& Nr. 131 (3747)
от 27 июля
2009 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Июль, 2009 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Губернатор Болдераи

ураб ИБРАГИМОВ — председатель правления многопрофильной фирмы Sabina-S. Все ее производственные мощности, от кулинарии до линии по изготовлению стеклоалюминиевых фасадов, а также целый комплекс разнообразных бытовых услуг, размещаются на небольшом пятачке земли в рижском районе Болдерая. Интернет-провайдер соседствует с мастерской по ремонту обуви.

 Мария КУГЕЛЬ, marija.kugele@bb.lv

Зураб Ибрагимов: “Жители Болдераи ко мне лично обращаются. Мол, нет общественного туалета, пешеходного перехода. Почему-то они ко мне идут, а не к городским властям”.

— Господин Ибрагимов, как вы решили начать столь разные бизнесы на такой тесной территории?

— Наверное, это произошло оттого, что мы очутились именно в Болдерае. В свое время, да, впрочем, и на сегодняшний день, она оказалась никому как будто и не нужна. Отдаленный, заброшенный еще с советских времен район. Просто непаханое поле.

Когда стали разрешать семейный подряд, мы с женой взяли на обслуживание хозяйственный магазин, в котором должны были работать 11 человек. После месяца работы зарплата на человека у нас получилась в размере 700-800 рублей, и по всему Горхозторгу поднялся большой шум. Потом к нам приезжали журналисты из "Советской торговли", писали о нас. Магазинчик был всего 17 метров площадью. Он до сих пор нашей фирме принадлежит, этот магазинчик, хотя мы держим его только из ностальгии, он неудобный, перепроектировать его сложно, а перестроить — уже финансов не хватает.

Потом, когда военные ушли (в Болдерае с царских времен и до советских стояла военная часть. — ), нам предложили взять в аренду универмаг. Я тогда еще не понимал, что значит для нас развал всего Советского Союза, что такое собственность, нигде этому не учился.

Человек-оркестр

— А какое у вас образование?

— Среднее техническое. Техникум я окончил. Но дополнительно окончил очень много курсов. Может быть, поэтому у меня такой многопрофильный бизнес и получился. Официально у меня 27 профессий, и я в каждой себя пробовал. Когда я еду по Риге мимо какого-нибудь завода, часто говорю: здесь я работал. Или подрабатывал по чужой трудовой книжке: в то время я работал параллельно в пяти местах. Иногда приходилось ездить с одной работы на другую на такси. Нужно было поддерживать родственников — родителей, братьев, сестер. Правда, они потом и сами мне помогали, когда начал бизнес.

Итак, мы от универмага отказались и взяли помещение на территории воинской части площадью 700 м2, бывшую столовую армейскую. Оборудовали в ней супермаркет, потом увидели, что мало места, достроили до торгового центра, стали сдавать места в аренду.

Рядом пустовало помещение казармы, бомжи в нем костры жгли. Когда увидели, что у нас неплохо получается, меня вызвали в исполнительную дирекцию, районный хозяйственный отдел, и предложили взять это помещение. Я говорю: зачем оно мне? Вокруг достаточно магазинов. Буквально навязали мне это здание в аренду. Я долго думал, что с ним делать, — решил устроить в нем фитнес-центр и гостиницу. Долго его приватизировали по частям, очень потратились.

Мы вообще вкладывали в бизнес все, что зарабатывали. Думали — ради светлого будущего. У родственников одалживали, в банке кредит брали. Со всеми кредиторами сегодня проблемы решаемы. Только с банками разговаривать трудно. Поднимают процентную ставку. Если она у меня раньше составляла 1,4%, то сегодня — 5,5%. В те времена, когда брались эти кредиты, они составляли примерно 10% от всех вложенных средств. Сегодня, наверное, больше. Мы просим у банка, чтобы растянул нам срок платежа и отложил выплату основной суммы, и автоматически при переоформлении договора нам поднимают банковскую процентную ставку так, что ежемесячный платеж в результате нисколько не уменьшается.

Все в одном

— Как вы развивали сферу слуг? У вас есть такие виды, которыми в Риге занимаются единицы. Тот же кейтеринг.

— Одно за другим получалось, я все время что-то придумывал. Химчистку открыл, ломбард, автостоянку с автосервисом. В течение года открывали по две-три мелкие точки, а к Новому году — что-нибудь более или менее солидное. Все вокруг уже привыкли и ждали, когда еще что-нибудь откроем.

Все время смотрели: чего в Болдерае не хватает, чем привлечь людей, чтобы они все время ходили к нам? На сегодняшний день спросите, чего у нас нет. Почти все есть.

— Я вам скажу, чего мне в Болдерае не хватает: велосипед нигде не могу починить.

— Это потому, что здесь нет велодорожки. Я с семьей живу в Золитуде и оттуда езжу на велосипеде в Юрмалу. Удобно. И сервис есть, и велодорожка. А думал однажды с работы на море поехать — какая там дорожка! Даже нормальных пешеходных переходов нет. Забытый край, хорошо, что какие-то торговые центры появились. Ну, пляж в этом году более или менее благоустроили.

Так что мы тут предоставляем широкий выбор услуг единственные. Разве что магазинов теперь более чем достаточно. Четыре торговых центра в одной точке: Supernetto, Maxima, Iki, Cento. В советское время здесь было всего два магазина. Длинных очередей не видел. Сегодня, наверное, на каждую тысячу жителей по супермаркету приходится.

— У вас в "Сабине" тоже в прошлом году еще было аж три парикмахерские на два соседних здания.

— Сейчас мы их объединили, сделали один салон красоты с косметологом, солярием — в фитнес-центре, чтобы сконцентрировать рядом больше родственных услуг. Мастеров не сократили, сколько работало в трех парикмахерских, столько и осталось.

Единственное, что мы сократили, — это время работы ресторана. Мы ничего не закрываем, мы обязательно это перепрофилируем. Если раньше ресторан у нас был рассчитан на 250-300 человек, на сегодняшний день он больше чем на 30-40 человек не нужен. На первом этаже торгового центра у нас была дискотека, теперь устроили там днем дешевое кафе: это по ценам, а выглядит на уровне кафе-ресторана. Все равно посетителей не хватает.

От общепита — к стройке

— А как вы вышли на строительный сектор?

— Стройматериалы — разнообразную шпаклевку, краску, грунты, клей для линолеума и кафеля, гидроизоляцию и прочее — производим с 1998 года. Мы продаем во всех строительных магазинах под маркой ELVI. Реализация уменьшилась — теперь спроса нет по всей Латвии. Ищем рынки. Работаем на 80% мощности. А цех по производству стеклопакетов, окон, дверей и алюминиевую линию открыли в 2006 году. Мы обслуживаем и частные дома, и крупные объекты целиком — и двери внутренние и наружные, окна, и фасад. Первые два года все шло хорошо, мы даже не успевали, брались выполнять заказы в 30-дневный срок. На сегодняшний день, получая заказ, можем выполнить его в тот же день — настолько мало загружены.

Один наш продукт для строительства покупает датчанин и распространяет по всей Европе. Правда, по его желанию мы этот продукт немного "отшлифовали", и на сегодняшний день заказчик признает, что наша продукция даже лучше, чем распространенная финская, хотя и производится по финской технологии. И значительно дешевле ему обходится. А сами мы не можем продавать в Европе, потому что получить евросертификат невероятно трудно. Я спросил у датчанина, легко ли у них пройти эту процедуру. Он говорит: без проблем, в течение двух недель, стоит это 200 евро на один вид продукции. А у нас, чтобы один вид сертифицировать, нужно потратить до 10 тыс. Ужасные затраты. Но даже и с ними не проходит. У нас получением сертификата на окна и двери юристы занимаются уже второй год, никак не могут одолеть эту процедуру. А как производитель может выжить на внутреннем спросе?

Кризисные потери

— Оборот сильно упал?

— В 3-4 раза по всему бизнесу с начала года.

— В каких отраслях у вас самые большие падения и какие держатся лучше всего?

— Самым высоким спросом, наверное, пользуется продукция кондитерского и кулинарного цехов (производятся даже бутерброды, причем самые дешевые в Риге. — ). И стройматериалы как-то держатся. А окна и двери... Заказов так мало, что стоит вопрос, держать производство или закрыть, или перевести куда-то за рубеж. Потому что с такими налогами мы не успеваем платить. Чтобы бизнес шел, я должен купить оборудование, найти помещение, сырье приобрести, людям зарплаты обеспечить, а в конечном итоге как кому-то отгружаешь, вынь да положь предналог. Если налоги повысят еще на пару процентов — закрою все пять производств, и работники окажутся на улице.

У фитнеса тоже неважные дела. А с чего ему хорошо поживать, если вокруг одни безработные? Это же роскошью считается. Гостиница вообще пустует. Только дежурной зарплату платим. Ждали лета — напрасно. Раньше вокруг заводы работали, мы обслуживали приезжих рабочих и их гостей. Австрийцы (концерн Kronospan, владеющий деревообрабатывающим комбинатом Bolderāja. ), которые завод модернизировали, приглашали румынских, турецких и болгарских рабочих. На сегодня заводы — Lignums, бетонный завод, судоремонтный — практически не работают, никто не приезжает учиться (в частности, в мореходное училище. ).

— А как с платежами по поставкам?

— Тоже очень тяжелый момент. Сегодня вынужден отдавать произведенную продукцию на долгосрочную реализацию — до 90 дней, и не уверен, что эти деньги получу. Потому что проходит два месяца, наш менеджер едет к заказчику, а там другая фирма уже. Те же люди, то же помещение, то же оборудование, наш товар продается в магазине, а мы его даже не можем потребовать назад. Денег тоже с них не возьмешь: говорят — мол, мы обанкротились, подавайте в суд. Что можно получить с банкрота? Еще хозяин, тот самый, который у тебя товар брал, грозит посадить за вымогательство. На таких "банкротах" мы за год потеряли 100-200 тысяч. Если бы не фирмочки, которые остаются нам должны по 10, 15, 20 тысяч, нам вполне сегодня хватало бы оборотных средств.

Город на благодарность скуп

— Фирма "Сабина-С" так много сделала для Болдераи. Ваше слово в городских службах чего-то стоит?

— Ни один представитель городских властей даже лично, от себя не сказал ни разу: "Какие вы молодцы!" Мне ведь больше ничего не надо было. Наоборот, все пытаются посчитать деньги в моем кармане.

С городом трудно разговаривать. Раньше на утверждение проекта уходило максимум полгода. А сегодня — больше года. Чтобы заказать топосъемку земли, на которой я собираюсь что-то строить, три месяца мучаюсь. 144 подписи нужны! У меня три проекта заморожено, в том числе недостроенный автосервис с полным комплексом услуг и центр отдыха с гостиницей, с 8 видами саун на 50-60 человек. Народу не до развлечений. Да и нет уже этого народа. Мне кажется, правительство Латвии даже не знает, что все трудоспособное население уехало или собирается это сделать.

— Вы поддерживаете благотворительные проекты в Болдерае?

— У нас нет специальной программы, но к нам часто обращаются за помощью и музыкальная школа, и детские дома — мы не отказываем. Да просто жители ко мне лично обращаются: мол, нет общественного туалета, пешеходного перехода. Почему-то они ко мне идут, а не к городским властям. "Мы, — говорят, — знаем, что у вас получится".

Насчет пешеходного перехода нам отказали, на нашем перекрестке его делать почему-то нельзя. Общественного туалета в Болдерае тоже не будет, люди ходят к нам в комплекс. Мы то запрещаем, то снова открываем — самим приходится потом углы в порядок приводить.

Но кое-что получается. И люди благодарны. Если раньше ко мне относились с опаской — мол, приехал тут! — то сегодня говорят: "Зураб хороший человек".

Личная ответственность

— Вас тут лично многие знают.

— Да, и я часто не знаком с людьми, которые ко мне на улице обращаются. Знакомые и друзья звонят, просят пристроить кого-то на работу. Доходит до курьеза: стою я как-то у магазина, проходит человек, немного выпивший: "Привет, ты Зураба не видел?" Я отвечаю: "Да, пробегал недавно мимо". Он: "Увидишь, передай привет от такого-то".

— Вы всю Болдераю работой обеспечиваете?

— Почему только Болдераю? У нас работают люди со всех концов города. Едут даже из Саласпилса, Огре. У нас только в "Сабине" работает человек 150, а по всем четырем принадлежащим нам фирмам — около 250. Меня удивляет, когда говорят, что государство должно поддерживать малый бизнес. Того, кто создаст два-три рабочих места. А я считаю, нужно поддерживать крупные заводы, фабрики, спрос на продукцию которых есть, чтобы люди, которые там работают, от 200 до 1000 человек, завтра не оказались на улице. Вокруг себя людей собрал, обнадежил, а теперь сам не знаю, какое будущее нас ждет. Они на меня смотрят: ну, что теперь?

Но даже в это кризисное, очень тяжелое время, мы не опускаем руки и пытаемся дальше развиваться. Поскольку рынок Латвии маленький, мы работаем над возможностью сотрудничать с зарубежьем.

Я чувствую ответственность за людей, которые работают на моей фирме, поэтому моя цель — сохранить зарплаты и рабочие места. И я это сделаю!

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv