& Nr. 223 (2106)
от 15 ноября
2002 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Ноябрь, 2002 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Петерис Шмидре: "Давать кому-то взятки — это маразм"

етерис ШМИДРЕ, президент Латвийской телекоммуникационной ассоциации, утверждает, что, с одной стороны, работать в бизнесе сегодня стало проще, но с другой стороны, рынок стал плотнее, потому что конкуренция появилась практически во всех отраслях. После Нового года, предупреждает бизнесмен, в Латвии будет новая телекоммуникационная среда и обязательно появятся новые вопросы и проблемы.

 Наталья БАКАЛОВА

Петерис Шмидре: "Давать кому-то взятки — это маразм"

Удачная инвестиция

— Хотя вы и придерживаетесь принципа многопартийности, больше всего вы спонсировали партию "Новое время". Официально сообщалось, что вы перечислили на ее счет 25000 латов. Сейчас эта политическая организация сформировала правительство. Вы довольны результатом?

— Да. При всем уважении к предыдущему правительству и партиям, которые составляли тогда правящую коалицию, им не хватало здоровой альтернативы. И ее некому было составить. Я считаю, что г-н Репше создал серьезную альтернативную программу формирования государственной политики.

— В чем заключается альтернативность?

— В новом подходе к политике, к ее стилю и методам. Может быть, не таком меркантильном и больше направленном на решение общих государственных задач. Как бы это банально ни звучало, упрощаются схемы управления, в связи с чем повышается эффективность работы. Буквально по первым решениям сегодняшнего правительства видно, что оно сумело сделать такие шаги, которые не удавались предыдущим Кабинетам.

— Например, какие? И разве увеличение количества министерств можно назвать упрощением управления?

— От количества министерств эффективность управления не зависит. Я имею в виду, скажем, ситуацию с изменением в структуре Министерства внутренних дел. Поменялся подход в принципе. Или позицию по приватизации Latvenergo. К тому же это правительство было сформировано в рекордно короткие сроки. Еще недели не прошло, но примеров его положительной деятельности достаточно.

Прямая дорога

— Вас не пугает, что разногласия между составившими Кабинет партиями приведут к его развалу в конечном итоге?

— Все зависит от того, как будет проводиться политика. Если дорога прямая, свернуть труднее. Прежние правительства спотыкались на вопросах приватизации больших государственных предприятий, заключения госдоговоров, распределения госзаказов и т.д. Фундамент долгосрочности в том, чтобы это делалось просто, напрямую. Конечно, будет нелегко. Это понятно. Но не по той причине, которую все сегодня приводят, говоря, что пришли к власти люди без опыта. Господи, а предыдущие что, 100-летний политический стаж имели? Были учителями, барменами. Так что этот аргумент для меня неубедителен. Я думаю, что эти молодые ребята как раз более подготовлены к тому, чтобы принимать серьезные государственные решения, чем их предшественники.

Первая очередь

— С точки зрения предпринимателя, какие вопросы должно решить правительство в первую очередь?

— Любого бизнесмена такого уровня, как я, волнует, в общем-то, один вопрос: создание более платежеспособного рынка. Нам не хватает потребителей тех услуг, которые мы производим. Также для бизнеса плохо, что Латвия, по международным оценкам, долгое время занимает чуть ли не первое место по коррупции в мире. Конечно, есть те, кому важно получить заказ или выиграть какой-то конкурс у правительства или самоуправления по-левому. В этом случае, да, быстренько схватил арбуз, убежал, съел. Есть круг бизнеса, который с этим связан.

Что дает взятка? Приоритет в какой-то области на какое-то время. Но либерализация и глобализация идут такими темпами, что на долгосрочный серьезный бизнес это не влияет. Давать кому-то взятки — это маразм. Это мне не кажется серьезным делом.

— Так получается, что благодаря либерализации коррупция отомрет естественным путем?

— Не умирает она. Другое дело, что в Латвии вообще зашкаливает. Так нельзя. Больному надо помочь.

— Т.е. вы поприветствовали бы "чистки" чиновничьего аппарата, о которых сегодня много говорят?

— Это журналистская терминология — "чистка". Все не так просто. Нельзя говорить, что все плохие. В каждом конкретном случае надо разбираться.

Оценка климата

— Как бы вы оценили предпринимательский климат в Латвии?

— Мы стали цивилизованнее. Работать в бизнесе стало проще, но рынок стал плотнее, появилась конкуренция практически во всех отраслях. Если десять лет назад можно было начать торговать компьютерами и ни о чем не думать — и все было хорошо, то сегодня я не знаю, какой нормальный человек займется только этим видом деятельности. Бизнес надо строить умнее, крупнее, серьезнее. У нас очень развито лоббирование интересов крупных компаний в ущерб малым. Это есть везде в мире, но у нас больше. Тем не менее работать можно. В целом климат улучшается. В связи с грядущими переменами эта тенденция усилится.

Без иллюзий

— Законодательная база в целом в Латвии вас устраивает?

— Идеальных законов, наверное, не бывает, но если сравнивать закон и механизмы его выполнения, то лучше говорить о втором. Я не знаю, что надо сделать, чтобы хоть те законы, которые у нас уже есть, выполнялись. Тут настолько большая проблема, что какая буква закона куда неправильно вписана, в общем-то не важно. Конечно, и этим надо заниматься, но это не дело первостепенной важности. А вот вы не обратили внимания, кто больше говорит у нас о том, что законы не такие? Чиновники или бизнесмены? Вот именно, чиновники. Это же так красиво — закрыть свою бездеятельность тем, что закон не прав.

Вначале они утверждают, что законы плохие, потом их переделывают, а там, глядишь, следующее правительство пришло, и опять все по новой. С точки зрения бизнеса все равно — вор чиновник или идиот. Результат один и тот же. Проверять, кто он там на самом деле, должны государственные органы. А вот то, что решения не принимаются достаточно быстро, они непродуктивны и тормозят индивидуальное предпринимательское рвение, это преступление. А причина — или он взятку получил, или в школе недоучился, или просто ленивый — на эффект не влияет.

После монополии

— В начале года на собрании Латвийской телекоммуникационной ассоциации (ЛТА), президентом которой вы являетесь, было заявлено, что в отрасли необходимо разработать еще как минимум 50 нормативных актов. Насколько успешно ведется эта работа?

— Разработать документы должен был Регулятор общественных услуг. Летом мы выразили опасение, что полгода остается до отмены монополии Lattelekom, а основных правил игры нет. Телекоммуникационный бизнес — это не огурцы продавать, здесь нельзя начать работу завтра, требуется как минимум полгода подготовки. А чтобы готовиться, надо знать правила игры. Мы не критикуем Регулятор, но говорим: "Смотрите не затяните, не ошибитесь, вопрос серьезный".

— Они продвинулись как-то за это время?

— Да, сегодня нормативных документов больше, но сказать, что все ясно, еще нельзя.

— Сколько процентов не ясно?

— Меньше 50%, но в эту часть входят очень важные вопросы. Допустим, для получения лицензий, которые сейчас будут выдаваться, требуется подготовка бизнес-планов. А она невозможна без условий inter connect, одной из основных составляющих. Какие будут отношения у новых операторов с Lattelekom, с мобильными операторами и т.д.? Это основа бизнес-плана. По какой цене будет предоставляться международный трафик операторам, которые будут создавать новые сети? Эти решения должен принять именно Регулятор. Потому что Lattelekom как большой оператор будет выдвигать условия, которые ему выгодны. Это и настораживает всех остальных.

— Монополия будет отменена с 2003 года. Осталось полтора месяца. Регулятор успеет?

— С учетом Рождественских праздников — даже меньше. Будем надеяться, что успеет.

— А если все-таки не получится, то как будут развиваться события в следующем году?

— Ничего страшного не произойдет, просто мы затянем развитие целой отрасли ровно на то время, пока будут существовать нерешенные вопросы в регулировании этого направления бизнеса.

Новогодний "подарок"

— Является ли последний вариант Закона "О телекоммуникациях" удовлетворительным, или его еще нужно дорабатывать?

— После Нового года в Латвии будет новая телекоммуникационная среда, поэтому обязательно появятся новые вопросы, проблемы, которые нужно будет решать. Такая сфера, как телекоммуникации, на абсолютно свободном рынке — вещь серьезная и сложная. В странах, где уже существует свободный рынок, жестко работают все системы регулирования — сертификация оборудования, правила строительства и т.д. Вроде как особых условий для конкретного оператора не выставляется, но все законодательство создано так, что он совершенно четко понимает, как ему надо работать. У нас многие условия достаточно мягкие.

— Т.е. будет хаос?

— Вопрос, в какой степени. Но то, что он будет, это точно.

Хуже не будет

— Как, хотя бы приблизительно, будет развиваться новая телекоммуникационная среда?

— В первую очередь у нас появится большое количество так называемых виртуальных операторов. Это не операторы вообще, просто красивое название. Это дилеры по предоставлению телекоммуникационных услуг. Что это значит? Допустим, создастся какая-нибудь компания и предложит Lattelekom продавать трафик — или зарубежный, или местный, по 100000 минут в месяц, и за это попросит скидку.

Это совсем не плохо. В мире очень распространено. Там есть крупные операторы, которым выгоднее делегировать свои права каким-то маленьким фирмам, которые занимаются дилерством, заключением договоров, сбором денег и т.д. Потребителю хуже не будет. Может быть, даже лучше, потому что маленькая компания будет бороться за своего клиента, улучшать сервис и т.д. Но с точки зрения стоимости это многого не может дать, потому что в основе все равно будет цена, которую будет получать тот, кто предоставляет основные услуги, — оператор.

Вторая особенность — создание альтернативных, специализированных сетей на базе уже существующих. Они могут предоставлять трафик внутри себя и между собой. Latvijas dzelzcels, государственные предприятия, крупные коммерческие компании, банки имеют свои внутренние сети. Если они объединят их, то, чтобы звонить друг другу, им необязательно просить об этом Lattelekom.

Важные вопросы

— Это выгодно?

— В зависимости от того, сколько это будет стоить и сколько средств на это уйдет. С точки зрения технологии, это сложнее, но все возможно. Например, мы предоставляем услуги голосовой связи по кабельным сетям. Особенно большая сеть у нас в Риге. Мы охватываем где-то 150000 клиентов. Одновременно предоставляются услуги Интернета. Сети кабельного телевидения — достаточно хорошая среда для передачи быстрого Интернета. Если Lattelekom решает эти вопросы чисто технически сложно, потому что у них сети попроще, то для нас вопрос передачи данных просто решаем.

Следующий важный вопрос — предоставление международного трафика. Здесь ситуация складывается интересная. С одной стороны, у нас вроде как есть альтернативные выходы по оптическим линиям за рубеж, но из них один вариант принадлежит Telia, другой — Lattelekom. После объединения они эти провода могут связать вместе, тем более что потенциал в тех линиях связи огромный, и обеспечить весь трафик. Но, зная политику Lattelekom и Tilts Communications, надеяться здесь не на что. Если альтернативной системы связи не будет, то цены они не понизят, будут брать столько, сколько смогут. Поэтому альтернативный вариант обязательно должен быть. И первыми, я думаю, появятся системы связи, которые будут передавать данные по эфиру. Это быстрее. Эти возможности сегодня есть у мобильных операторов, у радиотелецентра и т.д. Но как бы технологии ни развивались, по качеству, скорости связи и т.д. самым основательным, быстрым и надежным будет кабель. Потом — наземная эфирная связь по радиорелейным линиям, и третье — спутниковая связь, но там встает вопрос задержки во времени.

На пользу потребителю

— Потребитель в новой среде лучше себя будет чувствовать?

— Любая конкуренция потребителю на пользу. Но неограниченная конкуренция не очень хорошо влияет на качество.

Я не думаю, что кто-то возьмется сегодня за создание еще одного Lattelekom. Поскольку раньше связь была государственной отраслью, то было одно предприятие, которое занималось всем: голосовой связью, передачей данных, международной связью, и телефоны сами продавали. А Lattelekom сейчас даже компьютеры реализует. Заниматься созданием второго такого предприятия, наверное, неестественно. Но будут компании, которые станут более-менее успешно работать в каждом из названных направлений. И вот их комбинация и должна составить альтернативу Lattelekom.

Услуги под контролем

— Регулятор общественных услуг сможет контролиролировать эту ситуацию?

— Обязан.

— Но потенциал у него есть? Многие критикуют его деятельность, и высказывается даже мнение, что регуляторов должно быть несколько.

— Это как с количеством министерств. Можно говорить, сколько бюджетных денег тратится на содержание аппарата, но это демагогия. В Министерстве сообщения при тех оборотах, которые делают предприятия транспорта и связи, говорить о том, что чиновники себе баню построили... Это нехорошо с моральной точки зрения. С финансовой точки зрения их баня — такая ерунда. Пусть плавают, лишь бы нормальные решения принимали. Мне все равно. Но если они плавают и решения принимают не те, вот это уже проблематичнее.

Потенциал у Регулятора есть. Там люди понимают, о чем идет речь. Однако захотят они или не захотят это делать, другой вопрос. Это как в политике. Есть решения популярные и непопулярные. Принимать непопулярные решения, да еще если они касаются крупного бизнеса, всегда тяжелее. Это проблема любого из наших чиновников. А Регулятор как раз и должен принимать непопулярные решения. Он обязан создавать условия для нормальной конкуренции, т.е. не давать прижимать рынок крупному бизнесу, держать его в руках. Ситуация очень сложная. Не принято принимать решения, которые невыгодны крупному бизнесу. А уж если он иностранный, тут вообще...

Юридически Регулятор независим, руки у него не связаны. Будет ли на него оказываться влияние, надо посмотреть. Очень быстро уже все произойдет.

— Пока есть опасения, что все будет складываться не очень хорошо?

— Есть. Опыт подсказывает — десять лет работы на этом рынке.

Лобби в думе

— Некоторое время назад в ЛТА велись активные разговоры о создании всерижской системы кабельного телевидения. Сейчас эта тема актуальна?

— Года два назад был разговор о проведении конкурса. Тогда отдельные представители Рижской думы, которые лоббировали определенные интересы, просто взяли и сорвали этот конкурс. Вся комиссия проголосовала "за", кроме депутата думы. Его голос ничего не решал. И тогда он заявил министру сообщения, что он представлял не себя, а всю Рижскую думу, и она в этом конкурсе участвовать не будет. В итоге сегодня телекоммуникационная сеть думой создается по новой, но сигнал идет по эфиру, что стоит достаточно дорого. Бог им или Народный контроль судья. Но я считаю, что хороший проект так и не был осуществлен. Конкурс не закончился, все повисло в воздухе. Мы можем предоставлять эти услуги, но муниципалитет создает еще одного конкурента по передаче данных. И зачем самоуправлению тратить свои деньги, когда сети уже существуют, не совсем понятно. Да это не единственный случай.

Имя на бумаге

— Вы являетесь совладельцем фонда Kurzemei, который собирался военный городок в Скрунде превратить в комплекс отдыха. На какой стадии эти планы?

— Понятия не имею. В принципе, дело было так. Пришли и сказали: "Фонд — это хорошо, надо помочь, давайте вступим". И все. Каких там только проектов не было! Но никакого серьезного основания под ними нет. А вот то, что в ряде случаев работники мое имя использовали для того, чтобы подкрепить какие-то проекты, это уже совсем нехорошо, но это внутреннее дело. В целом идея хорошая.

— Вы родились в Латгалии. Не хотите создать фонд Latgalei? Этому региону помощь точно нужна.

— Из Kurzemei сделать Latgalei и начать все сначала? Я не знаю. Если появится какая-то структура, которая будет работоспособной и будет реально какие-то проекты осуществлять, я, конечно, ее поддержу. Но самому что-то делать на уровне общественных организаций? У меня другое хобби есть.

— Коневодство?

— Да.

— Есть шанс, что оно в Латвии разовьется как отрасль?

— Пока то, что делается серьезно, более-менее индивидуально. Хотя и отрасль в целом поддерживают индивиды. В Америке, например, программное обеспечение на высоком уровне потому, что там есть Билл Гейтс. Я думаю, что Латвия — крестьянская страна. Люди сильно связаны с землей и природой. Есть в них основательность. Исторически в Латвии развивалось сельское хозяйство, и это должно продолжаться.

Европейский контекст

— Но сейчас, в свете вступления Латвии в ЕС, существование сельского хозяйства ведь под угрозой?

— Оно под угрозой вообще в Европе. Мир не успевает перестраиваться за технологическим прогрессом. Сегодня гораздо меньшее количество занятых в сельском хозяйстве может обеспечить население необходимым продуктом. Но люди по инерции живут так, как сложилось. Конечно, вопрос насчет квот серьезный. Все сейчас подняться с мест и уехать из села не смогут, тем более что и идти-то некуда. Я считаю, что пахать и сеять человек должен для себя. Если он пытается что-то произвести для продажи, то у него нет сбыта.

— В целом вступление в ЕС вы поддерживаете?

— Я принципиально против такой формулировки: "Нам нужно вступление в ЕС или не нужно?" Я понять не могу, почему и правительство так говорит. Это напоминает вопрос: "Есть жизнь на Марсе или нет?" Надо изменить установку. Мы не за вступление в ЕС, а за повышение благосостояния народа через вступление в Евросоюз. Нам не ЕС, не флаг, не евро нужны, а чтобы люди хорошо жили. Так ведь? А вот когда ставят во главу угла механизм, не говоря о цели, это глупо. То же самое с НАТО. Если мы — за надежную защиту своих границ, а этого можно достичь путем вступления в альянс, тогда понятно.

В конце концов экономисты взяли бы да посчитали, что значит вступить в ЕС. Какие изменения произойдут на рынке, что это для нас значит? Люди ведь не против. Только расскажите им, что будет. Уже даже готовые примеры есть. Латвия не первая к этому готовится.

Две стороны мира

— Сегодня для многих бизнесменов актуален вопрос сотрудничества с Россией. Как вы оцениваете этот рынок?

— Нет перспективнее дела для Латвии, чем поддерживать равномерные экономические и торговые отношения с обеими от нас сторонами. Здесь пункт связи с Востоком и Западом. Но я против перекосов, нельзя допускать зависимости в крупных отраслях от России, Швеции, Германии, Америки или еще кого-нибудь. Это обязанность государства. Раз уж мы провозгласили независимость, так давайте теперь ее сохраним. Но здесь вопрос сложный. Сотрудничать маленькому с большим и не становиться при этом зависимым — непросто, но возможно. Масса европейских государств, которые не являются членами ЕС, являются тому примером.

— Вы не пробовали выходить на рынки России?

— Нельзя сказать, что мы очень пытались. Но один проект пошел достаточно хорошо. У него большая перспектива. Это наш фильмовый канал TV-XXI. В Восточной Европе его через сателлит получают 250 кабельных операторов.

Подарок русскоязычным

— Успешно ли, на ваш взгляд, происходит интеграция в Латвии?

— Я русско-латышский человек, с двумя культурами. Национальный вопрос, будем называть вещи своими именами, достаточно тонкий, сложный, и нельзя с ним обращаться грубо. А политики, как с одной, так и с другой стороны, подчас его используют как флаг. Это плохая игра. О России, к сожалению, тоже в этом смысле не могу сказать ничего хорошего. Я представляю, как в российских СМИ описывают ситуацию в Латвии. Русскоязычным людям, которые живут здесь, от этого только хуже. Что получает русский ребенок сегодня в Латвии, если он не знает латышского языка? Само общество здесь, без каких-то законов и проблем, отдает детей в латышские школы. Я считаю, что перевод школ на латышский язык — это подарок для русскоязычного населения. Потому что таким образом детей делают полноценными для жизни в этой стране. Я понимаю, что этот шаг, может быть, жестковат, но он направлен на интеграцию. Язык надо знать профессионально, он должен быть рабочим. На дискриминацию как раз ориентированы те, кто против перевода. Они хотят, чтобы все русскоязычные уехали отсюда на Урал.

Петерис Шмидре

Родился 7 апреля 1958 года в Ливанах.

1980 г. — окончил факультет радиотехники и связи РПИ.

1978-1982 гг. — инженер-конструктор конструкторского бюро "Орбита" Рижского радиозавода.

1982-1989 гг. — общественная работа в комсомольских и партийных организациях.

1989-1991 гг. — инженер Латвийского государственного радиотелевизионного центра.

С 1991 г. — гендиректор предприятий группы Baltcom.

С 1991 г. — президент Латвийской телекоммуникационной ассоциации.

1998 г. — президент ООО Baltcom GSM.

10.2000 г. — подписал договор о продаже Baltcom GSM.

По данным энциклопедии "Кто есть кто в Латвии"
и архива агентства LETA

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv