& Nr. 206 (4052)
от 9 декабря
2010 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Декабрь, 2010 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Латвийские активы Vitol Group — самые проблемные в мире

иректор по корпоративным вопросам концерна Vitol Group и член совета Ventspils nafta Марк Вейр рассказал x о позиции группы относительно спора из-за технической нефти в трубопроводе Вентспилс — Полоцк, поставках венесуэльской нефти через Латвию и неразберихе вокруг АО Latvijas kuģniecība.

 Марина МАТАФОНОВА

Никто никого не продает

&x2014; В прессе уже несколько месяцев появляется информация о том, что Vitol Group собирается продать свои доли в Ventspils nafta австрийскому миллиардеру Мартину Шлаффу, чтобы тот затем продал их новому владельцу из России. Известно, что представители Шлаффа уже работают в совете VN. Насколько данные о готовящейся продаже достоверны?

&x2014; В Латвии всегда ходит масса слухов о том, кто собирается купить Ventspils nafta. Только за последние два дня я слышал несколько разных имен. Позиция Vitol Group такова: мы вложили в Латвии в общей сложности 300 млн. долларов и сделали это с расчетом на долгосрочную перспективу. Мы стратегические инвесторы, и наша цель заключается в том, чтобы все виды бизнеса, которые существуют под крышей холдинга Ventspils nafta, были успешными. Нам очень важен Ventspils nafta termināls, куда мы инвестировали много средств. С LatRosTrans (LRT) связаны некоторые трудности. В отношении Latvijas kuģniecība у нас есть много претензий относительно результатов деятельности и вообще того, как компания управляется. Тем не менее иных намерений, кроме как продолжить свое присутствие в Латвии, у нас нет. Поэтому все перечисленное &x2014; это просто слухи.

LatRosTrans прав

СПРАВКА

Vitol Group купила госдоли (38,6%) в компании Ventspils nafta в 2006 году за 74,2 млн. латов. Сейчас через свою дочернюю компанию Euromin Holdings (Cyprus) Limited группа владеет 49,5% акций VN. Vitol полностью контролирует входящий в концерн VN Ventspils nafta termināls. VN также является держателем контрольного пакета акций (66%) в ООО LatRosTrans. В Latvijas kuģniecība концерну VN принадлежит крупнейший пакет акций (49,9%).

&x2014; У дочернего предприятия Ventspils nafta&x2014;LatRosTrans &x2014; сейчас развивается конфликт с партнером из Белоруссии &x2014; концерном Белнефтехим &x2014; по поводу технической нефти в нефтепроводе. LRT начала откачку нефти, однако каждая сторона по-прежнему убеждена, что это сырье принадлежит ей. Вникали ли вы в эту ситуацию?

&x2014; Да, и мы поддерживаем позицию LatRosTrans: компания выполняет необходимые действия для поддержания состояния нефтепровода, откачивая оттуда принадлежащую ей сырую нефть, чтобы подготовить трубу для использования в каких-либо других целях. С 2003 года эта труба не приносила пользы никому, являясь просто куском стали, заполненным нефтью. За это время ее содержание обошлось LRT примерно в 45 млн. долларов. То есть труба не приносит деньги, а только забирает их. Сейчас компания приводит ее в такое состояние, когда трубу можно будет нормально содержать, ведь находящаяся в ней нефть разрушает конструкции и вредит окружающей среде. Опустошенную трубу заполнят азотом, благодаря чему она сохранится гораздо лучше. И затем можно будет решить, как ее использовать наилучшим образом: что-то закачивать в эту сторону или выкачивать за пределы Латвии. Мы абсолютно поддерживаем позицию и действия LatRosTrans.

&x2014; Не думаете ли вы, что за этой историей могут последовать судебные иски от белорусской стороны?

&x2014; Возможно. Разбираться с ними &x2014; задача LatRosTrans.

&x2014;Vitol Group работает практически во всем мире. Часты ли такие конфликты в мировой практике?

&x2014; Нет, этот случай весьма уникален. Правда, мне кажется, у нас нет долей в каких-то еще неф— тепроводах. Однако могу сказать по опыту США, где долго работал: никто просто так не бросает нефтепровод простаивать. При этом спекуляции в СМИ относительно того, не собираемся ли мы просто сдать трубу в металлолом, &x2014; просто глупость. Трубопровод &x2014; очень хороший актив, который, к сожалению, не использовался с 2003 года.

Планы насчет откачки нефти появились уже в 2008 году, и вот теперь процесс пошел. Нефть собрана в цистерны и будет продана тому, кто даст наилучшую цену. Затем несколько недель уйдет на мероприятия по обслуживанию трубы &x2014; проверку ее состояния, очистку, заполнение газом. А потом ее можно будет использовать для перекачки как нефтепродуктов, так и сырой нефти или газа. Она может быть подключена к российским нефтепроводам и качать газ в Вентспилс. Или, если произвести инвестиции в реверсивные насосы, по трубе можно будет качать какие-либо продукты из Вентспилса. И тогда этот актив станет вновь полезен, перестав быть музейным экспонатом.

Ничего против венесуэльской нефти

Затянувшаяся история

Компания Latvijas kuģniecība, в которой Ventspils nafta принадлежит 49,9% акций, с самого начала 2010 года затягивала обнародование аудированного отчета о своей деятельности в 2009 году. Также правление компании так и не провело в этом году ни одного собрания акционеров, которого с января настоятельно требовал главный акционер в лице VN. Теперь внеочередное собрание назначено на 17 декабря. Из-за отсутствия отчета LK сама Ventspils nafta также не могла до сих пор закончить свой. По данной причине акции обеих компаний на бирже NASDAQ OMX Riga уже с мая имели статус "под наблюдением".

Vitol Group делает попытки разрешить ситуацию. Она направила официальные письма латвийскому правительству и ряду других связанных с делом инстанций, а также в Еврокомиссию и арбитражный суд Всемирного банка. Ventspils nafta также обратилась в Генпрокуратуру с просьбой начать уголовное преследование должностных лиц Latvijas kuģniecība.

Буквально два дня назад, 7 декабря, пароходство, наконец, представило аудированный отчет за 2009 год. Биржа вернула его акциям обычный статус. Интервью с Марком Вейром провела всего за несколько часов до появления данной новости. Однако, как сообщила пресс-секретарь Ventspils nafta Зане Бояре, позиция компании в этом деле не изменилась: совершенно ненормально, что отчет, который должен был появиться весной, обнародован накануне Рождества.

&x2014; Переговоры о поставках венесуэльской нефти для Белоруссии через Вентспилс ведутся давно, но ваша компания лишь недавно проявила интерес к участию в этом процессе. Между тем Латвия и Белоруссия уже предварительно договорились о создании в Риге СП для тех же целей. Насколько Vitol Group все-таки заинтересована в том, чтобы данный поток нефти шел через Ventspils nafta termināls?

&x2014; Как я понимаю, уже сейчас есть реальная возможность доставки венесуэльской нефти через Вентспилс в Белоруссию по железной дороге, и проект может быть осуществлен, если окажется экономически выгодным для всех сторон. Если же речь идет о переориентировании нефтепровода, то такой проект, конечно, требует больших вложений и долгосрочных обязательств всех участников. В этом смысле я не знаю, на каком этапе находятся переговоры. Думаю, ошибочно было бы предполагать, что Vitol имеет что-то против поставок венесуэльской нефти. Он обдумывается и обсуждается, чтобы выгодное для всех решение все-таки нашлось. В целом я склонен думать, что проект в конечном итоге сможет быть запущен.

&x2014; Сейчас Белнефтехим отгружает в страны ЕС бензин и солярку через Ventspils nafta termināls, но при этом не очень доволен ценами на его услуги. При этом компания Baltic Oil Terminal готовится к тому, чтобы создать условия для перекачки тех же продуктов через Рижский порт и предполагает, что сможет предложить белорусам более выгодные цены. Что вы об этом думаете?

&x2014; Хочу отметить ключевые моменты относительно Вентспилсского нефтяного терминала. Vitol Group управляет одиннадцатью терминалами по всему миру, и понятно, что в наших интересах, чтобы все они были загружены работой. За последние два-три года мы многое сделали, чтобы терминал в Вентспилсе стал более конкурентоспособным: сократили издержки, повысили эффективность, улучшили стандарты охраны здоровья и безопасности. Потому что, как вы и говорите, всегда находится кто-то, планирующий построить или уже строящий новые терминалы в регионах, где мы работаем. И победителями остаются те, у кого самые низкие затраты и лучший сервис.

Я точно не знаю, что и кто в Латвии собирается делать с другими терминалами, но уверяю вас, что Ventspils nafta termināls будет делать все возможное для победы в конкурентной борьбе. У нас работают преуспевающие терминалы в Роттердаме, Амстердаме и многих других местах, так что мы знаем, как вести их к успеху. Прежде всего, конечно, нужна экономика масштабов, объемы, иначе издержки сразу начинают повышаться. Поэтому Вентс— пилсский терминал будет делать все, чтобы привлечь максимум как входящих, так и исходящих грузов.

Управу ищут в Брюсселе

Компания Vitol Group основана в 1966 году, ее штаб-квартиры расположены в Роттердаме (Нидерланды) и Женеве (Швейцария). Входит в первую тройку крупнейших торговцев энергоресурсами в мире. Осуществляет куплю и продажу таких продуктов, как бензин, дизель, мазут, авиационное топливо, керосин, цветные металлы, а также этанол и другие химикаты. Занимается она и поставками угля и сахара.

В 2009 году Vitol Group поставила своим клиентам 316 млн. тонн энергоресурсов (из них 110 млн. тонн пришлось на нефть-сырец). Оборот концерна в прошлом году составил 143 млрд. долларов. У компании четыре региональных центра и 24 дополнительных офиса по всему миру. Из 22 млн. баррелей бензина, который потреблялся на земле ежедневно в 2009 году, 1 млн. баррелей был поставлен Vitol Group.

Источник: официальный сайт компании

&x2014; Уже почти год длится неприятная история между Ventspils nafta и Латвийским пароходством. Насколько мы знаем, Vitol Group делает попытки разрешить ситуацию. Какова позиция концерна в этой связи?

&x2014; Она очень четкая. Мы крайне недовольны тем, как управляется Latvijas kuģniecība, как эта компания фактически уничтожается. По нашему мнению, пароходство путем зло— употреблений со стороны его руководства ведется к банкротству. Мы требовали провести собрание акционеров с 25 января этого года, что является вполне законной просьбой со стороны Ventspils nafta, которой принадлежит 49,9% долей LK. Это нормальная практика европейской страны, когда акционеры имеют возможность проводить собрания и проверять управление компанией. Пароходство последовательно отказывало нам в такой возможности, параллельно проводя такие сделки, которые, на наш взгляд, выглядят больше всего как распродажа активов компании, которая не несет никакой выгоды акционерам. Отмечу, что среди акционеров &x2014; государственное Латвийское агентство социального страхования, которому в LK принадлежит 10% долей. Руководство Latvijas kuģniecība продолжает уничтожать базу активов компании, проводя сделки, которые мы открыто называем мошенническими.

При этом мы не преуспели в получении поддержки от официальных инстанций Латвии. Когда Ventspils nafta не смогла по вине пароходства в срок опубликовать свой аудированный отчет, нам не оказали помощи, а наоборот &x2014; наказали. Поэтому мы вынуждены были воспользоваться положениями Латвийско-швейцарского соглашения, которое дает инвесторам в Латвии определенные права. Которые, на наш взгляд, грубо и последовательно нарушались рядом латвийских официальных учреждений. Поэтому мы начали официальный процесс против латвийского государства, где шесть месяцев отводится на консультации, возможность уладить все миром. У нас были беседы и с премьером, и с президентом Латвии. Мы подали иск на возмещение потерь активов и упущенной прибыли. Мы обратились также в Еврокомиссию, потому что, учитывая, сколько средств ЕС уже выделил стране по линии еврофондов и сколько еще готовится выделить, Латвия должна показать, как она работает с инвесторами. Поэтому мы подняли вопрос и в Брюсселе, и в Вашингтоне.

Также очень любопытно, что при пароходстве работает группа людей, которые сообща получают около 1,5 млн. латов в год, что превышает заработки совета директоров такой компании, как, например, европейская часть Shell. Это очень странно, учитывая, что пароходство не платит дивиденды никому из акционеров.

В итоге, я думаю, собрание акционеров, которое пройдет 17 декабря, будет проверкой того, является ли Латвия страной, где можно вести нормальный бизнес. Все, включая официальный Евросоюз, увидят, может ли инвестор здесь чувствовать себя уверенно. Ведь когда Vitol Group пришла в Латвию в 2006 году, нас всячески поддерживали и все, в том числе местное правительство, убеждали в правильности этого решения. Теперь же такое ощущение, что они делают все возможное, чтобы помешать нам нормально вести дела. У нас здесь нет никаких политических целей, только деловые. Частично они воплощаются. Мы довольны работой Ventspils nafta termināls, возлагаем большие надежды на использование нефтепровода, управляемого LatRosTrans. Но все, происходящее вокруг пароходства, пока было сплошным кошмаром. Включая абсурдную информацию, которую они распространяют о своих взаимоотношениях с Ventspils nafta.

&x2014; Кстати, по неофициальной информации, полученной нашей газетой, в необнародованном заключении аудиторской компании Ernst & Young по поводу работы пароходства в 2009 году содержится фраза "признаки криминальной деятельности". Очевидно, ваши подозрения с этим совпадают?

&x2014; Да. И мы от лица Ventspils nafta даже публиковали конкретные примеры сделок, которые кажутся нам противозаконными. Мы убеждены, что пароходство злонамеренно доводится до банкротства. Так что главное, что нас теперь волнует, сможет ли оно, когда-то бывшее одним из самых ценных латвийских предприятий, вообще выжить.

Даже в Нигерии проще работать

&x2014; Волнует ли Vitol Group то, что в связи с латвийскими компаниями, которые она контролирует, в последнее время появляется столько противоречивой и даже в каком-то смысле негативной информации?

&x2014; Нет, нас волнует лишь то, как работают сами компании. Vitol Group &x2014; один из крупнейших торговцев энергоресурсами в мире. В этом году наш бизнес по сравнению с 2009-м значительно вырастет. Сейчас, например, мы ведем переговоры о покупке компаний, принадлежащих Shell, в 19 разных странах Африки. Мы строим новые терминалы на Кипре и в Малайзии. Наш бизнес на терминалах в ближайшие три года вырастет на 50%. Банки, с которыми мы работаем, только что обновили нам доступ к кредитной линии в 5 млрд. долларов с улучшенными условиями по процентам. Нашими крупнейшими торговыми партнерами являются British Petroleum, Shell и ExxonMobil. Так что ситуация в Латвии не подрывает общее положение концерна. Однако она тормозит достижение максимально возможных результатов, мешает возвращению инвестиций. Латвийские владения Vitol Group, таким образом, являются самыми проблемными. Например, у нас есть терминал в Нигерии, где, казалось бы, вести дела должно быть трудно. Но там все в порядке. А на Латвии "висит" бренд "ЕС", однако мы как инвесторы не находим здесь должного качества бизнес-среды.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv