& Nr. 98 (4537)
от 3 июля
2013 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Июль, 2013 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Александр Барташевич: "Все решается в регионах"

ет за пять безработица в Резекне может сократиться почти вдвое, заявил в интервью только что переизбранный мэр города Александр Барташевич. По его словам, в столицу Латгалии готовы инвестировать многие иностранные компании, но принять их всех мешает нехватка свободной земли. И тут на помощь должно прийти правительство, которое до недавнего времени в основном мешало развиваться, считает градоначальник.

 Кирилл РЕЗНИК-МАРТОВ

Заводы ушли, люди остались

&x2014; Вы руководите самоуправлением с самым высоким процентом безработицы среди крупных городов. Как Резекне дошел до жизни такой?

&x2014; Конечно, в том, что у нас уровень безработицы под 19%, нет ничего хорошего. Как сложилось нынешнее положение? К началу 1990-х Резекне был индустриальным городом с населением порядка 43 тысяч человек. В советское время он развивался самыми стремительными темпами, поскольку с 1960-х и до конца 1980-х годов здесь строились промышленные предприятия. Было создано очень много рабочих мест. Люди приезжали со всего Советского Союза, потому что все время требовались инженеры и другие квалифицированные кадры. А в 1990-е процесс пошел в обратном направлении, но с гораздо большей скоростью. Все крупные промышленные предприятия стали закрываться: они входили в общую систему разделения труда Советского Союза, и, естественно, когда она развалилась, на большей части производств был поставлен крест. Хотя были и такие, которые могли бы продолжать свою деятельность, например, молочно-консервный комбинат.

За несколько лет практически все производства оказались приватизированы, но большинство новых владельцев не знали, что делать со свалившимися на них активами. Ну как? Тут вот завод лежит, дешево можно взять &x2014; почему бы этого не сделать? И если в начале того периода отдельные предприятия еще оставались на плаву, то со временем те же самые частные владельцы поняли: им в краткосрочной перспективе выгоднее не производить, а по-быстрому продать прибранное к рукам хозяйство.

Александр Барташевич родился в Резекне в 1965 году. В 1990-м окончил РТУ по специальности инженер-строитель. В начале 1990-х работал по специальности, затем стал заместителем директора ООО Latgalija и какое-то время, по данным LETA, был его совладельцем. Вскоре начал политическую деятельность: в 1993 году был избран в 5-й Сейм по списку "Равноправия" и продолжал карьеру депутата парламента до 8-го Сейма включительно. В 2009 году возглавил самоуправление Резекне, в июне 2013-го был переизбран на должность мэра.

А население-то никуда не уехало. В какой-то момент мы дошли до точки, когда все крупные компании, включая Rebir, прекратили физическую деятельность на территории Резекне. Естественно, отпала потребность в таком числе рук, и вот результат, который, конечно, только усугубился с кризисом 2009 года. А руководство городом я принял, когда безработица уже была около 20%.

Хотя официальные данные по ней не вполне точны. Многие люди на самом деле имеют работу &x2014; например, в сфере торговли, но они официально свой труд нигде не регистрируют и налоги не платят. Такой подход, наверное, характерен для всей страны, но тут Резекне явно выделяется. Причем те же люди часто обращаются к самоуправлению за социальной поддержкой, даже если объективно в ней нет необходимости: если возможность есть, почему бы не взять? Но мы научились их отсеивать.

Мест нет

&x2014; Тем не менее маловероятно, что, отсеивая их, можно в разы улучшить статистику занятости. У вас есть план, как расшевелить городскую экономику?

&x2014; Разумеется, есть, поэтому нынешнюю ситуацию я бы не воспринимал как трагедию. Если описывать стоящие перед нами задачи очень коротко, то, с одной стороны, нам необходимо стимулировать инвестиции в город, а с другой &x2014; увеличить привлекательность Резекне для самих жителей. Вторая пока решается быстрее первой. Последние четыре года прошли очень плодотворно: с помощью еврофондов в хозяйство вложено около 50 млн. латов. Улучшили инфраструктуру, построили новые культурные объекты. И сейчас, можно сказать, произошли перемены в восприятии города самими жителями: они уже видят в нем не какую-то дыру, а вполне приятное место обитания.

Но в основе всего, конечно, экономика и реальные рабочие места с нормальной зарплатой. В принципе, они и сейчас возникают. Приходят инвесторы и с востока, и с запада, и мы, конечно, делаем все, чтобы они оставались в Резекне. В частности, для этого был изменен статус организации, управляющей нашей специальной экономической зоной (СЭЗ): из АО оно превратилось в учреждение городского и краевого самоуправлений. Вроде бы, чисто административная реформа, но она позволила прекратить споры внутри структуры и сосредоточиться на главном &x2014; на привлечении компаний. Результат уже виден: в 2009-м в СЭЗ было прописано всего семь компаний, а сегодня их уже 14.

Тех, кто интересуется возможностью обосноваться у нас, еще больше. Но тут мы упираемся в большую проблему. Промышленная зона, которая уже имеет развитую инфраструктуру, была приватизирована частными лицами, и эти владельцы, как показывает время, не заинтересованы в ее развитии. Им проще ждать, когда приедет рыцарь на белом коне и отвалит им огромные деньги, и тогда они, ничего не вкладывая, получат хорошие дивиденды. С годами ситуация не меняется. Хотя компаний, готовых обосноваться в Резекне, много, самоуправлению почти нечего им предложить в плане свободных территорий: практически все участки, находившиеся у города, розданы предприятиям, а частные владельцы не хотят расставаться с землей за разумные деньги. И это выглядит ужасно: стоят заброшенные промышленные здания, создавая атмосферу безнадеги.

Наш план &x2014; выкупать такие земли, за европейские деньги приводить их в порядок (там же деградирующие участки со старыми корпусами, которые надо сносить), модернизировать имеющиеся коммуникации, подводить новые, а в дальнейшем передавать в аренду предпринимателям с гарантиями: если там будут инвестиции, город приложит все усилия, чтобы сделать их жизнь максимально комфортной. Таким образом (мы примерно посчитали по потенциально доступным площадям) можно стимулировать создание примерно 2 000 вакансий. Оценка, конечно, очень приблизительная &x2014; она делалась исходя из того, сколько в среднем на гектар приходится рабочих мест у компаний, которые уже инвестирочвали в Резекне.

Дайте больше инструментов

&x2014; А как город может сделать жизнь инвесторов комфортной? У вас ведь не так уж много инструментов.

&x2014; Нам на руку наличие СЭЗ: там есть скидки по налогу на недвижимость, к которому свои может добавить и самоуправление, льготы по подоходному налогу с предприятий. Конечно, было бы здорово, если бы правительство наделило местные власти дополнительными рычагами. Например, подоходный налог с населения: почему бы не отделить какую-то часть его ставки и не передать ее самоуправлениям, чтобы те в пределах некоего коридора могли давать льготы предприятиям &x2014; например, работающим в сфере промышленности? Ну и, конечно, самоуправление готово предоставить всю необходимую юридическую и административную поддержку.

Но в случае с Резекне, как я уже говорил, проблема не в том, что город никому не интересен. Наоборот. Но компаниям требуется место. И тут нам необходима помощь правительства &x2014; сами не справимся. Мы уже сейчас практикуем выкуп промышленных территорий за деньги городского бюджета, но это не совсем корректно с точки зрения закона, поэтому для заключения подобных сделок всякий раз приходится выкручиваться. Хотя зачем выкручиваться, когда можно прописать: самоуправление имеет право приобретать деградирующие территории для дальнейшего развития промышленности на них? То есть нам в данном случае требуется законотворческая поддержка.

Мы ни в коем случае не хотим покушаться на право частной собственности. Но если земля бывшего завода годами стоит без дела, если владелец не хочет или не может привести ее в порядок, а город задыхается от нехватки территорий, то было бы разумно дать самоуправлению право выкупать такие наделы в облегченном режиме. По нормальной рыночной цене, но не выплачивая владельцу какую-то огромную сверхприбыль.

&x2014; Но ведь с нынешнего года вы имеете право применять повышенный налог на недвижимость к запущенным территориям...

&x2014; Да, теоретически это должно стать стимулом для более рационального использования собственности. Но, как видим, он недостаточно силен, чтобы заставить владельцев шевелиться.

У самоуправлений не спросили

&x2014; Чувствуете ли вы заинтересованность правительства в развитии вашего города?

&x2014; До последнего времени центральная власть нисколько не помогала. Даже порой просто мешала. Многие заводы работали на связях с Россией, а на уровне государства к этой стране отношение в основном было, мягко говоря, прохладным. И даже если самоуправление демонстрирует желание сотрудничать с теми же российскими предпринимателями, верховная власть может все усилия свести на нет одним движением. И в этом один из корней проблем Резекне. Сейчас наибольший интерес к инвестициям в город проявляют именно россияне. Совсем недавно, например, мы вели переговоры с одной текстильной компанией. Первый раунд прошел очень удачно, и вполне возможно, что итог будет положительным.

&x2014; Но вот ведь в прошлом году запустили план спасения Латгалии. Вы чувствуете какой-то эффект от него?

&x2014; На самом деле он есть. Благодаря плану у нас появилось дополнительное финансирование, которое город вложил в развитие промышленных зон &x2014; в частности, в реконструкцию улиц, улучшив таким образом досягаемость производственных территорий. И с этой точки зрения план стал большим подспорьем. Конечно, не все самоуправления в Латгалии способны освоить доступные деньги, но это уже другой вопрос. На жизненно важные для Резекне мероприятия &x2014; выкуп земли или снос старых зданий на тех немногих участках, что находятся в распоряжении города, &x2014; средства в рамках программы доступны не были.

Мы очень сейчас бьемся за то, чтобы в следующем периоде планирования появилась возможность использовать для упомянутых целей средства еврофондов. В нынешнем главной проблемой стал подход к их распределению. Цели определялись министерствами, а те ведь практически не спрашивали у самоуправлений: для чего вам деньги нужнее всего? Что даст наибольшую отдачу? Можно сказать, нужды местных властей полностью игнорировались. По имеющейся информации, в новом периоде планирования ожидается увеличение доли социальных проектов. Но у нас до сих пор в социальных программах деньги использовались ужасно неэффективно. Взять то же обучение безработных: человеку дают какие-то специальности, платят ему стипендию, а он по этим специальностям не работает. И таких примеров сколько хочешь. Ассоциация больших городов &x2014; и я очень поддерживаю ее точку зрения &x2014; призывает в вопросе распределения еврофондов перейти от отраслевого принципа к территориальному. Чтобы не было так: мне нужно отремонтировать дорогу, а из фондов ЕС я могу получить только на строительство Дома культуры.

Синдром отсутствия интереса

&x2014; А вы пытались донести эту позицию до представителей правительства?

&x2014; Да уже говорено-переговорено! К сожалению, реакции нет. Точнее, непосредственно во время беседы какие-то проблески сознания пробиваются, но проходит время, и все возвращается на круги своя: программы, которые мы хвалим больше всего, у министерств находят меньше всего поддержки. Обидно.

Для больших городов, конечно, беда заключается в том, что партии, которые стоят в их руководстве, не входят в правительство. А если такого представительства нет, к мнению можно не прислушиваться. Работающие в центральной власти политические силы не видят решения проблем на местах в круге своих обязанностей. В последние годы государственный бюджет подтягивался в первую очередь за счет местных бюджетов, хотя базой страны являются именно самоуправления: все проблемы решаются на местах. Из-за такой вот забывчивости возникли ножницы &x2014; у нас отнимают деньги на решение социальных вопросов, но требуют от нас же проводить более плотную социальную политику. За счет чего? За счет других проектов, в том числе тех, которые в перспективе могли дать куда большую отдачу для экономики. Все это похоже на политику уничтожения само-управлений. То есть никто специально нас задавить не хочет, просто мы видим тотальную незаинтересованность правительства в том, что происходит внизу.

&x2014; Но, несмотря на такую дисгармонию, вы ведь вполне нормально осваиваете средства ЕС. Есть ли поводы для жалоб?

&x2014; Конечно, осваиваем, но могли бы делать это гораздо более эффективно. Однако из-за отсутствия налаженного диалога все происходит с большим трудом, а результат получается куда скромнее, чем мог бы быть. Понимаете, доступные программы или есть, и тогда мы в них участвуем, или их нет. Для нас приоритет &x2014; создание рабочих мест, для чего необходима сильная промышленная инфраструктура.

Какие-то города &x2014; Вентспилс, например, &x2014; могут позволить себе развитие за счет собственных ресурсов. К сожалению, это не наш случай. У нас единственный существенный источник развития &x2014; европейские фонды. Нам нужно инвестировать в индустриальные зоны, а нам говорят: не-е-ет, вкладывайтесь в социальные мероприятия, организовывайте курсы для безработных! Но поступать так &x2014; значит просто реагировать на последствия, а нам хочется опережать. В то же время власти на местах практически исключены из круга субъектов, которые имеют право претендовать на европейские деньги для стимулирования производства на своих территориях.

Уехавшие хотят домой

&x2014; Как в таком случае вы оцениваете написанную Министерством экономики Индустриальную политику с ее планами по развитию индустриальных зон в регионах?

&x2014; Проблема этого плана в том, что индустриальные зоны в нем, насколько я понимаю, определены достаточно узко. Условно говоря, государство готово профинансировать строительство новых ангаров, но Резекне-то еще сидит на руинах старых заводов, и с ними надо что-то делать. Ведь если не привести в порядок эти территории, то невозможен и второй шаг &x2014; дальнейшее их развитие. А план как бы предлагает начать со второго. Конечно, я очень хочу ошибиться в данном случае... Если же нет, то для Резекне предусмотренные в плане деньги просто потеряны: мы их физически не сможем освоить, и проблема останется нерешенной.

К тому же я опасаюсь, что новый план будет реализоваться по-старому, то есть с очень сложными и долгими административными процедурами, которые сами по себе часто отпугивают предпринимателей. Другое дело, если в процесс окажутся вовлечены самоуправления: когда у тех в портфеле есть соответствующие готовые проекты, их можно запустить очень быстро.

&x2014; Но если у вас проблемы с доступом к землям в центральной части города, почему бы не вложиться в территории вокруг Резекне?

&x2014; Создание индустриальных зон с нуля потребует сумасшедших денег. Да и не очень правильно это, когда у тебя под боком в принципе уже есть земля с подведенными коммуникациями. Мы, конечно, вылавливаем такие участки на банковских аукционах &x2014; их ведь тоже закладывали, но это все долго и трудно прогнозируемо.

&x2014; Но, допустим, все ваши планы удастся реализовать. Сколько времени потребуется, чтобы ваши нынешние 18,8% безработицы сократились, скажем, до 10%? И даже если к вам сейчас набегут инвесторы, найдут ли они в Резекне достаточно подходящих кадров?

&x2014; Как показывает практика, если у человека инженерное образование, его достаточно легко переучить, подтянуть к необходимому уровню. Главное &x2014; чтобы была нормальная база знаний. Такие люди у нас есть, как и специалисты уровнем пониже, но с опытом работы на реальном производстве. Да, многие подрастеряли навыки, но эта проблема решаема. Во-первых, компании сами обучают свои кадры. Во-вторых, мы готовы выстраивать систему образования с ориентацией на предпринимателя. То есть он приходит, а у нас уже готова схема: открываем курсы и обучаем тех, кто ему нужен.

По большому счету для многих позиций высшее образование, может, и желательно, но не необходимо; на большей части производственных операций не требуется каких-то очень сложных навыков. Если же компаниям понадобятся совсем эксклюзивные специалисты, скорее всего, они их привезут с собой. Хотя и образование в Резекненской высшей школе тоже можно подстроить под нужды конкретных предприятий. Не стоит забывать и о "холодном резерве" &x2014; об уехавших: если в городе начнут появляться вакансии, то часть жителей может вернуться на родину. Я знаю многих резекненцев, которые, видя, как изменился город, хотят вернуться &x2014; было бы где работать.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv