& Nr. 250 (1883)
от 21 декабря
2001 года
«Бизнес & Балтия»
В номере
 
Издания
 
Календарь
<< Январь, 2002 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
 
GISMETEO.RU:погода в г. Рига





www.eursa.org

smi.ru

Российский Деловой Портал 'Альянс Медиа'



Коммерческий закон принят. Вопросы остались

чера депутаты Сейма Латвии отложили вступление в силу Коммерческого закона (КЗ) еще на год — до 1 января 2003 года. Действительно, некоторые вопросы как были, так и остались в КЗ без ответа.

 Ольга ЛУКАШИНА

Что делать правлению?

Прежде всего — о самом наболевшем. Как известно, КЗ вводит контроль за деятельностью убыточных фирм. Таких в Латвии немало. Из-за огромных налогов, которые приходится платить в бюджет, наши фирмы активно занимаются поисками путей искусственного занижения прибыли. На этом поприще многие "перебарщивают", и в их балансе появляются непомерные убытки и столь же немалые займы участников общества родному детищу. Сегодня такое положение никому ничем не грозит. Но по КЗ ситуация меняется.

Закон вводит ряд ограничений на деятельность убыточных АО и ООО. Во-первых, это ограничение на начисление и выплату дивидендов, в т.ч. прошлых лет (ст. 161, ч. 4). Во-вторых, это запрет на выплату ликвидационной квоты или на выплату участнику стоимости его доли при выходе из общества и соответствующем снижении основного капитала (ст. 182). В-третьих, это необходимость принятия срочных мер по покрытию убытков, если их величина достигает половины основного капитала ООО (ст. 219) или АО (ст. 271). В этой (последней из вышеупомянутых) ситуации правление общества должно срочно собрать собрание участников. А они, в свою очередь, должны принять решение о том, что делать в этой неприятной ситуации. КЗ в новой, измененной редакции не дает участникам ООО никаких рекомендаций на этот счет (ст. 219). А для "акционерок" предлагается целых четыре варианта решения проблемы (ст. 271).

Отметим еще раз главное: решение о способе покрытия убытков должно принять собрание участников. Но ответственность за убытки несут все члены исполнительных институций общества — правления и совета (ст. 169, п. 1). Причем эта ответственность является солидарной. В соответствии с Гражданским законом ЛР это означает, что к любому из них (солидарных должников) можно предъявить иск на возмещение полной суммы убытков. Ситуация осложняется еще и тем, что право на подачу иска к членам правления получают и неудовлетворенные кредиторы, т.е. СГД, банки, партнеры и т.д.

Вполне вероятен такой сценарий развития событий. Общество имеет убытки. Большие. Правление собирает собрание участников. А собрание не принимает никакого решения об их покрытии. Ни денег в подарок давать не хочет (т.к. это — опять налоги!), ни снижать основной капитал. Ведь бывает, что снижать его уже некуда. Да и вообще, с какой стати терять часть стоимости своей доли в капитале? Закрываться тоже нужным не считает. Поэтому собрание говорит правлению, чтобы, мол, работали спокойно и больше участников по таким пустякам не тревожили. Что в этой ситуации делать правлению? Кто застрахует его членов от риска платить по иску, теряя все свое имущество и имущество своей семьи?

Можно было бы обратиться в Коммерческий регистр, чтобы он созвал собрание и заставил участников что-либо предпринять. Но такое право КЗ дает лишь участникам общества, но не правлению.

Можно было бы переложить ответственность за убытки с правления на участников общества. Но КЗ освобождает членов исполнительного органа общества от ответственности лишь в том случае, если они действуют на основании ЗАКОННОГО решения собрания. А в нашем случае оно явно незаконно.

Ответственность за членами правления и совета сохраняется в течение 5 лет после возникновения "провинности". Таким образом, даже уход с должности для членов правления в этой ситуации остается весьма сомнительным выходом. К тому же снять с себя полномочия без согласия собрания непросто.

Так что решали-решали депутаты, но так ничего по этому поводу и не решили. Вопрос остался без решения.

Возможна ли капитализация долгов?

Из текста КЗ изменениями исключены все нормы, регламентировавшие порядок капитализации кредиторских задолженностей (ст. 197, ч. 4; ст. 254, ч. 2, п. 4; ст. 256). Теперь неясно, может ли кредитор ООО или АО отказаться от получения долга и взамен получить доли в капитале (акции). С одной стороны, теперь закон такой возможности не предоставляет. С другой стороны, вряд ли можно запретить провести данную операцию обходным путем. Например, используя сделку мены (право на получение долга меняется на право быть участником общества) или зачета. В последнем случае в правилах увеличения основного капитала заявляется доля участника, т.е. возникает подписанный, но не оплаченный капитал. В учете возникает дебиторский долг, который затем гасится зачетом кредиторских обязательств фирмы.

Складно и красиво. Но непонятно, позволит ли коммерческий регистр проведение таких сделок. Вполне может запретить. Ведь в основной капитал можно вкладывать "любые телесные и бестелесные вещи" (ст. 153, ч. 1). Причем вклады в денежной форме не подлежат оценке экспертами регистра (ст. 154), а вклады в имущественной форме эту процедуру предусматривают. Приравнивание капитализации долгов к имущественным вкладам в КЗ отменено (ст. 197, ч. 4). Но к денежному вкладу капитализацию тоже вряд ли отнесешь. Вопрос остается пока без ответа.

Вкладывать ли интеллектуальную собственность?

Примерно такая же ситуация и с интеллектуальной собственностью. КЗ о ней не упоминает вовсе. Ни слова не сказано о ней и в изменениях. Сначала все считали, что интеллектуальная собственность может попасть в основной капитал. Ибо ее можно считать телесной или бестелесной вещью. Затем возникали сомнения. Во-первых, найдется ли эксперт, который согласится дать денежную оценку, например, дизайн-проекту, товарному знаку или методике обучения? Ведь ему (эксперту) придется нести полную ответственность за правильность оценки (ст. 154, ч. 6). Поди потом докажи, что убытки у ООО или АО возникли не из-за неверной оценки товарного знака (никто не хочет его покупать у обанкротившейся фирмы), а из-за неумения правильно использовать его. Во-вторых, существует позиция юристов, согласно которой часть "Вещное право" Гражданского закона не может в полной мере распространяться на интеллектуальную собственность, поэтому ее вряд ли в этом плане можно считать вещью. И тут уже неважно, имеет ли она телесную форму или нет. И, наконец, в-третьих. В интервью представитель регистра высказался, что вряд ли они будут принимать и регистрировать интеллектуальные вклады в основной капитал коммерческих обществ.

Так можно или нельзя рассчитывать на эту форму вклада? Ответа опять нет.

Кто назначает прокуриста?

Прокурист — новый термин в нашем законодательстве (ст. 34-39 КЗ). Это лицо, которое имеет право от имени коммерсанта заключать сделки и вообще представлять его в отношениях с третьими лицами. В отличие от членов правления, которые представляют общество на основании закона, прокурист действует на основании договора. В КЗ сказано, что "прокуру может выдать только коммерсант или его законный представитель..." (ст. 35, ч. 1). Что означают слова о том, что прокуру выдает коммерсант? Если под коммерсантом понимать ООО или АО, то кто выдает прокуру? Собрание участников или правление? Ясно, что правление — это законный представитель коммерсанта. Но вряд ли только наемный директор (правление) будет единолично решать, выдать ли прокуру участнику общества, назначившему его на эту должность. И потом, по КЗ прокуру выдает не только "законный представитель" коммерсанта, но и сам коммерсант. Если последний является лицом юридическим (а не физическим), то у него нет ни рук, ни ног, ни головы. Выдать прокуру юридическое лицо может лишь прибегая к помощи лиц физических. Кто они? Участники собрания или все же только члены правления? Ясного и убедительного ответа пока нет.

Ответы знают эстонцы

Коммерческий кодекс Эстонии (ККЭ) за 7 лет своего существования подвергался изменениям неоднократно. Причиной поправок была практика хозяйствования, порождающая множество вопросов. На большинство из них Коммерческий кодекс Эстонии уже дает ясные ответы. Почему бы нашим законодателям при доработке закона не обратиться к опыту соседей?

На все поставленные в этой статье вопросы эстонцы ответы имеют. Да и на другие тоже.

Так, например, что делать правлению, если собрание участников не хочет принимать мер по улучшению финансового состояния общества и оно продолжает ухудшаться? Ответ: предприятие будет закрыто по решению суда. Кто назначает прокуриста? — Собрание участников. Можно ли капитализировать долг? — Да, если его оформить как "обменное долговое обязательство". По поводу интеллектуальной собственности ККЭ молчит, но все, что вносится в основной капитал иначе, чем деньгами, здесь называется очень ясно — "неденежный вклад". Его оценка является обязательной. Кроме того, оценка проверяется аудитором.

Хотелось бы верить, что латвийским бизнесменам не придется ждать ответов на свои вопросы еще 7 лет.

Комментарий редактору | Распечатать | В "портфель" | Послать
Оцените статью

 
 
 
  
О нас | Редакция | Реклама главная | Карта сайта

Copyright © 2003, "Бизнес&Балтия", Developed by Front.lv
Копирование и распространение любых материалов, размещенных на сайте,
без письменного разрешения редакции запрещено.
При ретранслировании материалов обязательна гиперссылка на источник www.bb.lv