«Бизнес & Балтия» Nr. 196 (3812) от 5 ноября
2009 года
Распечатано с http://arhiv.bb.lv/?p=1&i=4421&s=5&a=161374

Закон отбросит формальности

овый закон о неплатежеспособности не предусматривает уже привычную проверку баланса предположительно проблемного предприятия. выяснила, не станет ли новая норма угрозой для вполне еще дееспособных фирм.

 Наталья КАЛЕНОВА,

В соответствии с пока еще действующим Законом о неплатежеспособности для того, чтобы признать должника неплатежеспособным — начать в отношении него соответствующий процесс, необходим балансовый тест. То есть назначенному судом администратору необходимо констатировать, что обязательства должника, которые он не выполнил в срок, превышают его активы: в этом случае запускается процедура неплатежеспособности, ведущая, как правило, к банкротству. Если с активами все в порядке, служители Фемиды признают должника платежеспособным, и процесс на этом прекращается. Из законопроекта, одобренного в понедельник правительственным комитетом, этот способ оценки платежеспособности убрали.

На бумаге все красиво

Довести предприятие до такого можно будет без лишних проверок.

"Считаю, что проверка активов, прописанная в действующем ныне законе, на практике не работает", — пояснил член правления Латвийской ассоциации сертифицированных администраторов процесса неплатежеспособности и участник группы по разработке нового закона о неплатежеспособности Марис Спрудс.

"Сейчас получается, что любая компания, которая на самом деле находится на грани краха, может нарисовать себе красивый баланс и таким образом продлить себе агонию, — объясняет он. — Из-за этой оговорки про активы в ныне действующем законе происходит искажение самой идеи неплатежеспособности — восстановления дееспособности фирмы и защиты интересов кредиторов: формально предприятие числится платежеспособным, а на самом деле у него целая куча долгов, с которыми оно не может расплатиться. В соответствии с законопроектом, если у предприятия есть текущие проблемы с осуществлением платежей, оно может подготовить план правовой защиты, и процесс защиты от кредиторов будет считаться приоритетным по сравнению с процессом неплатежеспособности".

По мнению господина Спрудса, сама ситуация, когда у предприятия есть неоплаченный долг, является ненормальной. Предприятие должника должно нести ответственность за невыплаченные долги и следить за ситуацией, договариваться с кредиторами и, если не может расплатиться, подавать заявление с просьбой начать процесс правовой защиты. Он признал, что сегодня очень часто диалога между должником и кредитором не происходит по вине первого.

"В своей практике я часто встречаюсь с ситуацией, когда кредитор приходит к должнику, чтобы обсудить накопившийся долг, а тот практически никогда не предлагает никаких дополнительных гарантий выплаты долга, не хочет давать поручительство. Да и платить не стремится. Думаю, что недобросовестные должники — это та категория, которая создает дополнительные проблемы для экономики нашей страны", — категорично высказался Марис Спрудс.

Трансформация идеи

Отметил М.Спрудс и слабые стороны нового закона: "К сожалению, может получиться так, что платежеспособность превратится в элементарное выбивание долгов кредиторами. Но в новом законе несколько меняется суть этого процесса: после его принятия должник будет лишь расплачиваться с конкретным кредитором, и на этом вопрос о его неплатежеспособности закроется, а проверять, может ли должник расплатиться со всеми кредиторами, никто не будет".

Сегодня одна из главных идей рассматриваемого закона заключается в том, чтобы деньги между кредиторами распределялись пропорционально, а в новой редакции, по словам Спрудса, этого, к сожалению, не предусмотрено. В разрабатывавшей документ группе изначально была договоренность о том, что тест баланса предприятия должника необходимо сменить на проверку его способности платить. В результате же замысел трансформировался таким образом, что тест способности фирмы платить вообще заменили проверкой способности платить конкретному кредитору.

"В Министерстве юстиции это объясняют требованиями Международного валютного фонда, но я считаю, что это просто неправильное их понимание. Это не соответствует той идее, которая изначально была заявлена в рабочей группе. В результате мы столкнемся с такой ситуацией, когда компания должника будет платить долги конкретным кредиторам, чтобы выиграть время и вывести оставшиеся активы", — полагает собеседник .

"Схема проста: компания должника договаривается с одним из кредиторов, чтобы тот подал заявление о неплатежеспособности. Примерно за два месяца, пока идет процесс неплатежеспособности, компания разворовывается, а долг кредитору, с которым была предварительная договоренность, выплачивается, и процесс заканчивается", — приводит он пример.

Разгрузить судопроизводство

По мнению Сергея Руданса — юриста юридического бюро Liepa, Skopiņa/BORENIUS, тот факт, что для признания неплатежеспособности больше не будет иметь значения финансовое положение должника, упрощает рассмотрение дел о неплатежеспособности, так как не потребуется заключения администратора по активам и задолженностям должника.

"Заодно латвийское право приводится в соответствие с мировой практикой", — радуется специалист. Дело в том, что в мире для признания (или непризнания) неплатежеспособности применяется какой-то один из следующих подходов: 1) суд берет во внимание только баланс должника, т.е. проверяется соотношение активов и задолженностей, или 2) суду достаточно установить неспособность должника выполнить свои обязательства перед конкретным кредитором независимо от имущественного положения должника. "В Латвии же на данный момент одновременно применяются оба этих подхода, что, с моей точки зрения, приводит к дополнительной нагрузке на судебную систему и замедлению рассмотрения дел о неплатежеспособности", — считает юрист.

С правом на возражения

По мнению Сергея Руданса, нет оснований считать, что упрощенный порядок лишит возможности защищаться от необоснованных заявлений о неплатежеспособности. "Даже в том случае, если должник вовремя не отреагирует на полученное от кредитора предупреждение и не выскажет ему свои возражения по поводу начисленного долга в течение трехнедельного периода, ничто не мешает ему оспорить долг во время судебного рассмотрения заявления кредитора о неплатежеспособности", — указал он.

"Если суд признает возражения должника обоснованными, т.е. наличие спора между должником и кредитором, то процесс будет прекращен. И сейчас довольно часто должник после получения повестки о предстоящем рассмотрении заявления о неплатежеспособности подает в суд иск, чтобы оспорить право кредитора требовать уплату долга. Таким образом, после принятия законопроекта должник сможет предотвратить признание судом своей неплатежеспособности, только доказав суду существование обоснованного спора с кредитором. Однако этой возможности вполне достаточно для того, чтобы защитить честного должника", — уверен специалист.

Кому это выгодно

А вот присяжный адвокат Роланд Бортащенок не разделяет энтузиазма коллег. Он считает, что новым законом принимается во внимание только конкретный факт — наличие просроченного долга и неспособность его погасить. "Это очень удобно: ничего другого не надо анализировать, проверять, — иронизирует он. — На самом деле долг может быть не выплачен по разным другим причинам, которые не связаны с фактической неплатежеспособностью. Боюсь, что на практике закон в случае его утверждения в том виде, в котором он прошел комитет Кабинета министров, может привести к обвалу многих предприятий. На данный момент выглядит так, что новым документом удовлетворяются интересы двух сторон: обеспеченных кредиторов (как правило, это банки) и администраторов. Последние могут быть действительно заинтересованы в нововведениях, и это можно легко понять: у них будет больше клиентов. Ну а интересы обеспеченных кредиторов защищены их привилегированным статусом в процессе неплатежеспособности".

"С точки зрения бизнеса и интересов стабильности гражданско-правовых отношений я не считаю, что это хорошее изменение. Может задержаться платеж. Могу привести много примеров, каким образом вполне дееспособное предприятие может оказаться в зале суда, решая вопрос о своей платежеспособности", — заключил присяжный адвокат.

По мнению специалистов Министерства юстиции, проверка баланса предприятия должника, предусмотренная нынешним Законом о неплатежеспособности, не дает должнику возможности вовремя реагировать на финансовые трудности и не обеспечивает сохранения его активов; таким образом, не соблюдаются интересы кредиторов в процессе неплатежеспособности. Получается, что сейчас должник, который столкнулся с финансовыми трудностями, обязан ждать, так как Закон о неплатежеспособности не дает ему возможности подать соответствующее заявление, если активы превышают долговые обязательства. В результате должник оказывается перед лицом еще более серьезных финансовых трудностей, сокращаются активы должника, а интересам кредиторов, таким образом, наносится ущерб.

Отмена проверки баланса, по мнению специалистов, побудит предприятия тщательнее следить за своей хозяйственной деятельностью, должным образом реагировать на финансовые трудности и своевременно начинать сотрудничество с кредиторами. Кроме того, считают в ответственном ведомстве, сам процесс неплатежеспособности ускорится, и, соответственно, активы неплатежеспособного предприятия быстрее смогут вернуться в экономику.

Отметим, что сравнительно недавно глава DnB NORD Banka Андрис Озолиньш указал на необходимость скорейшего возврата в экономику таких активов. Если учесть, что средний их объем у попавшей в критическое положение фирмы составляет около 50 тыс. латов, а число неплатежеспособных компаний в этом году может достичь 3 тыс., то выходит, что в сумме они могут дать страдающей от нехватки средств экономике до 150 млн. латов.

Выплати долги и спи спокойно

Кредиторы могут и должны обращаться в суд с просьбой о начале процесса неплатежеспособности, если должник был предупрежден в соответствии с законом, но долг так и не вернул.

Мартиньш БУНКУС, присяжный адвокат и администратор неплатежеспособности

Неубедительные аргументы

Я полностью поддерживаю взыскание долгов через процесс неплатежеспособности. В последнее время истории о том, что в отношении крупных предприятий возбуждаются процессы неплатежеспособности, часто муссируются в прессе.

Отмечу, что сами предприятия, против которых такие процессы были начаты, считают себя вполне состоятельными, т.е. платежеспособными. Оказывается, одни забыли ответить на предупреждение с просьбой незамедлительно выплатить долг, другим показалось, что сумма долга незначительна и можно, что называется, подождать, третьи просто забывают о том, что кому-то были должны.

Считаю, что все эти аргументы не выдерживают критики. Во-первых, долги надо выплачивать независимо от их размеров: для большого предприятия 2000 латов покажутся незначительной суммой, а для маленькой фирмы эти деньги могут быть вопросом жизни и смерти. Во-вторых, большие предприятия иногда пользуются тем, что в соответствии с нынешней редакцией Закона о неплатежеспособности, прежде чем начать процесс неплатежеспособности, необходимо констатировать, что активы должника меньше долговых обязательств. Например, один из моих клиентов какое-то время назад отослал некоему (теперь уже бывшему) большому строительному предприятию предупреждение о том, что за долги против него будет начат процесс неплатежеспособности. Должник же ответил, что оборот предприятия составляет 20 млн., поэтому неплатежеспособность ему не грозит. Результат таков: на сегодняшний момент у этого предприятия активов практически нет.

Экономить время и средства

Согласно существующей судебной системе гражданские процессы в судах могут длиться 3-5 лет, и никому нельзя вменять в вину желание законным путем взыскивать долги более быстрым путем, используя предусмотренные Законом о неплатежеспособности права. Думаю, что изменения в Гражданско-процессуальном законе, предусматривающие быстрый порядок рассмотрения дел, касающихся взыскания долгов, могли бы стать решением проблемы и Закон о неплатежеспособности перестал бы быть использован в качестве орудия для выбивания долгов.

Что же касается отмены балансового теста в новом законопроекте, то это нововведение могу только приветствовать. Фактически данная норма означает, что служителям Фемиды в дальнейшем не придется оценивать, больше ли активы предприятия-должника, чем сумма долга, или меньше. Устранение этой сравнительно долгой проверки сэкономит время и средства и государству, и предпринимателям. В соответствии с новым законом наличия долга будет достаточно для того, чтобы начать процесс неплатежеспособности, и компании, затягивающие процесс расплаты по своим обязательствам, должны об этом помнить.