& Nr. 100 (4707)
от 19 августа
2014 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Август, 2014  
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Следом за Сусаниным, или Сюр костромской

острома входит во все классические маршруты Золотого кольца, включая тот, которым в 1960-х проехал придумавший бренд искусствовед Юрий Бычков. Однако здешний городской центр запоминается регулярной планировкой екатерининских времен и классицистским ансамблем дней Александровых, а не допетровскими маковками и луковками, которых ждешь от Кольца.

 Алексей Евдокимов

Обезглавленный город


Про Ивана Сусанина любой школьник знает гораздо больше ученых.

В Костроме есть гауптвахта и пожарная каланча с античными портиками, но нет почти обязательного для древнего и значимого города Центральной России кремля. Когда-то он был, и славился, и определял городской облик — но теперь на его месте парк культуры и отдыха.

Леонид Парфенов в своем недавнем фильме про Прокудина-Горского, автора «фотопортрета» дореволюционной России, снял на цифровую камеру те же места, что его герой снимал на цветные пластины столетием раньше. Оказалось, что общего у двух стран — примерно как у окаменевших мослов из пустыни Гоби с красочно-устрашающим ящером из детской книжки. В исторических городах Германии постоянно задаешься вопросом: о чем видимое тобой свидетельствует ярче — о немецкой старине или о немецком XX веке? В России такой вопрос еще актуальней: для здешнего архитектурного ландшафта советские десятилетия оказались более опустошительными, чем для германского — последние годы войны. Костромичи создали сайт «Прогулка по Костроме, которой нет»: там в списке уничтоженных церквей даже без учета кремлевских — два с половиной десятка названий. И это, повторюсь, то самое Золотое кольцо, которое и для интуристов, и для россиян означает концентрированный, хрестоматийный до оскомины, сусальный образ старой Руси.

Что до костромского кремля, то на его территории в 1930-е были беспощадно сравнены с землей все без исключения культовые сооружения — включая главную городскую архитектурную гордость, златоглавый Успенский собор, и главную городскую высотную доминанту, 64-метровую колокольню. Если сравнивать дореволюционные и современные фотографии левого берега Волги, возникает ощущение обезглавленного города: там, где раньше естественным продолжением кремлевского холма росли луковки, маковки, ярусы колокольни, теперь — только ровный ряд древесных крон, над которым машет рукой на диво развязный Ленин.

Экскурс в великую историю


Костромской Ленин — на диво развязный.

Высоченный памятник Ильичу, впрочем, — тоже важная костромская достопримечательность. И недаром. Где еще увидишь вождя мирового пролетариата в такой хамоватой позе (пузо вперед, левая рука в кармане, правая словно отвешивает кому-то оплеуху) и на таком постаменте — башенном, стилизованном, с некими древнерусскими храмовыми пряслами и прочим опиумом для народа? Постамент, как выясняется, был по-большевистски реквизирован — в 1913-м на этом месте заложили грандиозный по размерам и безвкусию монумент в честь 300-летия дома Романовых.

При закладке лично присутствовал государь Николай Александрович, состоялся военный парад. Памятник планировался 36-метровой (почти с Милду) башней с двуглавым орлом на вершине, с тремя десятками бронзовых фигур: Иван Сусанин отдает жизнь за царя, Александр-освободитель держит Манифест, действующий глава с наследником Алексеем склонились над картой России. Сложно не увидеть в этом проекте отсылки к похожему памятнику (многофигурность, исторический экскурс), открытому за полвека до того в другом российском кремле, новгородском. В 1862 году в Новгороде, где княжил Рюрик, таким образом отметили 1000-летие российской государственности; в 1913-м в Костроме, где провозгласили избрание на царство Михаила Романова, праздновали достижение этой государственностью своего апогея.

Официальная идеология утверждала, что при Романовых Россия встала с колен и заставила весь мир с собой считаться — с чем, конечно, трудно спорить, сравнив Московию 1613 года с империей 1913-го. Масштаб празднеств соответствовал достигнутым успехам — совсем как сто лет спустя в Сочи, где тоже имел место краткий экскурс в великую историю. Кто век назад мог предположить, что пройдет всего пять лет — и действующего главу с наследником изрешетят в уральском подвале, а недостроенный костромской монумент постановят приспособить к празднованию первой годовщины революции? Бронзовые изваяния царей, которые к 1917-му не успели установить на место, пролежали в Костроме в ящиках вплоть до смерти Ленина — в 1924–1925-м их отправили на переплавку, а на постаменте еще спустя несколько лет воздвигся покончивший с Романовыми и с их империей Ильич (сначала бетонный).

Причудливая судьба символов


Ипатьевский монастырь в Костроме.

Впрочем, кощунственность этого замещения не делает его менее закономерным. Слишком уж очевидна преемственность романовской и советской империй, в том числе в стилистике монументальной пропаганды. Неподалеку от костромского Ленина, в начале улицы Молочная гора стоит еще один видный издалека городской памятник: Ивану Сусанину. Открытый в 1967-м, он стал для Костромы уже вторым — первый находился почти тут же, в центре главной городской площади, Сусанинской (с 1918-го по 1992-й — Революции). «Патриот земли русской» (так значится на пьедестале) советского образца гордо возвышается над Волгой, прежний «спаситель веры и царства» стоял на коленях под колонной, увенчанной бюстом Михаила Романова. Снесенный после революции монумент решили было восстановить к 400-летию воцарения Романовых, отмечавшемуся в прошлом году. Не сложилось, но намерение символичное.

В России, где со сменой режимов менялась идеология, но не ее гипертрофированная роль, судьба символов причудлива. История образа костромского крестьянина Ивана Сусанина, запечатленного на пафосных монументах и в мириадах анекдотов, сама по себе — почти анекдот. Сохранились свидетельства о том, как еще во времена Гражданской переписали либретто знаменитой оперы Глинки — действие перенеслось в тогдашнюю современность, Сусанин сделался передовым председателем сельсовета, а «русский царь», которого славят в финальном гимне, — «советским строем». А вот ляхи остались ляхами, поскольку как раз в то время польские паны запоминали конармейские наши клинки.

Хотя в целом первые два десятка лет советской власти Сусанин был в опале — до тех пор, пока интернационалистские ценности не потеснились ради патриотических. Только тогда в кинотеатрах стали крутить фильм Эйзенштейна про князя Александра Ярославича, а в Большом поставили «Жизнь за царя», переименованную, разумеется, в «Ивана Сусанина». Тогда же, в 1939-м, райцентр Молвитино сменил имя на Сусанино — район в те времена входил в Ярославскую область, теперь в Костромскую.

Адаптированный культ


Пожарная каланча Костромы — одна из главных ее достопримечательностей.

От областной столицы ехать сюда около часа — трясясь все это время по колдобинам, невольно задумаешься о двоякой роли извечного бездорожья в судьбе страны. Главная достопримечательность поселка городского типа — пятиглавая Воскресенская церковь XVII века: считается, что именно ее Саврасов изобразил на своей знаменитой картине с грачами. В советские времена в церкви было, сами понимаете, зернохранилище, с перестройки тут — музей, сами понимаете, сусанинского подвига. Экспозиция его хорошо иллюстрирует идеологический хаос, что царит в стране, исполняющей под сенью «власовского» триколора гимн на музыку «Союза нерушимого». Так, в Сусанино хранят истории доброй полусотни последователей здешнего героя. Таковыми числятся и уроженец Молвитино Осип Комиссаров, отведший руку Каракозова в момент выстрела в Александра II, и связной красных партизан Федор Гуляев, заманивший в алтайское болото 700 колчаковцев и удостоенный за это почетной фамилии Сусанин. Понимание, в чем, собственно, суть подвига — в спасении первого лица или в утоплении врагов — утеряно, но культ героя жив.

Нынче культ этот адаптирован к реалиям долгоиграющего туристического бума — и никого не смущает результат работы самого знаменитого русского гида. Не смущает и нынешняя точность «сусанинской» топографии — на фоне отсутствия каких-либо прямых документальных свидетельств о его деяниях. Современный турист в окрестностях Сусанино может посетить село Домнино, в котором народный герой жил (и, по одной из версий, похоронен — где-то возле более поздней, XIX века, Успенской церкви), краснокирпичную часовню на месте деревеньки по имени Деревеньки, откуда он был родом, и даже «место подвига И.Сусанина». Так гласит надпись на дорожном указателе посреди глухого леса — представьте себе эмоции водителя, занесенного сюда не по туристской надобности. Табличка указывает дорогу к большому валуну, на котором выбито без пояснений: «Иван Сусанин. 1613». Валун установлен на краю обрыва, с которого открывается вид на бескрайнее Исуповское болото — в нем, по легенде, и потопли поляки. По мосткам, проложенным через болото, ходят туристы, отважно доверившиеся наряженному Сусаниным гиду. В итоге они — туристы — оказываются куда осведомленней историков.

Искусство значимей факта


Воскресенская церковь XVII века: считается, что именно ее Саврасов изобразил на своей знаменитой картине с грачами.

Это вообще случается сплошь и рядом: есть ли дело тысячам романтических девиц, фотографирующим в Вероне «балкон Джульетты», до того, что балкон этот спроворили лишь в 1930-х? Искусство долговечней и значимей факта, литературные и оперные персонажи живей реальных, и про Ивана Сусанина любой школьник знает гораздо больше ученых придир, в распоряжении которых — лишь скудный набор сплошь косвенных свидетельств. Главное из таковых — грамота 1619 года: в ней царь Михаил Федорович жалует освобождение от податей зятю Сусанина Богдану Собинину — за то, что тесть его, «терпя от польских и литовских людей немереные пытки, про нас, великого государя, где мы в те поры были, не сказал».

Все прочее — легенда. И то, что великий государь (только что избранный Земским собором) с матерью, инокиней Марфой, в те поры были в Домнино. И то, что Сусанин вызвался отвести к ним польских и литовских людей, но повел врагов вместо этого в болото, а зятя Собинина послал к царю с предупреждением об опасности. И то, что лишь после этого Михаил Федорович с Марфой укрылись в Ипатьевском монастыре Костромы.

То есть в монастыре этом будущий царь с матерью действительно жили — еще с конца 1612 года; сюда, в Кострому, и прибыло в марте 1613-го посольство Земского собора с вестью об избрании 16-летнего Михаила царем. Ипатьевская обитель, в которой началась история династии (закончившаяся для пущего символизма в Ипатьевском доме), процветала еще раньше, при Годуновых. При Романовых же монастырь был в особом почете — не случайно центром празднования 300-летия их правления стала Кострома. Посчастливилось обители уцелеть и при большевиках, то есть уцелели строения (за вычетом взорванного храма Рождества Богородицы): монастырь, как и все прочие в СССР, был упразднен, приспособлен под общежитие и казарму и лишь при Хрущеве превращен в музей. При Путине монастырский комплекс целиком вернули церкви, выкинув музей без лишних церемоний.

Еще за пару лет до того, в 2002-м, сгорела уникальная деревянная Преображенская церковь XVII века, перенесенная на территорию монастыря из деревни Спас-Вежи. Деревню затопили в 1950-х при создании Костромского водохранилища. Церковь сгорела уже в то время, когда Новый двор Ипатьевского монастыря, где она стояла, принадлежал епархии.

Власти меняются, список потерь пополняется. Русская история non-stop.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
Туризм (просмотреть материалы рубрики: все | открытые)
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv