& Nr. 201 (3817)
от 12 ноября
2009 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Ноябрь, 2009 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Две тайны "Парекса"

момента национализации Parex banka прошел год. Наше государство продолжает производить над ним какие-то манипуляции, но в действительности он умер: ни один "живой" банк не покупают за два лата.

 Эрнест БУЙВИД

Когда-то это выглядело символом успеха.

Насчет Парекса в последнее время наковыряли множество тайн — одна уважаемая газета даже печатала целый месяц бесконечный сериал о его секретах. Но все эти разговоры — лишь прикрытие печальной сути. А заключается она вот в чем: Латвия лишилась крупнейшего национального банка, который почему-то вырос в нашей удивительной стране, в которой ничего не растет. Единственного национального банка с международным значением. Ведь остальные банки на 78,2% принадлежат иностранцам. Как и вся наша страна. В этой связи по-настоящему важными кажутся только две тайны Парекса: почему он вырос таким большим и почему он начал тонуть?

Тайна &x2116; 1: формула роста

Еще в прошлом году в сводке результатов коммерческих банков Латвии за третий квартал по состоянию на 30 сентября 2008 года, Parex banka стоял на втором месте — все остальные участники первой пятерки были "иностранцами". Нахально так влез в самое изящное высшее финансовое общество, где тон задавали скандинавы.

Парекс — очень старое, по нашим меркам, финансовое учреждение. Он вырос с нуля — из простого валютного обменного пункта на вокзале в 1992 году превратился в банк, и до последнего времени благополучно переживал все наши кризисы. Напомним, что в начале 1990-х годов в Латвии было основано более 70 банков, из них "умерли" 50. За это же время сменилось 14 правительств. А Парекс все рос — через пять лет после основания, в 1997 году, его активы составляли уже 248,5 млн. латов, а в третьем квартале прошлого года они достигли 3137,3 млн. латов — то есть за 10 с небольшим лет выросли в 12,6 раза!

Фактически он был единственным крупным латвийским предприятием, выросшим на пустом месте, с нуля. Наверно, для всех нас важно разобраться, почему так успешно вырос Парекс и почему это больше никому не удалось. Тогда можно будет что-то исправить в будущем. За счет чего был обеспечен такой продолжительный и удачный рост среди всех наших кризисов и политической чехарды? Тайна?

Если и тайна, то очень простая. Банк успешно осуществил то, о чем другие даже сейчас только говорят — говорят теперь, когда кризисом приперло к стенке. Вот этот секрет: Парекс все предыдущие годы успешно работал в России и на финансовом рынке СНГ. Рынке, где миллион долларов — разменная монета, а 20% годовых — очень умеренная процентная ставка. Он работал с Россией, в то время как сама Латвия с ней воевала за "высокие идеалы" трансатлантической солидарности и проводила все время, сочиняя разные декларации о "высоких целях". Воевала самоотверженно, не считаясь ни с какими экономическими потерями. В условиях этой войны Парексу удалось убедить россиян, что "Мы ближе, чем Швейцария" и ничем не хуже ее. И что "мы" — это не "они", которые воюют за мистическую "оккупацию и ее последствия". А это не такое легкое дело: многие коммерческие начинания гибли, когда россияне узнавали, что им предлагают партнерство бизнесмены "из этих прибалтийских фашистов".

Чтобы вырастить большой банк, нужен большой финансовый рынок. В нашей маленькой Латвии ничего крупного не вырастить. Parex banka вырастил большой рынок, с которым мы воюем. Наш знаменитый знаток миллионеров Лато Лапса по этому поводу заявил: "Parex был не более чем карликом, раздутым манией величия своих владельцев". Где бы нам взять таких ребят с манией величия в наше правительство, чтобы они хоть немного "раздули" нашу маленькую и несчастную Латвию?

Первый по доверию

Как сообщала по данным Ассоциации коммерческих банков Латвии, за 9 месяцев текущего года убытки финансового рынка составили 573 млн. латов. На конец октября из 27 работающих в нашей стране банков свои финансовые показатели не раскрыли семь, включая Parex banka. Из тех же, кто обнародовал результаты, наибольшие убытки понес Swedbank (257 млн. латов), за ним пристроился скандинавский SEB banka (100 млн. латов). О заметной прибыли на конец октября сообщили только Rietumu banka (9,213 млн. латов, или 48,4% от общей прибыли банков), а также Norvik banka, Bigbank, Baltikums, LTB bank и Trasta komercbanka. Общая же прибыль десяти вышедших в плюс по результатам трех кварталов банков составила 19 млн. латов

Если мы посмотрим показатели работы латвийских банков на 30 сентября 2008 года, которые регулярно публикует Ассоциация коммерческих банков, то увидим, что Парекс прочно занимал по сумме всех показателей среди 26 латвийских банков второе место. На первом месте шведы — Swedbank. Дальше вся великолепная пятерка — тоже все иностранцы. А по вкладам Парекс на первом месте — у него собранные вклады (1938 млн. латов, 20% вкладов всех 26 банков!) превышают выданные кредиты — очень хороший показатель. Ведь это фактически эквивалент доверия вкладчиков, и по нему Парекс стоял на первом месте.

А у нашего (шведского) лидера этого списка — Swedbank вклады покрывают выданные кредиты только на 38%. Swedbank на 62% кредитовал латышей из капитала своей "мамы" — вкачивал в наш пузырь шведские деньги.

Тайна &x2116; 2: почему он стал тонуть?

Что же произошло за полтора месяца, если уже в начале ноября от Парекса осталась только дырка и наше гуманное правительство купило эту дыру за два лата только для того, чтобы было, куда вкачивать финансовые потоки, текущие на укрепление финансовой системы Латвии из МВФ и Еврокомиссии? "Знатоки" придумали: Парекс подкосило банкротство крупного американского банка Lehman Brothers. Очень интересно: далеко за океаном лопается банк, а в 10 тыс. километров от него, на заднем дворе Евросоюза, идет ко дну крупнейший национальный латвийский банк при том, что все "иностранцы", работающие на нашем же кредитно-финансовом рынке, уцелели! Отметим, что Parex banka как раз ничего существенного в инструменты Lehman Brothers не вкладывал. А вот материнская компания его соседа по таблице — Swedbank — вкладывала. И потеряла на этом 980 миллионов долларов! При этом Swedbank жив, никуда не делся.

Что же тогда подкосило Парекс в той ситуации? То же, что и Lehman Brothers — катастрофа, фактически банкротство государства. Lehman Brothers погиб под обвалом Соединенных Штатов, Парекс — под обвалом латвийского государства. А причиной обвала послужило одно и то же — пузырь недвижимости.

История провала нашего государства в кризис хорошо известна. В последние три года многие международные институты неоднократно пытались убедить наши правительства — и Калвитиса, и Годманиса, что Латвия катится в пропасть, надувая пузырь недвижимости. Но им отвечали: мы развиваемся стремительно и вашим советам не верим. И продолжали делать свой маленький бизнес.

Инвесторы получили сигнал

Решающим в этой истории был приезд в июне 2007 года экспертной группы МВФ, которая на месте все изучила и отметила, что проблемами Латвии (уже более десяти лет!) является внутренний и внешний финансовый дисбаланс. В такой ситуации государство существует только за счет притока внешних денег. В апреле 2008 года МВФ снова пересмотрел ситуацию в Латвии, обнаружил, что ничего существенного не делается, и опубликовал мрачный прогноз дальнейшего развития. Прогноз сразу начал оправдываться и в третьем квартале наступила развязка — международные рейтинговые агентства понизили инвестиционный рейтинг Латвии со стабильного до негативного. С негативным прогнозом дальнейшего развития. Для инвесторов это означает: спасайся кто может.

И они бросились спасаться. Деньги побежали из Латвии — из банков, из пенсионных фондов, из недвижимости. Государство грохнулось самым жестким образом: уже через три (!) месяца падение ВВП достигло 10,5%, так что по этому показателю мы оказались впереди планеты всей. Банк Латвии за короткий срок — с 29 сентября по 14 ноября вынужден был истратить 680,7 миллиона евро из своих валютных резервов на выкуп становящихся ненужными латов. Убегая от нас, деньги развили впечатляющую скорость: 20 млн. евро за рабочий день. К концу года убежало 2 млрд. евро. При таких темпах бегства валютных резервов Банка Латвии хватало еще на три месяца.

Миссия невозможна

А Парекс? В начале этого процесса вклады в Парекс еще продолжали расти. Так, в период 29 сентября — 5 октября они увеличились на 29 млн. латов (42 млн. евро). Фактически Парекс на тот момент выглядел надежнее самой Латвии: ему рейтинг пока никто не снижал. Откуда тогда у Парекса возникли проблемы? Кончались сроки взятых на мировом рынке краткосрочных кредитов и их надо было рефинансировать. Совершенно обычная операция. Но Латвия уже провалилась в кризис, потеряла инвестиционный рейтинг и получила у международных рейтинговых агентств негативный прогноз дальнейшего развития. Всe! В таких условиях привлечь деньги в Латвию невозможно — это грозит только потерями. В результате найти денег для рефинансирования на международном финансовом рынке Парекс не смог. И обратился за помощью к правительству — выдать государственные гарантии этого рефинансирования. Ничего катастрофического это не несло.

Ситуация эта в мире была совершенно обычной — везде банки страдали от недостатка средств и все правительства поддерживали национальные банки. Великобритания тогда выделила на поддержку своих банков 500 миллиардов фунтов, Германия — 500 миллиардов евро, Норвегия — более 50 миллиардов, Португалия — 20 миллиардов, Швеция — 100 миллиардов, у России на это было 580 миллиардов долларов в резервных фондах, наш большой брат США на это тратил 750 миллиардов долларов.

У Латвии денег уже не было. И получить их на международном финансовом рынке она, со своим негативном рейтингом, не могла. Вместо этого она национализировала Парекс за два лата, обрушив сразу его рейтинг. И перепугав всех вкладчиков Парекса и латвийских инвесторов. Только последний дурак может хранить деньги в банке, который стоит два лата. Деньги сразу хлынули прочь. За шесть дней после национализации из Парекса сразу утекло 187 миллионов латов, а Банк Латвии вынужден был выкупить убегающих латов еще на 267,6 миллиона евро.

Вот и вся тайна гибели Парекса. И множества других предприятий Латвии. А Латвии уже через месяц после этого понадобилось для спасения 7,5 миллиардов евро от международных финансовых "спасателей" и 500 миллионов латов — от своих: пенсионеров, учителей, пожарных, полицейских, медиков.

А Парекс с тех пор стоит фактически закрытый — деньги забрать, кто не успел, нельзя, кредитов не выдает, хотя Латвия уже получила вливание 2100 миллионов евро и еще готовится получать. Правда, правление его зарплату получает исправно — хоть оно не страдает, и то хорошо. А потерявший в Lehman Brothers Swedbank получил поддержку правительства Швеции и не тужит. Храните деньги в шведских банках!

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv