& Nr. 99 (4706)
от 18 августа
2014 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Август, 2014  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Эхо санкций: инвесторы уже не скупают «пищевку», размер потерь превысит прогнозы...

laquo;Инвесторы, которые хотели купить предприятия балтийского пищепрома, сейчас поставили этот процесс на паузу», — сообщил z партнер финансовой компании Porta Finance Микус Январс. Дело не только в том, что покупатели хотят понять реальное влияние санкций — прямые потери в обороте уже очевидны. Однако потери в прибыли будут сильней: Россия для балтийской «пищевки» традиционно была наиболее маржинальным рынком, а под удар попадут даже те, кто в Россию не экспортировал вовсе.

 Сергей Павлов

Правительство оценило потери

Пока в Латвии мучаются вопросом, куда деть молочные продукты, в Санкт-Петербурге задумались, где их взять.

На прошлой неделе премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма озвучила сумму ущерба латвийского пищепрома от российского эмбарго &x2014; 55 млн. евро. Страуюма уточнила, что больше половины этой суммы придется на молочную отрасль, которая потеряет рынок сбыта.

Однако ряд фактов говорит о том, что потери могут оказаться больше. Вот один из них: о грядущем падении оборота и прибыли уже говорят и те отраслевики, которые на Россию в последние годы не работали вовсе. Причина &x2014; эффект «общего котла», в котором варятся балтийские производители. Литовские потери от санкций оцениваются в 350 млн. евро, и они косвенно скажутся в том числе на латвийском бизнесе.

По свинине ударят через Литву

(нажмите на картинку, чтобы открыть ее целиком в новом окне)

Латвийские свинофермы &x2014; пример отрасли, которая не продает свою продукцию (живых свиней) в Россию еще с марта 2012 года. На первый взгляд, нет экспорта &x2014; нет ущерба от санкций. Однако представители бизнеса уже подсчитали, что оборот в этом году может упасть на 15&x2013;20%, а в плане прибыльности &x2014; и вовсе вопрос, удастся ли отработать в плюс.  

Экспортеры подешевели на 8&x2013;12%

О том, как падали в цене акции предприятий балтийского пищепрома на бирже, рассказал Андрей Мартынов, член правления Finasta.

&x2014; По поводу возможных санкций рынки были настроены осторожно уже с начала июля. Объявление санкций привело к снижению рынка в целом, и в особенности тех компаний, которые были связаны с производством продуктов питания и их продажей в России. Но «за компанию» дешевели и предприятия, под санкции не попавшие, но сильно зависимые от экспорта в Россию. Например, акции Grindeks с июля подешевели на 6,1%, Olainfarm &x2014; на 8,5%.

Сильнее всего упали в цене компании молочной промышленности Литвы. Например, Pieno žvaigždes &x2014; крупный молочный комбинат с годовым оборотом около 220 млн. евро &x2014; подешевел на 12,5%. На рынок России приходилось около 30&x2013;35% от оборота предприятия, теперь руководство готовится к худшему сценарию и пытается переориентировать торговые потоки. На 12,8% упали акции другого крупного отраслевика Литвы с более чем 100-миллионным годовым оборотом &x2014;Vilkyškiu pienine. На рынок России приходилось порядка 20&x2013;25% от оборота компании.

Понятно, что в данном моменте инвесторы не обладают полной объективной информацией о будущем, только прогнозами и ощущениями экспортеров. Реальные финансовые последствия мы увидим только по результатам третьего квартала, которые будут опубликованы в конце ноября. Оценить будущие потери сейчас сложно. Но рынки, конечно, заранее корректируются. Сильнее пострадали те эмитенты, у кого доля продаж в России была большей, чем у других. Кроме того, под распродажу попали и компании, которые с Россией вообще никак не связаны &x2014; просто на общем негативном фоне.

Сейчас речь идет о том, чтобы замещать российский рынок какими-то другими странами. Теоретически латвийским производителям можно пытаться больше экспортировать в Литву, а литовским &x2014; в Латвию и Эстонию. Но тут все равно будет актуален эффект «общего котла», балтийским производителям придется сильно толкаться локтями и, видимо, жестко конкурировать ценой.

Пока рано судить, соответствует ли падение акций до 12% будущим потерям предприятий. На неликвидном рынке инвесторам трудно продать серьезные объемы акций. Видимо, многие ждут, когда эмитенты отчитаются и будет видна конкретная картина потерь. Рынок в ближайшем будущем будет волатилен, особенно с учетом низкой ликвидности. Это хорошее время для спекуляций на небольших объемах.

Даже в пищепроме, затронутом санкциями, ситуация на разных предприятиях заметно отличается. Есть компании, которые из-за санкций теряют до 30% от оборота, а кто-то &x2014; всего полтора процента, как Linas Agro Group. Кроме того, есть нюансы по продукции и срокам хранения. Например, производитель твердых сыров Žemaitijos pienas, у которого на страны СНГ приходится 15&x2013;20% продаж: чем дольше хранится твердый сыр, тем дороже он становится. И если сейчас эту часть российского экспорта просто положить на полку в хранилище &x2014; через год она будет стоить дороже. Так что стоит смотреть детально, кто чем торгует и как это влияет.

Инвесторы берут тайм-аут

Партнер инвестбанка Porta Finance Микус Январс &x2014; о последних тенденциях на рынке слияний и поглощений.

&x2014; До применения Россией санкций мы готовили несколько сделок по приобретению балтийских предприятий пищевой промышленности. Был интерес и со стороны местных балтийских отраслевиков, которые интересовались консолидацией активов, и от зарубежных инвесторов. Но теперь тот интерес «поставлен на паузу». И это можно понять. Сперва инвесторы хотят выяснить, какими будут последствия от санкций в долгосрочной перспективе. И будут ли новые санкции.

Все это очень сильно повлияло на рынок корпоративных слияний и поглощений в Балтии. Причем это коснулось не только предприятий пищевой промышленности, которая уже попала под санкции, но и в принципе всех предприятий, которые что-то продают в Россию.

В ближайшем будущем бизнесу предстоит найти точку нового равновесия, которое может быть относительно благополучным или плохим: для кого-то изменения могут быть очень сильными, для других &x2014; небольшими. Поэтому инвесторы хотят понять, как это повлияет на финансовые показатели конкретных компаний. Но это вопрос того, каким будет краткосрочный эффект. Будет и долгосрочный: наличие экспорта в Россию впредь будет оцениваться как серьезный фактор риска.

Такое мнение насчет зависимости бизнеса от рынка России было уже давно, и эксперты не раз говорили: Россия &x2014; интересный, растущий рынок, с большими возможностями, но и со своими политическими рисками. Но до сих пор эти риски за редкими исключениями не «выстреливали». А теперь они материализовались в виде упущенной прибыли, падения продаж и так далее. И в будущем инвесторы станут более осторожно смотреть на те компании, которые активно ведут бизнес на российском рынке.

Причина &x2014; тесные торговые взаимосвязи с Литвой: многие латвийские свинофермы после 2012 года переориентировали туда свой экспорт живых свиней, который порой занимает до половины от оборота отдельных предприятий. В свою очередь литовские переработчики &x2014; мясокомбинаты &x2014; были традиционно сильны на российском рынке. По данным федеральной таможенной службы РФ, в 2013 году Литва была одним из крупнейших поставщиков колбасных изделий &x2014; на нее приходилось около 20% российского импорта этих товаров.

Лишившись российского рынка, литовцы уже вынуждены сокращать объемы производства колбас, а значит, и закупок живых свиней, в том числе в Латвии. Соответственно, у нас тоже ощутимо снижаются закупочные цены.

Как балтийский бизнес будет пытаться восполнить «выпавший» российский рынок за счет третьих стран &x2014; вопрос пока открытый. Но что на рынках Балтии дело дойдет до жесткой ценовой конкуренции, а временами и демпинга &x2014; в этом уверено большинство экспертов.

Первый пример уже известен. Латвийский лидер молочной промышленности &x2014; холдинг Food Union &x2014; с этой недели снижает отпускные цены на свою продукцию на десятки процентов (максимум &x2014; на 30%).

Россия маржинальная

Проблема неясности с последствиями санкций для латвийского пищепрома &x2014; и в том, что пока нельзя предсказать, на каком ценовом уровне установится новое рыночное равновесие. Вот лишь один из примеров &x2014; из сферы молочных ферм: как поясняет экс-министр финансов, а ныне владелец крупной фермы Delles Гундар Берзиньш, снижение спроса комбинатов на молоко на 10% вовсе не означает снижения закупочных цен на те же 10%. Падение цен обычно оказывается сильнее, чем снижение спроса, &x2014; корреляция нелинейна. А с учетом того, что латвийские фермеры традиционно продавали часть молока литовским переработчикам, которые были очень сильны в России (см. справку), тамошнее падение спроса затронет и латвийский рынок. В какой степени &x2014; это будет зависеть от того, насколько успешно и быстро балтийским отраслевикам удастся заместить утраченную из-за России часть продаж. Но тут есть проблема.

Не секрет, что российский рынок для многих латвийских экспортеров был самым маржинальным из всех. Пример &x2014; латвийские производители шпрот: по словам главы ассоциации рыбопереработчиков Дидзиса Шмитса, если по обороту рынок России съедал порядка 70% от объемов отраслевого производства, то по прибыльности &x2014; обеспечивал 90%. Объяснение простое: именно российский потребитель традиционно готов платить за латвийский продукт хорошую цену, в сравнении с рынками третьих стран, куда шпроты в массовом порядке и задорого не продашь. И это касается не только шпрот.

Впрочем, в первой версии санкционного списка РФ производители консервированной рыбы не значатся. С другой стороны, Российское федеральное агентство по рыболовству в пятницу предложило министру сельского хозяйства РФ дополнить санкции запретом на рыбные консервы и переработанную рыбную продукцию. Реакции на предложение пока нет.

&x2014; Именно российский рынок для наших пищевиков традиционно был очень «маржинальным», на нем за балтийские продукты всегда были готовы платить дороже, и производители получали на нем больше прибыли, &x2014; говорит член правления Finasta Андрей Мартынов. &x2014; Поэтому возможны ситуации, когда компания, потеряв от закрытия рынка России 30% от оборота, в прибыли потеряет 50%. А если в итоге удается эти 30% от оборота продать в третьи страны &x2014; заработать, скорее всего, получится значительно меньше, чем платили российские партнеры. В той же Балтии сейчас сильна ценовая конкуренция. Так что Россия действительно больно ударила по нашим производителям.

Труднее тем, кто в долгах

Как во время кризиса сильнее всего пострадали жители, ранее взявшие на себя финансовые обязательства по ипотеке, так и сейчас финансисты с опасением смотрят на те предприятия пищепрома, у которых крупные кредитные обязательства.

&x2014; Пока руководство молочных комбинатов, котирующихся на литовской бирже, делает относительно оптимистичные заявления: да, прибыль, скорее всего, упадет, но эти трудности они переживут. Но есть ряд молочников, у которых довольно большие кредитные обязательства перед банками. На мой взгляд, наличие или отсутствие закредитованности &x2014; это сейчас один из важных аспектов, на который нужно обращать внимание финансовым инвесторам, которые планируют покупать акции. Сейчас стоит больше смотреть на те компании, которые работают без кредитов или с минимальными заемными средствами. Потому что если прибыль резко падает, у бизнеса могут быть проблемы с обслуживанием долгов.

Банкиры успокаивают

В контексте нынешних российских санкций массовых увольнений работников не будет, потому что их влияние на экономику в целом ограниченное, считает старший экономист Swedbank Лия Страшун. По ее мнению, в Латвии количество ищущих работу будет по-прежнему постепенно сокращаться и составит в этом году менее 11%.

По данным Центрального статистического управления, рост занятости в Латвии практически остановился. Быстрее всего росло количество занятых в строительстве, отрасли транспорта и хранения, обслуживания туристов и общественного питания, ИТ и телекоммуникаций. Спад занятости отмечен в обрабатывающей промышленности, сельском хозяйстве, торговле, госуправлении и образовании.

По мнению Страшун, количество ищущих работу снижается потому, что люди продолжают уезжать за границу, за счет чего уменьшается количество трудоспособных. В ближайшее время, на фоне неопределенности и осторожности предпринимателей из-за российских санкций, прироста занятости в Латвии ждать не следует, считает эксперт.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
Актуальная тема (просмотреть материалы рубрики: все | открытые)
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv