& Nr. 2 (4441)
от 4 января
2013 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Январь, 2013 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Сторонники евро слишком мало говорят о микроэкономике

тношение латвийского общества к переходу на евро во многом связано с печальным опытом прошлых лет и неготовностью ответственных должностных лиц откровенно говорить с людьми о плюсах и рисках, связанных с единой валютой. Но правильно выстроенный диалог может изменить взгляды населения, считает глава исследовательской компании Latvijas fakti Айгар Фрейманис.

 Беседовал Кирилл РЕЗНИК-МАРТОВ

Игра слишком высокого уровня

&x2014; Опросы показывают, что жители Латвии пока не готовы расстаться с латом. Как вы считаете, проблема кроется в недоверии к евро или в чем-то другом?

&x2014; Вопрос очень сложный и многоярусный. С одной стороны, у евро есть проблемы, и о них все знают: то Греция, то Италия, то Испания, то другие страны... И все это, конечно, влияет на общественное сознание. Второй момент &x2014; достаточно неясные и с трудом поддающиеся расшифровке высказывания европейских высокопоставленных чиновников, включая президента Еврокомиссии Жозе Мануэля Баррозу и председателя Европейского совета Хермана ван Ромпея. Причем эти высказывания идут непрерывным потоком. Вот утром смотрел новости &x2014; там ван Ромпей заявил, что особая позиция Великобритании может послужить причиной дальнейшей дез— интеграции Европейского союза. Подобные реплики не проходят мимо общественного сознания; конечно, они толкуются самым элементарным образом, и упомянутое предостережение в конечном счете воспринимается как угроза собственному кошельку.

Вместе с тем есть и положительные сигналы из тех же источников. Не знаю, насколько замеченным оказалось высказывание президента Эстонии Ильвеса о том, что вопрос евро для его страны &x2014; вопрос безопасности, за которую надо платить. То есть они считают, что их безопасность возросла после перехода на единую валюту. У нас же такой аргумент использовался крайне мало: из латвийских политиков на моей памяти к нему прибегал только министр сообщения Айвис Ронис.

Айгар Фрейманис родился в 1960 году. Высшее образование получил в Латвийском государственном университете на факультете истории и философии. В начале 1990-х руководил кафедрой социологии ЛУ. В 1991 возглавил Latvijas fakti и руководит ею по сей день.

Latvijas fakti является частным исследовательским институтом. Компания основана в 1990 году, а в 1998-м ее совладельцем стала эстонская Taloustutkimus Oy. Основное направление деятельности организации &x2014; рыночные и социологические исследования, опросы общественного мнения.

Но это все фоновые факторы &x2014; они влияют на ситуацию, но не являются определяющими. Если же смотреть, что происходит на месте, то здесь опять целый набор проблем. Во-первых, есть ощущение, что политическая элита, точнее, весь истеблишмент, включая Банк Латвии, ведет разговоры о переходе на евро как о чем-то состоявшемся, неизбежном: мол, лат уже является суррогатом евро и так далее. Аргументы же используются исключительно макроэкономического характера, которые не слишком резонируют с восприятием проблематики, существующей на бытовом уровне. А плюсов на микроуровне никто не видит. Ну да, нам говорят о сокращении расходов на конвертацию денег: отлично, но здесь выигрывают коммерсанты, а не простой обыватель. Заявляют еще: "Улучшится предпринимательский климат, ускорится приток инвестиций". Это все очень красивые вещи, но если к ним не добавляются потенциальные последствия на уровне микроэкономики, у людей возникает ощущение, что они стали свидетелями игры слишком высокого уровня, которая происходит очень далеко и к ним прямого отношения не имеет.

&x2014; Проблема в том, что ответственные за переход должностные лица и организации слишком давят на макроэкономику?

&x2014; Несомненно. То есть коммуникация строится так, что не затрагивает обывателя. Я не хочу сказать, что переход на евро должен стать теплым семейным мероприятием, но все-таки стоит подбирать понятные аргументы, если таковые есть. А они, несомненно, существуют: если переход на единую валюту выгоден государству в целом, можно найти доводы, почему он пойдет на пользу и каждому отдельно взятому гражданину. А без них и с тем давлением на общественное мнение, проявления которого мы видим, государство в нынешней ситуации оказывается как минимум недружелюбным по отношению к жителям.

Печальный опыт прошлых лет

&x2014; Люди чувствуют, что за них все уже решено, что является дополнительным источником раздражения...

&x2014; Именно. Политики часто повторяют фразу: мол, в 2003 году на референдуме о вступлении в ЕС мы автоматически проголосовали и за переход на евро. При том, что в заданном тогда гражданам вопросе евро вообще не упоминался. Поэтому аргумент по меньшей мере некорректен.

В восприятии темы вхождения в еврозону играет роль и жизненный опыт людей старше 30 лет: они пережили целый ряд политических решений, перед принятием которых представители власти обещали одно, на деле же получалось нечто совершенно иное. Собственно, со вступлением в Евросоюз именно так и вышло, и, думаю, это тоже заставляет людей с недоверием относиться к переходу на евро. Перед упомянутым референдумом евроскептики говорили: как только войдем в ЕС, нас ожидает мощная инфляция. В ответ многие должностные лица отвечали: такое просто невозможно, по всем нормативам Евросоюза инфляция не должна превышать 2% в год. Инна Штейнбука, которая на тот момент работала в Регуляторе общественных услуг, с такими заявлениями выступала неоднократно. Не знаю, была ли она убеждена в том, что говорила, или ей кто-то подсказывал, но факт остается фактом. Как и то, что сразу после вступления в ЕС сюда хлынули скандинавские деньги, которые разогрели пузырь недвижимости, и потребительские цены рванули вверх.

Быть может, те события зависели не от Евросоюза, а от местной политической элиты, но риски в любом случае надо было указывать. Думаю, этот опыт тоже играет свою роль в сегодняшнем восприятии евро, и вялые заявления &x2014; мол, инфляции с переходом на единую валюту не будет, а цены округлятся скорее вниз, чем вверх, &x2014; слишком напоминают сказочки: все их уже слышали и никто в них не верит. Возможно, аргумент насчет сдержанного роста цен не так часто используется еще и потому, что вовлеченные в процесс лица понимают: они не могут достаточно уверенно прогнозировать развитие событий.

&x2014; Играет ли свою роль приближение муниципальных выборов?

&x2014; Нет. Выборы важны для партий власти, которые должны разобраться между собой, кто из них главнее, а также для остатков партий олигархов &x2014; в первую очередь "народников": им необходимо выяснить, сохранили ли они влияние на уровне местных элит. Вот основная интрига грядущего голосования. С евро тут нет никакой связи.

Спуститесь с башни

&x2014; То есть все рассуждения о референдуме по поводу евро &x2014; просто политический пиар?

&x2014; Конечно, желание оседлать тематику скептицизма по отношению к ЕС у некоторых партий, несомненно, есть. Например, у части "Центра согласия", у "зеленых крестьян". Но где проблема? Естественно, кажется, что катить ком с горы очень легко. Вроде бы, 60% населения против евро &x2014; устроим референдум, наработаем капитал. Но все не так просто. На мой взгляд, скептическое отношение людей к евро политикам эксплуатировать будет очень сложно.

Проведу параллель. Начиная с 1990-х набралась масса исследований, показывающих, что большинство горит желанием видеть всенародно избираемого президента. Можно было использовать любую форму вопроса &x2014; результаты всегда оказывались впечатляющими: 65&x2013;70&x2013;80 процентов "за". Казалось бы, напиши соответствующий лозунг на своем знамени, и успех гарантирован. Но на практике... "Зеленые крестьяне" пытались выехать на этой идее, социал-демократы, другие политические силы. И ни у кого не получилось добиться успеха. Думаю, в вопросе с евро ситуация похожа. Своим отношением к единой валюте люди посылают политикам сигнал: "Объясните поточнее, спуститесь со своей башни из слоновой кости и расскажите, чего нам ждать. Не говорите о том, что в выигрыше окажутся банки, не рассказывайте нам о лате как о суррогате евро. Придите и скажите, что я получу и с какими рисками мне надо считаться".

И ведь были инфляционные скачки в странах, вводивших евро: в той же Греции проходил "день без евро", когда население не ходило в магазины. Все риски надо выговорить, чего политики делать не хотят. Можно сказать, что они таким образом проявляют высокий уровень безответственности. А если о рисках не говорить открыто, всегда найдется какой-то академик-сосед, который знает все лучше всех и разъяснит ситуацию в соответствии со своим пониманием. В результате в обществе укореняются мифы, усиливается предубеждение. Иными словами, пространство, которое можно было бы занять взвешенными сведениями, заполняется слухами. Тогда начинаются неконтролируемые информационные процессы, которые почти наверняка будут носить негативный характер, поскольку до сих пор все серьезные экономико-политические перемены в стране для какой-то части общества обязательно имели отрицательные последствия.

Политики пока не готовы говорить

&x2014; Но ведь в госаппарате работают люди, знающие толк в общественных отношениях. В конце концов можно нанять специалистов со стороны. Что мешает наладить диалог с народом?

&x2014; Если говорить о конкретной проблеме, то здесь пока присутствует ощущение, что все удастся решить безо всяких референдумов. Второй момент, который тоже где-то проскальзывал: что референдум если и состоится, все равно не будет иметь решающего значения и у него будет, скорее, консультационный статус. Мол, подписывая договор о вступлении в ЕС, мы автоматически согласились и на евро. Впрочем, даже в таком случае ответственным политикам не хочется, чтобы он состоялся. Об этом говорил и премьер-министр Валдис Домбровскис: если голосование все же окажется на повестке дня, вступление в еврозону замедлится и может быть отложено на неопределенное время.

В общем, во власти, по-моему, царит ощущение, что этого удастся избежать, пользуясь кулуарными методами, применение которых у нас достаточно развито. Но я не сомневаюсь, что какой-то коммуникационный выпад, безусловно, готовится. Судя по всему, мы станем его свидетелями достаточно скоро, поскольку, как известно, конкурсы на рекламные и пиар-кампании предусмотрены. Причем я уверен: при грамотно проведенной кампании, при изменении аргументации и спуске ее до какого-то понятного уровня с нынешнего макроэкономического (где аргументы, может быть, и правильны, но неинтересны) референдум &x2014; опять же, если до него дойдет &x2014; еврооптимисты могут выиграть.

У нас просто все откладывают на последний момент. Если помните вступление в ЕС, то ситуация складывалась подобным образом. Тогда тоже были опасения насчет референдума. Я сам в качестве исследователя присутствовал на совещаниях у тогдашнего президента Вайры Вике-Фрейберги и помню, как там все нервничали, хотя опросы показывали, что все не так ужасно: многое зависело от того, как выстраивать диалог. Думаю, сейчас у нас похожая ситуация, но не уверен, что политики вполне готовы общаться с людьми. Тогда напряжение побуждало ответственных лиц к какому-то творчеству на заданную тему, сейчас же я этого не вижу. Но посмотрим, что будет происходить начиная с января.

Фокус на обывателя

&x2014; Если бы все зависело от вас, видите ли вы какие-то аргументы, которые могли бы сработать?

&x2014; В первую очередь для значительной части общества (не только латышской!) важны безопасность и независимость страны &x2014; финансовая, банковская, национальная как таковая. Эта тема играет, но ее надо правильно одеть. Тут нужен какой-то действительно авторитетный политик, который мог бы ее убедительно развить. Этот аргумент нужно помещать гораздо выше в иерархии, чем, скажем, выигрыш банковского сектора. Второй момент: как я уже говорил, нужно отметить, какие плюсы от реформы ждут каждую отдельную семью. Тут можно вспомнить и упомянутое улучшение инвестиционного климата, и предполагаемое увеличение числа рабочих мест, но делать это надо, фокусируясь на обывателе.

&x2014; У нас есть успешные предприниматели, которые очень оптимистично настроены по отношению к евро. Может быть, общество с большим доверием выслушает их, чем политиков?

&x2014; Трудно ответить однозначно. Думаю, что отношение людей к обеим группам достаточно дистанцированное, хотя и по разным причинам. Есть предприниматели, которые по роду своей деятельности хорошо раскручены в обществе, но в вопросе евро не слишком убедительны. Есть те, кто мог бы стать авторитетным источником: они много экспортируют, платят хорошие зарплаты работникам... Но у таких, как правило, отсутствуют навыки пиара, они не очень умеют здорово себя подать. Хотя какое-то взаимодействие в коммуникационных проектах с ними может быть вполне полезным.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv