«Бизнес & Балтия» Nr. 3 (3849) от 6 января
2010 года
Распечатано с http://arhiv.bb.lv/?p=1&i=4462&s=1&a=162759

Андрис Озолс: "Хватит шантажировать инвесторов"

нвестировать в серьезные промышленные проекты в Латвии мешает не ее налоговое законодательство, а раздрай на всех уровнях власти и шантаж иностранных бизнесменов, рассказал в интервью глава Латвийского агентства инвестиций и развития (LIAA) Андрис ОЗОЛС.

 Алексей ДУНДА, dunda@bb.lv

Андрис Озолс: ”Инвестор боится бунта”.

— 2009 год определенно стал самым трудным для бизнеса Латвии за последние 10-15 лет. Какие проекты агентству удалось привлечь в страну в прошлом году?

— Реализовано много небольших проектов стоимостью 1-2 млн. латов. Самыми же крупными стали инвестиции норвежской компании Bau-How, направленные на создание завода по строительству модульных домов. На предприятии в Вентспилсе станут производить в любое время года целые этажи с проведенными внутренними коммуникациями. Из них уже на месте строительства по принципу конструктора Lego будут сооружать многоэтажные здания. Выбор пал именно на Вентспилс, поскольку там развитая инфраструктура, а кроме того, модули настолько велики, что их невозможно транспортировать по суше — нужно сразу грузить на суда и отправлять заказчику. Завод ориентирован исключительно на экспорт, и инвестиции в его создание составили 60 млн. евро.

Экспорт дефективных

Вообще же в прошлом году интерес инвесторов к Латвии значительно вырос: число запросов иностранных бизнесменов в LIAA резко увеличилось. Впрочем, количество реализуемых проектов, наоборот, уменьшилось. Тому есть объяснение. Для инвестиционных проектов свойственна инерция. В среднем с момента подачи запроса в наше агентство до начала возведения завода проходит два года. Под конец тучных лет издержки на строительство и производство в Латвии оказались настолько завышены, что страна реально утратила конкурентоспособность. В первую очередь это отразилось на проектах, с которыми работает именно LIAA, так называемых greenfield или brownfield, когда промышленные объекты создаются либо в чистом поле, либо в уже существующих помещениях.

Впрочем, у агентства появились серьезные наработки не только в промышленности, но и в сфере услуг. В частности, ведутся переговоры о создании в Латвии сервисного центра, обслуживающего всю бухгалтерию крупной американской компании. В нем предусмотрено 300 новых рабочих мест. Если это осуществится, то мы сможем превратить дефект нашей экономики в эффект. Не секрет, что в нашей системе образования произошел перекос в сторону подготовки большого числа юристов, экономистов, менеджеров, а не инженеров. Сейчас же получается, что все эти профессии имеют сильный экспортный потенциал. Тот же бухгалтерский труд можно успешно поставлять за рубеж. Предпосылки есть: дешевые офисные помещения, низкие тарифы на телекоммуникационные услуги, уменьшение расходов на персонал.

Инвестор боится бунта

— За последние два года в Латвии резко возросло налоговое бремя. В 2010 году вступили в силу в общей сложности 38 новых налоговых изменений. Какой инвестор будет тратить деньги в стране с такой непредсказуемой фискальной политикой?

— Глядя на наш опыт, могу судить, что инвесторы больше озабочены не ростом налогов как таковых, а последствиями, к которым такие меры приводят. Предприниматель, разместивший в Латвии производство, беспокоится в первую очередь об оттоке рабочей силы или опасности социальных бунтов. Рост же налогов, во-первых, делится с работниками, а во-вторых, компенсируется снижением зарплат и тарифов.

— А вот строительство завода Coca-Cola в Латвии уже отложено до 2014 года именно из-за сложной обстановки в стране. Кто еще из крупных инвесторов отказался прийти к нам в прошлом году?

— Крупный норвежский металлообработчик отложил свой проект по переносу мощностей в Лиепаю. Но не из-за того, что Латвия стала непривлекательной. Он выжидает улучшения ситуации и роста заказов на мировых рынках.

Проектам должны светить звезды

— Не так давно вы выступили с предложением ввести некую систему Polaris для проектов иностранных инвесторов. Объясните, что вы под ней подразумеваете.

— Начну издалека. Латвийское агентство инвестиций и развития было признано 7-м лучшим в мире учреждением своего рода. Мы обошли аналогичные заведения Ирландии, США, Чехии. Это отличный показатель. Но! Одно агентство своими силами без всемерной политической поддержки не в состоянии привести в страну очень крупных инвесторов.

Приведу пример, за который мне до сих пор больно, — историю с заводом Saint Gobain в Икшкиле по производству из латвийского сырья теплоизоляционных материалов. Проект стоил 80 миллионов евро. И он не будет реализован, потому что в последний момент местное самоуправление резко выступило против него.

Именно этот случай показал, что все латвийские игроки, вовлеченные в реализацию инвестиционных проектов, действуют разрозненно и даже противодействуют друг другу. Можно быть лучшим агентством в мире, но если в стране происходит такой раздрай, вкладываться в государство никто не будет.

Поэтому реализация крупных важных для народного хозяйства проектов должна проводиться под надзором премьер-министра, который может давать указания и министрам, косвенно — предприятиям инфраструктуры, таким как Latvenergo, лидерам самоуправлений, университетам. В случае с Saint Gobain именно муниципалитет выбрал предвыборный популизм и загубил проект. Порой с завистью смотришь, как работают в Белоруссии. Лукашенко такой завод построил бы...

Так вот, я считаю, что в демократической стране механизмы принятия решения должны быть отлаженными. Латвия в этом смысле — не созревшая демократия.

Идея такая. Нужно создать экспертную группу, которая станет оценивать значимость проекта. Если он признается стратегически важным для государства, то ему придается статус Polaris и инвестору дается зеленый свет на всех уровнях власти. Проекты таких масштабов и значимости будут появляться редко. Но если уж они внесены в категорию Polaris, то игнорирование требований системы со стороны любого чиновника должно приравниваться чуть ли не к злостному саботажу.

Второе направление — анализ направлений и отраслей, которые могут быть интересны инвесторам и полезны стране. Государство должно быть инициативным и выставлять на продажу уже готовые проекты с упорядоченным законодательством. В таком случае доходы от инвестиций будут значительно выше.

Электрификация от Coca-Cola

— Вот вам пример. Под Екабпилсом хотели построить целлюлозный завод. Инвестиции в миллиард. Его нужно было включать в категорию Polaris?

— Как я уже говорил, оценивать проекты должна экспертная группа, а решающее слово иметь премьер. На счет завода под Екабпилсом не уверен. Но вот производство Saint Gobain было бы однозначно включено.

— Кто сегодня в Латвии больше всего мешает реализации проектов?

— Не хочу никого конкретно обвинять, но на уровне самоуправлений зачастую происходит откровенный шантаж инвестора. Когда разрешения на реализацию проекта выдаются только при условии строительства для муниципалитета моста или детского сада. Такая практика вообще недопустима.

Большие проблемы с инфраструктурными предприятиями — поставщиками тепла, энергии, воды и так далее. Вот пример с заводом Coca-Cola в Ропажи. Компания Latvenergo подготовила для нас ориентировочную смету, во сколько инвестору обошлось бы подключение объекта к сети. Знаете, во сколько? В 20 миллионов латов! Фактически на предприятие возлагалась обязанность электрифицировать весь Ропажский край. Мы такую смету руководству Coca-Cola даже показывать не стали.