& Nr. 37 (3883)
от 23 февраля
2010 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Февраль, 2010 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Ночь на краю ночи

книге "О Морисе Бланшо" Эммануэль Левинас уверяет, что проза его друга-писателя красноречивее самоубийства.

 Вадим АГАПОВ

Хотя все повести Бланшо переведены на русский, нельзя сказать, что у нас он понят или принят. Книжка французского философа Левинаса, родившегося в Литве и прошедшего немецкий плен, способна изменить положение дел. Впрочем, автора волновал не столько вклад Бланшо в мировую культуру, сколько природа человеческого счастья.

Культура, как известно, может сделать жизнь комфортнее и насыщеннее, но взамен требует от нас жертв, приводящих к пресловутому "недовольству культурой". С времен Фрейда мы научились с этим справляться. Когда кто-то хочет на время сбросить с себя бремя белого человека и расслабиться, общество предоставляет ему ряд возможностей: прыгнуть с "тарзанки", побеситься под хэви-метал или заняться секс-туризмом.

Когда же после оргий приходит отрезвление, верующие отправляются на исповедь, сомневающиеся — в библиотеку, а слишком деловые сливают в офшор накопления пенсионеров не просто так, а ради Просвещения. Но, по мнению Левинаса, для подлинного освобождения нужны иные меры. Тут он и вспоминает о Бланшо.

Бланшо тоже уверен, что наше метание между будуаром и исповедальней не дает ни полного релакса, ни подлинного порядка. Поэтому его стиль сохраняет дистанцию, не отрешаясь от мира. Его тексты кажутся непонятными из-за нечеловеческой прозрачности. Мы к такой прозрачности не привыкли. Выстраивая карьеру, мы стараемся не замечать тревожной подвижности стандартов, идеалов и смыслов. Левинас считает, что такая тяга к компромиссам ведет к тоталитаризму, прикрытому россказнями об интеграции: если из столкновения двух точек зрения не родилась третья, значит, разговор чреват доносом.

Еще одна слишком прозрачная мысль, чтобы принять ее сразу: не смерть ограничивает нашу жизнь неизбежным концом, а наоборот — мы суетой вокруг своего драгоценного "Я" закупориваемся от беспредельных горизонтов смерти.

Конечно, Бланшо не призывает к самоубийству. Он всего лишь с помощью тонкой литературной техники отпускает наше "Я" дрейфовать, сбивая ему фокус и не одурманивая болтовней о духовности.

Эммануэль Левинас. "О Морисе Бланшо". СПб: Machina, 2009.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv