& Nr. 8 (635)
от 14 января
1997 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Январь, 1997 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Девяносто шестой банковский год

996 год в развитии банковской отрасли Латвии был примечательным по нескольким причинам. Но главным достижением прошлого года, безусловно, было то, что система кредитных учреждений страны в целом вышла из кризиса.

 Наталья БАРДОВСКАЯ

Сильные банки выздоравливающей системы

О том, что банковская система Латвии фактически восстановилась после кризиса 1995 года, вице-президент Банка Латвии Илмар Римшевич впервые заявил в октябре прошлого года. Приведенные президентом БЛ Эйнаром Репше предварительные цифры за прошлый год подтверждают эти слова.

Как сообщил г-н Репше на последней пресс-конференции (их регулярное проведение тоже можно считать достижением кризиса), консолидированный капитал коммерческих банков в 1996 году увеличился на 33% и достиг предкризисного уровня — около 120 млн. Ls. На 27% возрос объем вкладов, привлеченных отраслью в целом, — до 560 млн. Ls.

Практически не изменился уровень кредитованных банками ресурсов (230 млн. Ls), что вызвало порицание со стороны президента БЛ и совет либо начать думать на эту тему, либо, в противном случае, об этом подумают иностранные банки. В дебри общего состояния экономики г-н президент не влезал, и посему совет имеет все шансы повиснуть в воздухе, если в ней не произойдет глобальных изменений.

В целом, надо сказать, цифры, приведенные БЛ, несколько отличаются от тех, которые известны на сегодня из других источников, в частности от АКБЛ (см. диаграммы). Судить о достоверности тех или других мы не беремся — подождем завершения первого квартала нынешнего года, когда банки пройдут проверки и результаты их работы будут заверены аудиторами.

Пока отметим главную и бесспорную тенденцию в развитии банковской системы Латвии — укрупнение ее субъектов, чему в немалой степени способствовало 1 апреля прошлого года, окончательно отделившее жизнеспособные банки от умирающих и похоронившее последних. Таким образом, на сегодня в республике действует 33 коммерческих банка, чей собственный капитал превышает миллион латов. Четверка крупнейших кредитных учреждений, в которую входят PaRex Bank, Latvijas Unibanka, Rigas Komercbanka и Rietumu banka, контролирует чуть менее 50% рынка по размеру активов и собственного капитала.

Любопытно, как выглядела ситуация на начало года. Тогда четверку крупнейших образовывали Latvijas Unibanka, PaRex Bank, Rigas Komercbanka и Latvijas Krajbanka. (Вновь подчеркнем — по версии АКБЛ, поскольку уже через несколько месяцев о деятельности Latvijas Krajbanka, например, стало известно много интересных подробностей.) Ситуация с активами за год практически не изменилась: четыре крупнейших банка, как в начале года, так и в конце, контролировали около половины активов отрасли (на 01.01.96 г. — 47%, на 30.11.96 г. — 47,6%). Зато тенденция к укрупнению банков отразилась в полной мере на картине собственного капитала — на начало года капитал четырех крупнейших банков составлял 36% от показателя по отрасли.

Тенденция года — иностранцы приходят в банки

Оздоровление банковской системы Латвии моментально сказалось на иностранных инвестициях в капитал местных банков. В течение прошлого года акционерами пяти латвийских коммерческих банков — Latvijas Unibanka, Latvijas Zemes banka, Rigas Komerc-banka, Deutsch-Lettische Bank и Saules banka стали иностранные финансовые институты.

Лидером по вливаниям в латвийский банковский капитал является Европейский банк реконструкции и развития. На настоящий момент он является владельцем акций четырех латвийских банков на общую сумму свыше 18 миллионов USD. Это не считая открытых банком кредитных линий и выданных целевых кредитов.

Бесспорной новостью прошлого года стал интерес к Латвии эстонских кредитных учреждений. Как известно, в середине 1996 г. Hansapank приобрел 100% акций латвийского Deutsch-Lettische Bank. А в самом конце прошлого года Saules banka объявил о продаже 20-процентной доли своего капитала эстонскому Tallinna Pank. Сделка оплачена и ждет только одобрения со стороны БЛ.

Интерес к латвийским банкам со стороны эстонских коллег, думается, можно охарактеризовать как устойчивую тенденцию, в определенной мере характеризующую новый этап развития балтийских кредитных учреждений.

Не став конкурентоспособными на западном рынке и теряя былое влияние на восточном, не будучи при этом удовлетворенными объемами и возможностями родных рынков, некоторые банки избирают принципиально новый путь развития. Они разделяют взгляд иностранных инвесторов на разрозненные рынки стран Балтии как на единое товарное пространство. Единый товарный рынок, естественно, предопределяет и единый финансовый рынок. Иностранные инвесторы и сами подталкивают местные банки к работе на балтийском пространстве, требуя финансового сервиса во всех трех странах, а не на локальном рынке только одной страны.

Герой года — Банк Латвии

Банки вышли из кризиса, естественно, не сами, а под руководством и при постоянном подталкивании со стороны центрального банка. Многие рижские банкиры подтверждали , что именно "благодаря" этому руководству и подталкиванию работать стало намного сложнее. Но БЛ определенно заслуживает уважения за то, что в целом он сумел совладать с ситуацией. И это признают многие.

Поведение БЛ после кризиса напоминало СССР времен начала Великой Отечественной войны, когда лидер государства заперся в своем кабинете, а его подчиненные выступали перед народом. Именно из-под пера одного из сотрудников БЛ — советника от Европейского союза Майкла Дж. Борка — вышло совершенно замечательное письмо под названием "Уроки банковского кризиса в Латвии и Литве".

В нем впервые БЛ снимал с себя ответственность за банкротство нескольких десятков банков (точнее — 22), обвиняя во всем недобросовестных акционеров. Не можем отказать себе в удовольствии и приведем цитату: "Они все брали сами себе. Они не платили проценты и никогда не возвращали ссуд. Они скрывали потери по ссудам и показывали несуществующую прибыль. Они получали дивиденды с несуществующей прибыли, которые выплачивали из привлеченных вкладов. Они скрывались за фирмами из безналоговых зон, и поэтому их нельзя было узнать. О них не знали, потому что они не платили налогов".

Позже, в течение года, в обществе несколько раз поднимался вопрос: "Так кто же виновен в крахе банков и кто должен нести ответственность за кризис?" Один раз, в августе, он даже дошел до Сейма, который около двух недель пытался начать рассматривать вопрос "о незамедлительном отстранении от должности" г-д Репше и Римшевича. (Кстати сказать, на самом деле вопрос о выражении недоверия руководителям БЛ со схожей мотивацией поднимался и в предыдущем Сейме в августе 1995 г. Тогда за проголосовали 19 парламентариев, против — 67.) Так вот в августе 1996 г. вопрос этот также был снят с другой аргументацией: "Не обсуждать по существу".

Разговор года о грязных деньгах

Весь год в Латвии разговаривались разговоры о грязных деньгах — о том, что это такое, как с этим бороться, насколько жестким должно быть законодательство в отношении "отмывальщиков" этих самых денег. И хотя еще в сентябре общественности уже практически пообещали, что до конца года законодательство Латвии пополнится законом об отмывании грязных денег, этого не произошло.

Пожалуй, единственное реальное событие, которое произошло в стране на этом поприще, — это подписание премьер-министрами стран Балтии Т.Вяхи, А.Шкеле и М.Станкявичюсом в ноябре совместной декларации по борьбе с отмыванием грязных денег. Декларация — она и есть декларация. Три Балтийских государства в лице своих премьер-министров пообещали мировому сообществу, что они намерены доработать законодательства в соответствии с актуальными требованиями, защитить экономику от притока грязных денег и развивать сотрудничество с другими государствами в этом направлении.

А единственным реальным действием, совершенным в Латвии и направленным на предотвращение отмывания грязных денег, было запрещение анонимных счетов.

Работа над концепцией законодательства, призванного предотвратить превращение Латвии в котел для отмывания грязных денег, началась в марте этого года. Тогда по распоряжению президента министров Андриса Шкеле была создана рабочая группа, которой в срочном порядке было поручено разработать сию концепцию на основании вариантов, представленных экономической полицией, Центром криминальных исследований и Минфином совместно с Банком Латвии. Во второй половине мая проект концепции поступил на рассмотрение в Совет бюро по интеграции Латвии в Европу, возглавляемый г-ном Шкеле.

С тех пор много воды утекло. Периодически те или иные вышестоящие инстанции разражались заявлениями по поводу того, как же это плохо — грязные деньги. Но ничего конкретного, в общем, не происходило. Хотя Евросоюз-то ждет, поскольку именно неупорядоченность латвийского законодательства в сфере отмывания грязных денег, по его мнению, может помешать нам интегрироваться в Европу.

На сегодня в Латвии существуют два законопроекта о предотвращении в Латвии отмывания денег: первый подготовлен Банком Латвии, второй — МВД. Впрочем, в любом случае последнее слово за правительством, которое пока молчит.

Фарс года — дело Banka Baltija

Тень Banka Baltija весь прошлый год висела над Латвией. 17 июня 1996 г. Верховный суд Латвии наконец окончательно и бесповоротно признал ВВ банкротом. В третий раз. До этого ВВ признавался банкротом Хозяйственным судом 11 декабря 1995 г. и 3 апреля 1996 г. — Рижским окружным судом. Впрочем, если верить нынешнему ликвидатору ВВ, руководителю Рижского бюро аудиторской фирмы Deloitte & Touche Дэвиду Бэри, о ВВ еще будут долго помнить — по крайней мере не менее 7 лет, пока продлится его ликвидация.

Но сам фарс заключается не в этом. А в том, что в двадцатых числах января прошлого года совестливый Сейм Латвии решил, что негоже оставлять банкротство некогда крупнейшего в Балтии коммерческого банка без разбора полетов. И внушительным большинством голосов принял решение о создании парламентской комиссии по расследованию причин кризиса Banka Baltija, обоснованности признания его банкротом и оценке планов санации.

Свою работу комиссия завершила только к концу октября. Руководителей этих героев неблагодарного умственного труда стоит знать в лицо: председатель Элмар Зелгалвис, его заместитель Илмар Бишерс и секретарь Гундар Валдманис.

Сразу после избрания на пост председателя комиссии г-н Зелгалвис говорил журналистам о том, что в первую очередь парламентарии займутся изучением документов и заслушают должностных лиц, в том числе президента Банка Латвии, бывшего президента министров, администраторов Banka Baltija. Причины краха банка, обещал он, будут рассматриваться комплексно. Комиссия ставила своей задачей даже определить роль, которую сыграли в судьбе банка правительство и Банк Латвии, а также общая экономическая ситуация в стране.

Г-н Зелгалвис говорил много чего еще. И много кто побывал "на ковре" у парламентариев, они даже Александра Лавента и Талиса Фрейманиса заслушивали неоднократно. Причем не к себе вызывали, а не гнушались сами приехать. Что же вышло из-под пера столь солидных государственных мужей? Пустая отписка на 11 страницах. Единственное, что радует: за воспроизведение на бумаге столь гениальных заключений многомесячного труда г-да депутаты денег не затребовали. Так сказать, за ратный труд.

Судьба года Doma banka

Doma banka, пожалуй, самый оригинальный банк Латвийской Республики. Последние года полтора для него — это сплошные отзывы и возвращения лицензии, поражения и восстановления в правах. Уникальность его состоит в том, что все это не помешало банку успешно развиваться, и за 11 месяцев 1996 года он показал рекордный рост собственного капитала (581%).

В первый раз деятельность Doma banka была приостановлена 17 августа 1995 года, так как его собственный капитал не достигал минимума в две трети от уставного капитала, как того требует БЛ. Поскольку банк успешно проводил мероприятия по восстановлению собственного капитала, в начале сентября правление БЛ решило разрешить Doma banka выполнять часть операций, указанных в банковской лицензии.

Четыре месяца спустя, 5 декабря, БЛ повторно приостановил деятельность Doma banka и подал в Рижский окружной суд иск о признании его банкротом. В претензии Банка Латвии говорилось, что Doma banka не может выполнить все обязательства перед своими клиентами, а следовательно, нарушает нормативы, установленные БЛ. Кроме того, проверка, проведенная фирмой Arthur Andersen, показала, что Doma banka утратил собственный капитал.

19 января 1996 г. Рижский окружной суд рассмотрел иск Банка Латвии о признании банкротом Doma banka. Дело было отложено. Через месяц, 16 февраля, Рижский окружной суд отклонил иск: руководство Doma banka представило на заседании документы, подтверждающие, что все претензии к банку удовлетворены. И 23 февраля деятельность Doma banka, по решению правления БЛ, возобновилась, ему было разрешено выполнять все операции, указанные в банковской лицензии, за исключением приема депозитных вкладов от физических лиц.

2 апреля БЛ прервал деятельность Doma banka в третий раз. Формулировка: сумма собственного капитала банка составляет менее 1 млн. Ls, что противоречит требованиям Закона "О кредитных учреждениях Латвии". Но 11 апреля БЛ, отозвав лицензии у четырех собратьев по несчастью Doma banka, разрешил ему возобновить проведение банковских операций.

Шутка года — сейф Лескова

Банка Olimpija в Латвии больше не существует, а его отец-основатель, Владимир Лесков уже некоторое время находится за пределами страны. Но последняя шутка г-на Лескова была хороша.

Когда сотрудники Управления экономической полиции МВД наведались в свое время в бывший кабинет г-на Лескова, что в банке Olimpija, то обнаружили там три емкости для хранения денег и особо ценных документов. С двумя металлическими ящиками справились сразу — пустые. Сейф же оказался с замком слишком сложной конструкции, нужен был специалист.

Сейф перевезли в Департамент полиции. Процедуру его вскрытия проводил специально приглашенный слесарь, затребовавший за услуги, кстати сказать, 30 Ls. И вот сейф вскрыли. На дне его лежал 1 доллар США. Наверняка старого еще образца.

Провал года — правительство в роли банкиров

В 1996 году окончательно стало ясно, что программа приватизации 49 отделений БЛ провалилась. Несколько лет назад она была запущена в жизнь, дабы освободить БЛ от выполнения функций коммерческого банка. В течение 1993-1994 гг. 12 бывших отделений были куплены работающими банками ( Banka Baltija, Olimpija, PaRex Bank); на основе 21 был создан второй по величине на сегодня коммерческий Latvijas Unibanka; одно отделение было ликвидировано.

На базе оставшихся 15 возникли 8 самостоятельных коммерческих банков, преимущественно — провинциальных. Практически все они и прекратили свое существование. Таким образом, потребовалось около трех лет, чтобы понять: быть исполнительным чиновником в банке и руководить им — это две большие разницы.

Не с лучшей стороны проявило себя латвийское правительство в 1996 г. и в самой скандальной истории года — истории с Latvijas Krajbanka. Вряд ли стоит напоминать, что в марте-июне департамент ревизии хозяйственной деятельности при Комитете госконтроля ЛР проводил проверку в Сбербанке. Результаты этой проверки, просочившиеся в прессу (явно с весьма недвусмысленными целями), вызвали небывалый для банковской отрасли страны скандал.

В числе прочего Госконтроль выяснил, что за три полных года деятельности, с 1993-го по 1995-й, Сбербанк понес убытки в размере 14 миллионов 889 тысяч Ls, не проработав ни одного года так, чтобы получить хотя бы ничтожную прибыль. В 1995 году по сравнению с предыдущим доходы банка сократились по всем статьям, кроме обслуживания государственных долговых обязательств. ГДО в активах Сбербанка — это ценные бумаги, выпущенные в течение 1994-1995 гг. правительством с единственной целью — удержать Сбербанк на плаву.

В большой государственной махинации со Сбербанком оказались замешаны все руководящие структуры страны — Минфин, Кабинет министров, Банк Латвии, ЛАП, аудиторская фирма Price Waterhouse. Телепередачи, статьи в газетах и журналах, выступления по радио — журналисты делали все, чтобы вывести на чистую воду голубых государственных воришек. С возмущенными призывами выступали и некоторые чиновники. Но наше государство — самое бесстыдное государство в мире. Никаких последствий. Разве что чуть притормозился процесс объединения Latvijas Krajbanka и Union Baltic Bank in Riga — в феврале БЛ будет решать их судьбу.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv