& Nr. 103 (4710)
от 27 августа
2014 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Июль, 2014 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



МНЕНИЯ

 Опрашивала Светлана Тимофеева

— Какое из произошедших с момента восстановления независимости событий было самым важным для латвийской бизнес-среды?

Леопольд МУЙЖНИЕКС, председатель правления Rīgas taksometru parks (таксомоторные перевозки):

— На мой взгляд, это то, что нам удалось сбалансировать заем валютного фонда и не попасть окончательно в лапы кредиторов. Естественно, это как обретение некоей стабильности отразилось на бизнес-среде положительно. Если бы такого хорошего исхода не случилось, сидели бы по уши в долгах, искали бы виновного, как всегда. Не нашли бы. Били бы себя в грудь и так далее. В 2009 году мы залезли в эту кабалу, в 2013–м вылезли. Еще не до конца, но уже получили возможность маневрировать капиталами, перестали падать вниз.

Илья ГЕРЧИКОВ, глава компании Dzintars (производство косметики и парфюмерии):

— Думаю, одним из главных событий было вступление в ЕС и потом — переход на евро. Эти взаимодополняющие факторы резко поменяли обстановку в стране. Изменения произошли во всех областях. Во-первых, мы перешли на документацию Европейского союза, что очень важно с точки зрения конкурентоспособности. Избавились от олигархии, от лата, который очень сильно тормозил развитие экономики Латвии. Не вступи мы вообще в Евросоюз, бандитский капитализм захлестнул бы нас до конца. Нет, я не считаю, что вступление в ЕС — манна небесная. Там гораздо больше минусов, чем кажется. Конечно, более развитые страны в этом союзе доминируют и используют периферийные страны на полную катушку. Конечно, ЕС — это особая субкультура, основанная на бесконечной погоне за прибылью. Утеря свободы личности, самостоятельности страны — один из минусов вступления туда. Но у нас не было выбора. Помните, что творилось? Мы были под управлением группы олигархов, которые делали, что хотели. Сейчас мы хотя бы можем пожаловаться Брюсселю. Лучше было бы стать нейтральной страной, но мы были слишком молоды для этого.

Киров ЛИПМАН, председатель совета Grindeks (производство фармацевтических препаратов):

— Главным событием, правда, со знаком минус, остается развал производства. Мы должны были жить лучше, чем Швейцария и другие развитые страны. Возможности, ресурсы были, и колоссальные. Мне жалко. И все производства были разрушены, по сути, из-за национального вопроса — чтобы избавиться от российских работников, чтобы они «уезжали домой» из Латвии. В результате страна сама погорела. Если бы у нас была одна национальность — латвиец, вы бы увидели, как русские стали бы преданы этой стране, как она поднялась бы. Если бы наши министерства состояли из профессиональных управленцев, все было бы совсем по-другому. У нас руководители государства идут по партийной линии! А они должны быть свободными людьми, у которых достаточно денег. Конечно, их подчиненные тоже не хотят размышлять, если руководство не знает, что с них спросить. Почему Америка имеет две партии, а у нас — 22? И все ходят — просят денег, помощи, поддержки... Это пародия. На мой взгляд, за все время независимости не было ни одного профессионального премьер-министра с четкой позицией. Так руководить государством нельзя! Стыдно за 20 лет не поднять такую страну.

Эдгар ШТЕЛМАХЕРС, председатель правления New Rosme (производство белья):

— Этим событием было присоединение к Евросоюзу и еврозоне. Для наших производителей открылся огромный рынок ЕС. Конечно, сначала, пока наши коммерсанты были еще слабы, выгоду получили крупные страны Старого Света. Условия в момент присоединения для нас были невыгодными — экономика не крепкая, а предприятия — не на таком уровне, как крупные западные компании. Конечно, у тех были и ресурсы, и знания для завоевания нашего рынка. Мы должны были попросить за это компенсацию, но на это наши политики оказались неспособны. Они не смогли даже договориться о конкурентоспособных условиях и поддержке наших крестьян по сравнению с остальными странами ЕС. Они не защитили наши интересы — может, английского не знали или в переговорах были не сильны?

Александр МИЛОВ, председатель совета LNK (многоотраслевой холдинг):

— Во-первых, это обретение независимости. Потом — вступление в ЕС. Именно жесткая политика брюссельских экспертов помогла нам выйти из кризиса, что стало большой удачей для нашей страны. И третье событие — присоединение к еврозоне. Конечно, это частичное делегирование своих полномочий надгосударственным органам. Но в то же время это средства для развития. Латвийский бюджет формируется по сути только из налогов, и та сумма, которая собирается, минимально покрывает потребности государства. На развитие денег нет и быть не может. А посмотрите: дома утепляются, строятся детские сады, создаются инфраструктурные проекты. Те, кто помнит, как выглядело государство в 1991-м, видят кардинальное различие. И это все финансируется из структурных фондов ЕС, которые составляют, не побоюсь этого выражения, четверть бюджета.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
Новости (просмотреть материалы рубрики: все | открытые)
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv