще — тратить деньги.

Дорогу туризму и транзиту

— Помимо повышения конкурентоспособности экспорта и внутреннего спроса что еще произошло бы после обесценивания национальной валюты?

— Производственный и экспортный секторы нашей экономики дают всего около 15% от ВВП, поэтому реальную пользу от девальвации почувствует только этот небольшой сегмент экономики, что плохо. Но есть еще ряд моментов, о которых почему-то молчат. Поскольку все местные товары и услуги станут дешевле, выиграют сферы туризма и транзита, за которые так болит душа у многих. Если у нас действительно такой важный сектор экономики занимают гостиницы, развлекательные учреждения и так далее, насколько больше туристов они получат, если те поймут, что отдыхать в Латвии стало, например, на 15% дешевле? И наши услуги транзита перестанут быть самыми дорогими в регионе.

— Много говорят о том, что в результате девальвации проиграют все, кто брал кредиты в евро: им придется возвращать банку больше денег на тот процент, на который упадет курс лата.

— Какая разница для человека, выплачивать ли при неизменных доходах на 15% больший кредит либо при сохранившихся выплатах лишиться 15% зарплаты? Даже всемирно известный экономист Пол Кругман, обладатель Нобелевской премии по экономике, говорит, что для жителей страны, взявших кредиты в чужой валюте, эффект от дефляции и девальвации абсолютно идентичен. А при девальвации он даже лучше, если предположить, что не все брали кредит в евро, многие все-таки брали займы в латах. Им-то отдавать придется на 15% меньше. (По информации Банка Латвии, на 1 января 2009 года 77,4% кредитов в Латвии было выдано в латах, 20,9% — в евро, 1,8% — в остальных валютах. — ).

— Неужели вовсе не будет тех, кто проиграет от девальвации?

— Больше всего от девальвации пострадают банки. Особенно те, в чьем кредитном портфеле много займов, выданных в евро: у них увеличится количество неплательщиков. Но ведь нельзя до последнего блюсти интересы частных компаний, а не государства в целом, как это сейчас происходит. Рано или поздно уровень безработицы поднимется настолько, что существенная часть заемщиков вообще ничего не сможет выплачивать банкам.

Кредит просто проедим

— Как мы вообще дошли до того, что встали перед выбором — дефляция или девальвация?

— Когда Латвия по вполне объективным причинам выбрала вариант жесткой привязки лата к евро, осталось два инструмента, с помощью которых можно корректировать экономическое развитие.

Первый — монетарная политика, которую проводит Центробанк: регулирование при помощи процентных ставок уровня цен в стране, чтобы не началось слишком стремительное развитие или стагнация. Можно спорить, хорошо или плохо использовал Банк Латвии этот инструмент, но от него зависит далеко не все.

Главным виновником жуткой инфляции, увеличения дефицита платежного баланса и прочих проблем было правительство с его фискальной политикой. Она является вторым инструментом регулирования экономики и включает в себя, в частности, составление сбалансированного бюджета страны. За все прошедшее время у Латвии ни разу не было излишков, всегда был дефицит бюджета. Что на деле означало дополнительное вливание денег со стороны госсектора посредством госзаказов.

Не было установлено никаких ограничений и для всего этого дикого кредитования, на его пагубное влияние все закрывали глаза. Многим было выгодно, что растут цены на недвижимость, в том числе и ряду членов правительства. Из-за того, что вовремя не ввели прогрессивную систему налогообложения либо налог на рост капитала, из огромных денег, что вращались на том же рынке недвижимости, государству не перепало ничего.

Как избежать социального взрыва

— При каких условиях мы все же сможем выплыть, используя нынешний план дефляции?

— В первую очередь правительство должно радикально снизить расходы на госсектор. Хотя наивно верить, что мы когда-нибудь увидим адекватные затраты в сфере государственных закупок, но для выживания необходимо было бы сделать их прозрачными и честными. Если удается добиться экономии, нужно тут же проводить налоговую реформу — снижать ставки налогов, особенно НДС. Наконец, государство должно найти способ, как помочь частному бизнесу. Прежде всего в виде доступа к денежным средствам — кредитам, экспортным гарантиям, факторингу, лизингу, госгарантиям. Продуманные госзаказы тоже могут помочь.

Я не хочу уподобляться демагогам, которые призывают все 7,5 млрд. евро международного займа пустить на кредитование предприятий. МВФ дал нам деньги с довольно четким условием, что тратить их можно на стабилизацию банковской системы, покрытие дефицита бюджета и т.п. Но перепуганные до смерти банки могут все-таки начать выдавать кредиты только под госгарантии.

Многие западные страны вместо того, чтобы платить пособия по безработице, направили средства, например, на проекты по развитию инфраструктуры. У нас тоже найдется, что привести в порядок. Если латвийские безработные, которых с каждым днем становится все больше, перестанут получать щедрые пособия по безработице, они пойдут и на низкооплачиваемые работы, чтобы хоть что-то зарабатывать. Сейчас у тех же чиновников, попавших под сокращение, нет стимула немедленно возвращаться на рынок труда: они на месяцы вперед прилично обеспечены.

Но, насколько мне известно, средства на пособия по безработице в нашем бюджете к середине года могут иссякнуть. А там недалеко и до социального взрыва.

И как бы мне ни не хотелось это говорить, но правительство сейчас занято не решением экономических вопросов, а поисками ответа на один-единственный: как организовать досрочные выборы до того, как произойдут социальные волнения. Ибо если не успеть их провести, у партий, составляющих нынешнюю коалицию, исчезнет всякая надежда быть переизбранными.

ДОСЬЕ

Матисс Паэгле получил высшее образование по специальности "Экономика и управление бизнесом" в Стокгольмской школе экономики в Швеции и Латвии. Занимал руководящие посты в Latvenergo, SAS Group, IATA (Международная ассоциация воздушного транспорта) и Air Baltic Corporation. Сейчас является инвестиционным банкиром в подразделении GILD Bankers в Латвии. GILD Bankers, команда экспертов в сфере инвестиций, — единственный управляющий хедж-фондами в странах Балтии, а также управляющий альтернативными фондами. Партнеры GILD являются специалистами в сфере слияний и поглощений.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv